М. Буравой Что такое Россия и куда она движется? После отмены советского строя на протяжении десяти лет наблюдался беспрецедентный экономический упадок. Картина




Скачать 493.78 Kb.
НазваниеМ. Буравой Что такое Россия и куда она движется? После отмены советского строя на протяжении десяти лет наблюдался беспрецедентный экономический упадок. Картина
страница8/8
Дата публикации01.04.2016
Размер493.78 Kb.
ТипДокументы
edushk.ru > Экономика > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8
Литература

  1. Ashwin, Sarah. «Redefining the Collective: Russian Mineworkers in Transition». Pp.245-272 in ^ Uncertain Transition edited by Michael Burawoy and Katherine Verdery. Lanham, Maryland: Rowman and Littlefield, 1999.

  2. Bendix, Reinhard. Work and Authority in Industry. New York: John Wiley, 1956.

  3. Block, Fred and Margaret Somers, «Beyond the Economistic Fallacy: The Holistic Social Science of Karl Polanyi». Pp.47-84 in Vision and Method in Historical Sociology edited by Theda Skocpol. Cambridge: Cambridge University Press, 1984.

  4. Idem, «Speenhamland, Perversity, and Naturalism: Ideational Embeddedness in Welfare Reform». Unpublished MS, 1999.

  5. Bryant, Christopher and Edmund Mokrzycki. «Introduction: theorizing the changes in East-Central Europe». Pp.1-14 in The New Great Transformation edited by Christopher Bryant and Edmund Mokrzycki. London: Routledge, 1994.

  6. Burawoy, Michael. «The State and Economic Involution: Russia through a Chinese Lens». World Development 24(1996):1105-17

  7. Idem, «Industrial Involution: the Russian Road to Capitalism». Pp.11-57 in A La Recherche des Certitudes Perdues, edited by in Burgit Müller. Berlin: Centre Marc Bloch, 1996.

  8. Idem, «The Soviet Descent into Capitalism». American Journal of Sociology 102 (1997): 1430-44.

  9. Burawoy, Michael and Pavel Krotov. «The Economic Basis of Russia's Political Crisis». New Left Review 198 (1993): 49-70.

  10. Idem, «Russian Miners Bow to the Angel of History». Antipode 27(1995): 115-36.

  11. Castells, Manuel. The Information Age, Volume I The Rise of Network Society. Cambridge, MA and Oxford, England: Blackwell, 1996.

  12. Idem, The Information Age, Volume II The Power of Identity. Cambridge, MA and Oxford, England: Blackwell, 1997.

  13. Idem, The Information Age, Volume III End of Millennium. Cambridge, MA and Oxford, England: Blackwell, 1998.

  14. Castells, Manuel and Emma Kiselyova, «Russia and the Network Society: An Analytical Exploration». Paper Prepared for the Conference on «Russia at the end of the 20th. Century», School of Humanities, Stanford University, 5-7 November, 1998.

  15. Clarke, Simon (ed.). Management and Industry in Russia: Formal and Informal Relastions in the Period of Transition. Brookfield Vt.: Ashgate, 1995.

  16. Cohen, Stephen, F. Rethinking the Soviet Experience. New York: Oxford University Press, 1985.

  17. Fanon, Frantz, The Wretched of the Earth. New: Grove Weidenfeld, 1991 (1963).

  18. Geertz, Clifford, Agrarian Involution (Berkeley: University of California Press, 1963).

  19. Glasman, Maurice, «The Great Deformation: Polanyi, Poland and the Terrors of Planned Spontaneity». Pp.191-217 in The New Great Transformation edited by Christopher Bryant and Edmund Mokrzycki. London: Routledge, 1994.

  20. Gramsci, Antonio. Selections from the Prison Notebooks, edited and translated by Quintin Hoare and Geoffrey Nowell Smith. New York: International Publishers, 1971.

  21. Humphrey, Caroline. «’Icebergs’, Barter, and the Mafia in Provincial Russia». Anthropology Today 7 (2) (1991): 8-13.

  22. Kagarlitsky, Boris. The Disintegration of the Monolith. London, Verso, 1992. Chapter 6.

  23. Kitching, Gavin. «The Development of Agrarian Capitalism in Russia 1991-97: Some Observations from Fieldwork». The Journal of Peasant Studies, vol. 25, no. 3 (April, 1998), pp.1-30.

