§ 24. Языковой статус категории рода существительныхс точки зрения словоизменения

§ 24. Языковой статус категории рода существительных
с точки зрения словоизмененияСуществует общее мнение о том, что категория рода существитель-ных является классифицирующей, т. е. компоненты, образующие кате-горию по отношению друг к другу являются разными словами. Этотвывод не вызывает никаких сомнений, когда речь идет о неодушевлен-ных словах. Но среди одушевленных слов есть формы, которые могут50быть связаны и со словоизменением. Этими формами являются субстан-тивированные прилагательные и причастия мужского и женского рода
с общим лексическим значением основы: больной — больная, звеньевой —
звеньевая, учащийся — учащаяся, заведующий — заведующая, арестован-
ный — арестованная и т. п.
А. И. Смирницкий, характеризуя грамматическую категорию рода,пришел к выводу о том, что под давлением системных отношений меж-ду родами существительного в целом необходимо и указанные формы
тоже считать разными словами 39. Однако это заключение А. И. Смир-
ницкого не является бесспорным, и в первую очередь потому, что в язы-ке есть субстантивы общего рода. В лексикографической практике сло-ва общего рода принято давать одной лексемой. В таком случае при-знается, что в языке есть такой пласт существительных, которые совме-щают в своем значении номинативные семы двух родов, выявляемыесинтагматически, в согласовании. Можно считать, что «двуродовость»личных субстантиватов проявляется в словоизменении.Итак, есть основания признать род существительных категориейсмешанного типа, преимущественно классифицирующей и частично (напериферии части речи) словоизменительной. Этот вывод не позволяет
вывести род существительных за пределы морфологии 40.
§ 25. Продуктивная тенденция в развитии категории роди
Продуктивная тенденция в развитии рода существительных связа-на с углублением аналитизма в грамматическом строе русского языка.Она состоит в том, что расширяется аналитическое, т. е. средствамисловосочетания, выражение рода. Это наблюдается как в словах с асемантическим родом (см. выражение рода в несклоняемых неодушевлен-ных существительных), так и при экспликации номинативного родово-
го значения (см. выражение рода у слов типа гуляка и доктор).
Активизация синтаксических средств выражения асемантическогорода связана, с одной стороны, с продуктивностью в языке образова-ния аббревиатур, с другой — с общим увеличением количества нескло-няемой иноязычной по происхождению лексики и географических на-званий, утративших склонение.В сфере номинативного рода проникновению аналитических прие-мов способствуют слова общего рода и существительные мужского ро-
См. А. И. Смирницкий. Лексическое и грамматическое в слове // Вопросы грамматическо- го строя языка. М., 1955. С. 28.Личные субстантиваты для интерпретации рода важны также потому, что в их значение пола можно приписать только окончанию, так как их лексические основы выражают признаки в широком понимании этого слова. Другими словами, окончания субстанти- ватов совершенно очевидно имеют номинативные родовые значения. 40
4* 51
да, обладающие свойством называть лица женского пола и в структурепредикативного сочетания соединяющиеся с согласуемыми формами
женского рода Военфельдшер добросовестна и не больше (В. Панова),
а также несклоняемые личные существительные.Распространение аналитических приемов в выражении рода суще-ствительных должно было бы «расшатывать» морфологический род,однако этого не происходит. Устойчивость морфологического рода вомногом объясняется его связью с суффиксальным словообразованием,которое занимает центральное место в субстантивной словообразова-тельной системе.