  24. Kornai, Janos. The Economics of Shortage. (Two volumes). Amsterdam: North Holland Publishing Company. 1980.

  25. Ledeneva, Alena. Russia’s Economy of Favours: Blat, Networking and Informal Exchange. Cambridge: Cambridge University Press, 1998.

  26. Lewin, Moshe. The Making of the Soviet System. New York: Pantheon Books, 1985.

  27. Migdal, Joel. Strong States and Weak States: State-Society Relations and State Capabilities in the Third World. Princeton: Pribcerton University Press. 1988.

  28. Murrell, Peter. «Can neoclassical economics underpin the reform of centrally planned economies». Journal of economic Perspectives, vol.5, no.4 (1991), pp. 59-78.

  29. Idem, «Evolution in economics and in the economic reform of the centrally planned economies», in Christopher Clague and Gorden C. Rausser (Eds.), The Emergence of Market Economies in Eastern Europe (Oxford: Basil Blackwell, 1992a), pp. 35-54.

  30. Polanyi, Karl. The Great Transformation: the political and economic origins of our time. Boston: Beacon Press, 1957 [1944]

  31. Stark, David and Lazslo Bruszt. 1998 Postsocialist Pathways: Transforming Politics and Property in East Central Europe. Cambridge: Cambridge University Press.

  32. Verdery, Katherine. What was Socialism, and What Comes Next? Princeton: Princeton University Press, 1996.

33. Woodruff, David. Money Unmade: Barter and the Fate of Russian Capitalism. Ithaca, Cornell University Press, 1999.


1. Слово «инволюция» (от лат. involutio – свертывание) в русском языке до сих пор использовалось только в качестве специального термина в медицине, биологии и математике. Сама суть этого понятия, общая для всех перечисленных наук, описывается словами «обратное развитие, возвращение». «Инволюция» в переводе с английского означает «закручивание спиралью, запутанность». Представляется, что это понятие оказывается в результате достаточно емким, чтобы, вслед за автором данной статьи, а также другими социологами (см. ниже), привлечь его и в социологию. Думается, наиболее точный смысл, вкладываемый автором статьи в термин «инволюция», можно понять, если учесть оба значения слова – прямое английское и то, что уже сформировалось в русском научном языке. - Прим.переводчика.

2. Автор выражает благодарность Фреду Блоку и Эрику Райту за их комментарии к предыдущим версиям этой статьи.

Впервые русский перевод данной статьи опубликован в журнале «Рубеж» за 2000 г., №15. Статья печатается повторно с разрешения издательства и автора.

3. Поланьи использовал понятие «социализм» в определенной мере двусмысленно. Когда он говорил о Советском Союзе как «социалистическом», он однозначно имел в виду формацию особого типа. Обычно же он определял социализм как «тенденцию, присущую [sic] промышленной цивилизации, направленную на одоление саморегулирующегося рынка сознательным подчинением его демократическому обществу» (с. 234). Эту форму он часто называл «демократическим социализмом». В этом – как это часто и случается – его точка зрения подобна позиции Грамши, считавшего социализм «исчезновением» государства, когда гражданскому обществу предоставляется возможность цвести на свободе.

4. Я использую понятие «государственный социализм» как аналитический термин для описания Советского Союза и его сателлитов, оставляя термин «коммунизм» в качестве идеологического понятия.

5. Поланьи (с. 40-41) утверждает, что машинное производство требовало расширения рынка – увеличения и предложения, и спроса на продукты. Рыночное общество, следовательно, являлось наиболее значимой чертой промышленной революции. В результате, однако, он рассматривал рынок только как необходимое условие экономической трансформации. Он не задавался вопросом, являлось ли это условие достаточным, а именно этот вопрос ставит недоразвитие периферии.

6. Как Поланьи покажет позднее, такое экономическое развитие позволило Англии и Соединенным Штатам избежать фашистского решения проблемы рыночного кризиса, чего не смогли менее развитые страны: Германия, Австрия и Италия (с. 230, 234).

7. Я заимствую понятие «инволюция» из исследования Гиртцем [18] яванского сельского хозяйства. Он определяет инволюцию как «доведение некоей традиционной формы до состояния истощения таким образом, что она становится обездвиженной вследствие чрезмерного усложнения частей» (с. 63). Сельскохозяйственная инволюция – это результат усиленного навязывания капиталоемкой культуры, предназначенной на экспорт (сахарный тростник), взамен местной традиционной трудоемкой культуры, выполняющей функцию обеспечения существования (рис-падди). Такая инволюция имеет три особенности: интенсификацию производства, усложнение существовавших прежде форм производства и уравнительное распределение задач. Я применил данное понятие к российской действительности, освободив его от статики [6,7,8].

8. Разумеется, любая динамичная экономика неизбежно подразумевает разрушение отжившего, однако она подразумевает и появление новых форм производства – Шумпетер назвал это волнами созидательного разрушения. Российские реформаторы запрограммировали безудержное разрушение всего связанного с коммунизмом, выдвигая этот тезис как необходимую предпосылку для того, чтобы рынок сам заработал волшебным образом. Они не позаботились об институциональных условиях взращивания капиталистического производства, а ведь рынок не может функционировать в институциональном вакууме.

9. В 1795

9. В 1795 г. в Англии была введена так называемая система Спинхемленда: местный приход за свой счет увеличивал заработную плату сельскохозяйственным работникам, чтобы их доход соответствовал высоким ценам.

10. И даже здесь ситуация меняется. Поскольку у федерального правительства больше нет фондов для выполнения своих обязательств, оно дает предприятию-кредитору возможность не платить (федеральные) долги по налогам других предприятий, ибо те впоследствии снабжают первое эквивалентными товарами и услугами.

11. Конечно, возникает проблема сопоставления относительно краткого промежутка времени в 8 лет с более длинным периодом, о котором рассуждает Поланьи. Разумеется, существует вероятность того, что Россия встанет на ноги; однако все долгосрочные прогнозы, основанные на объемах инвестиций (производственного и инфраструктурного характера) и темпах институционального роста, заставляют предположить обратное: Россия крепко увязла в сетях инволюции.

12. Морис Глазман [12] однозначно делает вывод в таком ключе, рассуждая о Польше. Его осуждение коммунизма и порождаемого им социального атомизма носит столь крайний характер, что он не находит объяснения возникновению профсоюза «Солидарность», который для него явился апофеозом социального сопротивления. Идя за Поланьи след в след, он попадает совершенно в ту же cul de sac (ловушку): клеймя то, что ненавидит, он оказывается не в состоянии объяснить то, что ему дорого.

13. Проводя параллели между Спинхемлендом и коммунизмом, я имею в виду только систему распределения труда и вознаграждения за него. Для Поланьи Спинхемленд означал последний бастион сопротивления саморегулирующемуся рынку, ибо все прочие факторы производства были уже овеществлены. Коммунизм, или точнее государственный социализм, представлял собой деовеществление всех факторов производства, а не только труда.

14. Поланьи выразительно пишет об этой дилемме: «Если Спинхемленд препятствовал появлению рабочего класса, то теперь трудящаяся беднота складывается в такой класс под давлением невидимого механизма. Если при Спинхемленде о людях заботились так, как не заботились бы ни об одном ценном звере, то теперь от них ожидают, что они сами позаботятся о себе. Если Спинхемленд означал уютную нищету деградации, то теперь рабочий класс остался в обществе без крова. Если Спинхемленд возложил чрезмерную нагрузку на общину, семью и сельскую местность, то теперь человек отделен от дома и родни, оторван от своих корней и всей значимой для него среды. Одним словом, если Спинхемленд означал гниение от обездвиженности, то теперь опасность – в гибели от незащищенности» (с. 83).

15. Из рассуждений Грамши я заимствую три уровня складывания класса: первый – корпоративное сознание зачаточного уровня; второй – экономический класс и третий – политический класс, или класс-гегемон. Грамши волнует вопрос, при каких условиях возникает класс-гегемон, почему он не возник в Италии и каким образом из всего этого получился фашизм. Сопоставительные размышления Грамши придают новую форму анализу Поланьи и его выкладкам, позволяя оценить особенности сегодняшней России.