Основным средством выражения числа являются окончания. В каж-дой словоформе изменяемых существительных окончание является зна-
ком грамматического числа (страна —> страны, страны —> стран, стра-
не —> странам, страну —> страны, страной (ою) —> странами, о стране-> о странах). Морфологического числа нет только в несклоняемых
словах. Число выражается также синтаксически, согласованием. На ос-нове согласования грамматическое число может приписываться и не-
склоняемым лексемам: вкусное рагу, черный кофе. дорогая салями —ед. ч., новые такси, модные пальто, красивые жалюзи — мн. ч. Посколь-
ку нет таких существительных, к которым нельзя было бы присоеди-нить согласуемое определение, можно сказать, что категория числа ха-рактеризует часть речи в целом.Образование форм числа может сопровождаться морфонологиче-скими явлениями, разными чередованиями фонем, сдвигами в ударении
(ухо —> уши, сосед —> соседи, сон —> сны, страна —> страны, рука —> руки).В некоторых лексемах формы единственного и множественного числа
образуются от разных формообразующих основ (медвежонок -> медве-
жата, горожанин -> горожане, стул ~> стулья, кум -> кумовья, дно ->
донья, судно -> суда, курица -» куры).Некоторые существительные имеют двойные формы множественно-
го числа, которые, как правило, не бывают равноправными: сын -> сы-новья -> сыны (торж., архаич.), друг -> друзья -> други (торж., архаич.),
снег -> снега -> снеги (торж., архаич.), волос -> волосы -> волоса (просто-реч.). Такие двойные формы могут разграничивать лексические значе-
ния: зуб -> зубы (человека, животного) -> зубья (пилы), лист -> листья(деревьев) -> листы (бумаги), кол -> колы (в дневнике ученика) -> колья
52(в заборе). Отдельные дублетные формы выражают собирательность:
клочья, брусья, коренья, каменья, уголья.
У слов ребенок и человек значение числа выражается лексически: де-ти, люди.
§ 27. Разряды существительных,
выделяемые по признаку морфологического числа
По признаку числа существительные делятся на четыре группы.В первую группу объединяются лексемы, у которых формы единствен-ного и множественного числа не различаются по лексическому значе-
нию. Они образуют ядро грамматической категории числа: стол, дом,
скамья, перо. страна, армия, заяц, кошка, человек, мудрец и т. д.
Во вторую группу входят лексемы, у которых формы единственно-
го и множественного числа по значению не совпадают: вода, снег, песок,масло, красота, посев, посадка, копченость, и поэтому они употребляют-
ся в разных контекстных условиях: говорят намазать масло (а не масла)на хлеб, играть в песок (а не в пески), пить кипяченую воду (а не воды), на-
чать посев (не посевы) кукурузы.
Третья группа объединяет singularia tantum (сметана). Четвертая —
pluralia tantum (кудри). Первые отличаются от вторых тем, что они по-тенциально не изолированы от форм множественного числа, которыенередко встречаются в поэзии, в языке художественной литературы:
ько прохлад (Ахматова);
В часы весеннего томления И пляски белых облаков Бывают головокруже-
ния У девушек и стариков (Гумилев); Дожди за моим окном. Беды и бла-
жи на сердце (Цветаева); Я не могу без тебя жить! Мне и в дожди безтебя — сушь, мне и в жары без тебя — стыть, мне без тебя и Москва —
глушь (Асеев); Взаимные вежливости были произнесены, оба пожали друг
другу руку (Достоевский).
В морфологическом строе языка нет запретов на образование соот-носительных форм числа у singularia tantum. Дефектность числовой па-радигмы singularia tantum относительна.Pluralia tantum выразить представление о количестве предметовпри помощи морфемы не могут.К singularia tantum относят вещественные, собирательные и отвле-
ченные существительные (молоко, медь. листва, воронье, гуманизм, голу-
бизна).
В pluralia tantum выделяют такие группы: 1) слова, называющие
предметы, симметрично организованные, состоящие из двух или не-
скольких частей (ножницы, брюки, шорты, сани, носилки, очки, перила,
ворота), 2) совокупности чего-нибудь как множества (дрова, деньги, фи-нансы, джунгли, дебри), 3) многоактные, многосубъектные, многообъ-53
ектные действия, процессы, состояния (похороны, крестины, бега, выбо-
ры, нападки, хлопоты), 4) вещества, материалы (белила, чернила, дрож-
жи, румяна, обои, сливки, стройматериалы), 5) отрезки времени (сутки,
каникулы, сумерки, потемки, будни, святки), 6) географические имена
собственные (Альпы, Афины, Карпаты, Соловки, Лихоборы). Перечислен-ные разряды не охватывают все лексемы без соотносительных формчисла.При характеристике smgulana и pluralia tantum важно обратитьвнимание на то, что они разграничиваются не по семантическому, а по
формальному признаку: сметана — сливки, олифа — белила, тайга —
джунгли, тряпье — объедки, мрак — сумерки.