16. Приходит на ум описание Фаноном африканской «национальной буржуазии»: это придаток международного капитала – паразитический, занимающийся подражательством и посредничеством.

17. Я благодарен Эрику Райту, убедившему меня в том, что классовые интересы торгового и промышленного капитала различны, а мощь рычагов давления является необходимым условием для эффективной мобилизации рабочего класса.

18. «Слишком узкое понятие интереса должно в конечном итоге привести к искаженному видению социальной и политической истории, ибо ни одно чисто денежное определение интереса не учитывает ту жизненно важную потребность в социальной защите, забота о которой обычно падает на лиц, представляющих общие интересы сообщества, т.е., в современных условиях, лиц, стоящих у власти» (с. 154).

1919. фр. правом на существование, основанием.

20. Блок и Сомерс проводят параллели между точкой зрения Поланьи на государство (оно тяготеет к двум противоположным принципам, требующим взаимного примирения) и марксистскими теориями государства, в которых также признаются оба эти принципа – накопление и законодательство. Ирония в том, что марксизм 70-х видел в этих противоположных функциях государства залог конца капитализма, в то время как в действительности они находились во взаимном согласии; Поланьи же полагал, что эти принципы можно было примирить между собой, в то время как в действительности они оказались настолько враждебными друг другу, что смели целую цивилизацию!

21. Вообще-то его анализ во многом повторяет объяснение классов как политических образований, данное Грамши. Когда Поланьи утверждает, что классы имеют политический вес, только если они представляют общий интерес, то он просто перенимает понятие класса-гегемона Грамши. Между этими подходами есть, однако, и принципиальное различие. Под общим или народным интересом Грамши понимает нечто идеологически сконструированное на материальной основе, в то время как Поланьи считает, что такой интерес соотносится с чем-то реально произведенным из метафизической основы! Если классовый анализ Поланьи выиграл бы, знай он о рассуждениях Грамши о гегемонии, то анализ Грамши также обогатился бы точкой зрения Поланьи на причины и пути развития общества. Грамши просто отмечает историческое возникновение и громадное значение гражданского общества, однако он не задумывается о его происхождении, а именно этим сильны рассуждения Поланьи.

22. В трилогии Мануэля Кастелльса «Информационная эпоха: экономика, общество и культура» прекрасно изложена позиция, которую я здесь предлагаю. Особенно см. его рассуждения о России в томе III, а также в недавно вышедшей его совместной с Эммой Киселевой работе «Россия и сетевое общество: аналитическое исследование».

23. Как говорил Мигдал, проблема постколониализма состояла не в слабости общества перед лицом значительно более сильных государств, а в способности общества сопротивляться изменениям и регулированию со стороны государства.

24. В этом логика рассуждений Поланьи созвучна мыслям таких выдающихся ученых, как Моше Левин, Стивен Коэн и Исаак Дойтчер. Однако все интеллектуальное поле как целое остается во власти тоталитарной модели, семена которой были разбросаны по страницам «Коммунистического манифеста», а Ленин и затем Сталин лишь взрастили их. Ни один их них не был оригинален.

25. Речь идет о социальных реформах, проведенных по инициативе Роберта Оуэна в начале XIX века в городке на юге Шотландии – Новом Ланарке (2 тыс. чел.). Став владельцем хлопкопрядильной фабрики, Р.Оуэн обратил внимание на условия, в каких жили его рабочие: преступность и порок процветали, об образовании и гигиене все давно забыли, жилищные условия были совершенно невыносимыми. По инициативе Оуэна дома отремонтировали, а жителям городка стали прививать любовь к чистоте, добродетель и трудолюбие. Оуэн открыл в Ланарке магазин, где товары хорошего качества продавались по цене, чуть превышающей себестоимость; продажа алкоголя жестко контролировалась. Наибольшего успеха Оуэн достиг на ниве образования: в 1816г. он открыл первую в Великобритании школу для детей. Мероприятия Оуэна получили известность во всей Европе. Новый Ланарк стал местом паломничества социальных реформаторов, государственных деятелей, особ королевской крови. Все посетившие город в один голос утверждали, что Оуэн добился небывалых успехов. Дети, воспитанные по его системе, вырастали добрыми, порядочными, имели приятные манеры; в городке царили благодушие и достаток; фабрика приносила хороший доход. В целом, реформы Оуэна расценивают как один из методов борьбы с пауперизмом (прим. переводчика).

26. Уместно вспомнить условия, описанные Поланьи (глава 5), господствовавшие до XVIII века, когда раздробленные рынки подчинялись политическому регулированию и были сверху связаны с местной экономикой.
1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

М. Буравой Что такое Россия и куда она движется? После отмены советского строя на протяжении десяти лет наблюдался беспрецедентный экономический упадок. Картина iconУрок 23. Социально-экономическое развитие после отмены крепостного права
Развитие сельского хозяйства. Развитие промышленности в первые годы после отмены крепостного права. Финансовая политика и Основные...

М. Буравой Что такое Россия и куда она движется? После отмены советского строя на протяжении десяти лет наблюдался беспрецедентный экономический упадок. Картина iconЗнали люди русские, что там, где ведут их Заветы и Знамя Преподобного,...
Сергия, и тогда нам станет ясен и светел общий наш путь, а также то, куда движется наша страна в своем развитии, и почему зовется...

М. Буравой Что такое Россия и куда она движется? После отмены советского строя на протяжении десяти лет наблюдался беспрецедентный экономический упадок. Картина iconАлексей Лосев Сaмое самo Лосев
Однако что же такое сущность вещей? Что такое вещь, именно сама вещь, то в вещи, что не сводимо ни на что другое, ни на какую другую...

М. Буравой Что такое Россия и куда она движется? После отмены советского строя на протяжении десяти лет наблюдался беспрецедентный экономический упадок. Картина iconРасширение: экономический шанс для Европы?
Эти вопросы далеки от окончательных. Через четырнадцать лет после падения берлинской стены трудности процесса нового объединения...

М. Буравой Что такое Россия и куда она движется? После отмены советского строя на протяжении десяти лет наблюдался беспрецедентный экономический упадок. Картина iconЧто такое 6 десятилетий в масштабах истории?
Дату 20 августа 1945 г можно считать официальным стартом «атомного проекта» Советского Союза. В этот день было подписано постановление...

М. Буравой Что такое Россия и куда она движется? После отмены советского строя на протяжении десяти лет наблюдался беспрецедентный экономический упадок. Картина iconИдеальный учебник: что бы это значило?
Куда деваться, если мы настолько неодинаковы, что один изначально не думает мусорить, а другой исхитрится оставить после себя грязь,...

М. Буравой Что такое Россия и куда она движется? После отмены советского строя на протяжении десяти лет наблюдался беспрецедентный экономический упадок. Картина iconЧто такое «черный бизнес». Краткая история что такое «черный бизнес»
Прибыль достается предпринимателю, бизнесмену, т е тому, кто это дело организо­вал, придумал. Она получается как разница между затратами...

М. Буравой Что такое Россия и куда она движется? После отмены советского строя на протяжении десяти лет наблюдался беспрецедентный экономический упадок. Картина iconL. S. Vasilyev History of Oriental ReligionsЛ. С. Васильев История...
Л. С. Васильев История религий Востока глава 1 религия и религиоведение что такое религия? Как и когда она возникла? В чем ее смысл...

М. Буравой Что такое Россия и куда она движется? После отмены советского строя на протяжении десяти лет наблюдался беспрецедентный экономический упадок. Картина iconЧто такое сверхпроводимость и сверхтекучесть?
Физические явления, о которых будет рассказано ниже, были в центре внимания физиков на протяжении всего ХХ века. Их особенностью...

М. Буравой Что такое Россия и куда она движется? После отмены советского строя на протяжении десяти лет наблюдался беспрецедентный экономический упадок. Картина iconСпасение в качестве
Верим и знаем: придет час, и Россия восстанет из распада и унижения и начнет эпоху нового расцвета и нового величия. Но возродится...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
edushk.ru
Главная страница