Одушевленных существительных, употребляемых только во множе-
ственном числе, немного. Это такие слова, как девчата, ребята, ребя-
тишки, супруги (муж и жена), родители (мать и отец), молодожены, мо-
лодые, новобрачные. Их можно назвать pluralia tantum по причине от-
сутствия соотносительных форм единственного числа, но по значениюони иные, так как указывают на «не один предмет» (девчата = девушки)или на два предмета (молодожены).
§ 28. Статус категории числа
в системе субстантивного формообразования
Существуют разные мнения о том, к какому типу грамматическихкатегорий, словоизменительных или классифицирующих, следует отно-сить число существительных. Традиционно принято считать, что суще-ствительные в русском языке изменяются по числам. Ф. Ф. Фортунатови многие его последователи связывают число со словообразованием,выделяя только одну словоизменительную категорию существитель-ных — падеж. Основным доводом в пользу такой интерпретации явля-ются многочисленные расхождения форм числа в лексической семанти-ке, которые нередко приводят к формированию отдельных лексем, на-
пример, долг — ‘обязанность’ и долги — ‘взятое взаймы’, грязь — ‘раз-
мокшая от воды почва’ и грязи — ‘озерный или морской лечебный ил’,
час 1 часы как единица измерения времени и часы как прибор для такогоизмерения. Есть и дополнительные аргументы, такие, как отсутствиеродового противопоставления и регулярное (в отличие от единственно-го числа) выражение одушевленности/неодушевленности во множест-венном числе, несовпадение формообразующих основ в некоторых ти-
пах слов (гражданин -> граждане, опенок -> опята).
Третья точка зрения компромиссная. Она состоит в том, что числопризнается категорией смешанного типа: в сфере конкретной лексикисуществительные изменяются по числам, а в остальных случаях распре-деляются по числам. Существительные, изменяющиеся по числам, соче-54
таются с количественными числительными (один карандаш, пять каран-
дашей).
Кроме конкретных, по числам изменяются и те отвлеченные слова,которые обозначают конкретные события, а также считаемые проявле-ния действий, процессов, состояний и имеют формы единственного
и множественного числа с одним и тем же лексическим значением: гроза—> грозы, катастрофа —> катастрофы, прыжок —> прыжки, скачок —>•
скачки, прогулка —> прогулки, встреча —> встречи, болезнь —> болезни, вы-
стрел -> выстрелы. Некоторые лингвисты считают такие отвлеченные
слова конкретными. Так, А. И. Гвоздев при выделении категории кон-
кретности о словах типа упражнение, прогулка, перерыв, залп, дождь.
ураган пишет: «Все такие слова наравне с существительными, обозна-чающими ограниченные в пространстве особи, по их грамматическимпризнакам следует включить в категорию конкретных существитель- Семантическая структура категории числа тоже не может быть оп-ределена однозначно.С одной стороны, она имеет признаки бинарного привативногопротивопоставления с немаркированным компонентом формой единст-венного числа: именно единственное число может называть один пред-
мет (Жили-были старик со старухой) и может указывать на некоторую
совокупность предметов: Швед, русский — колет, рубит, режет (Пуш-кин) = шведы, русские колют, рубят, режут.С другой стороны, есть случаи немаркированного употребления
формы множественного числа: высказывание ней приехали гости не
определяет количества гостей. В коллективной монографии «Русскийязык и советское общество» отмечено, что немаркированные формымножественного числа могут быть у существительных а) со значениемпредмета-вещи (нелица), б) со значением лица. У слов со значением не-лица в современном языке они встречаются в основном в разговорном
языке и, как правило, экспрессивно и эмоционально окрашены: ! (речь может идти об одном магазине). У лич-
ных существительных употребление таких форм «развивается и укреп-
ляется»: Давлеканове красноармейцы (форма не означает обязательно-
го множества лиц) сообщили Федору, что в полковом обозе везут какую-
то девушку, захваченную по дороге (Фурманов) 42.В результате число в целом не подводится ни под привативные, нипод эквиполентные категории.
А Н Гвоздев Современный русский литературный язык Часть! М , 1961 С 152
42 См Морфология и синтаксис современного русского литературного языка / Под редМ В Панова М , 1968 С 154-15955

Оцените статью
Добавить комментарий