Анатолий Федорович Кони. Петербург. Воспоминания старожила

  • От :
  • Категории : Без рубрики

Анатолий Федорович Кони. Петербург. Воспоминания старожила———————Анатолий Федорович Кони. Петербург. Воспоминания старожила (Мемуары) [1.07.07]———————МЕМУАРЫНе один Петербург настоящих дней — пустынный, безжизненный и"оброшенный", — но и тот огромный и густо населенный, роскошно обстроенныйгород, полный торгового и уличного движения, каким он был передзлополучной войной до 1915 года, во многом отличается от Петербурга сначала пятидесятых до половины шестидесятых годов, не только своим внешнимвидом, обычаями и условиями жизни, но даже и названием.Историческое имя, связанное с его основателем и заимствованное изГолландии, напоминающее "вечного работника на троне", заменено, подвлиянием какого-то патриотического каприза, ничего не говорящим названиемПетрограда, общего с Елизаветградом, Павлоградом и другими подобными.Старый город Святого Петра иногда возникает в памяти старожила в своемпрежнем оригинальном виде, и хочется, "перебирая четки воспоминаний",пройти по нему с посетителем и познакомить его с этими, отошедшими вобласть безвозвратного прошлого, воспоминаниями.Перед нами Знаменская площадь и вокзал ПетербургскоМосковской железнойдороги, за постепенной постройкой которого в конце сороковых годов сжадным вниманием и сочувствием следил Белинский, живший на берегу Лиговкиблиз Невского, в небольшом деревянном доме, выходившем окнами настроящееся здание. Проведение нынешней Николаевской железной дороги вначале пятидесятых годов составляло событие государственной важности.Первоначально ее предполагалось вести через Новгород, но Николай I провелпрямую линию между Петербургом и Москвой и приказал строить дорогу,руководствуясь ею, не стесняясь никакими препятствиями. Оставшийся встороне от большого движения Новгород захирел и стал, в сущности, лишьпамятником старины в своих церквах, монастырях и урочищах, к которомунедаром Добролюбов обратился со словами:"Все гласит в тебе о прошлом, вольной жизни край! — даже мост твой снадписаньем: "Строил Николай".Быть может, на решение Николая I подействовали и тяжелые воспоминания оГрузине (усадьба Аракчеева) и о бунте военных поселян. С открытием дороги,постройку которой охарактеризовал в своих скорбных стихах Некрасов, забытои запустело старое шоссе между Петербургом и Москвой, по которому преждебыло большое почтовое движение и на котором была станция, прославившаяся внашем кулинарном деле пожарскими котлетами. Николаевская дорога была повремени сооружения второю в России. Первою построена Царскосельскаяжелезная дорога, как кажется, третья, по времени, в Европе. Первая быламежду Нюрнбергом и Фюртом; вторая — между Парижем и Версалем, и на нейпроизошло первое тяжелое железнодорожное несчастье от свалившегося поднасыпь и объятого пламенем поезда.У нас публика относилась с недоверием и страхом к новому средствусообщения. Бывали случаи, что остановленные у переездов через рельсыкрестьяне крестили приближавшийся локомотив, считая его движение нечистойсилой.Для обращения этих страхов в более веселое настроение первые месяцывпереди локомотива устраивался заводной органчик, который игралкакой-нибудь популярный мотив.Вагоны третьего класса на Царскосельской дороге, до начала шестидесятыхгодов, были открытые с боков, что представляло некоторую опасность дляглаз пассажиров от летящих из трубы искр. Управляющий движением этойдороги отличался большой оригинальностью — говорили, что на его визитныхкарточках было напечатано: "Directeur du chemin de fer de Petersbourg aTzarskoye Selo et retour" [Директор железной дороги Петербург Царское Селои обратно (фр.)].Посередине железнодорожного пути между Петербургом и Москвой находиласьстанция Бологое. Здесь сходились поезда, идущие с противоположных концов,и она давала, благодаря загадочным надписям на дверях "Петербургскийпоезд" и "Московский поезд", повод к разным недоразумениям комическогохарактера. Движение было сравнительно медленное: почтовый поезд шелтридцать часов, причем всех интересовал и тревожил переезд поВеребьинскому мосту, перекинутому через Волхов на очень большой высоте ипокоившемуся на сложных деревянных устоях. Вагоны не имели отдельных купеи женских отделений. Места первого класса состояли из длинных кресел,раскидывавшихся на ночь для сна пассажиров. Билеты представляли длинныйлоскут бумаги с наименованием станций. Кондуктора носили военную форму иособые каски. Перед отправлением поезда звонили три раза, затем наступалотомительное молчание, раздавался зычный голос обер-кондуктора "готово?",за ним следовал свисток, поезд дергался для испытания трудоспособностилокомотива и двигался наконец в путь.С таким поездом приезжает впервые в Петербург ожидаемый мноюпосетитель, сгорающий нетерпением познакомиться с "Северной Пальмирой", вее подробностях и особенностях, и мы начинаем наше странствование погороду.Знаменская площадь обширна и пустынна, как и все другие, при почтиполном отсутствии садов или скверов, которые появились гораздо позже.Двухэтажные и одноэтажные дома обрамляют ее, а мимо станции протекаетузенькая речка, по крутым берегам которой растет трава.Вода в ней мутна и грязна, а по берегу тянутся грубые деревянныеперила. Это Лиговка, на месте нынешней Литовской улицы. На углу широкогомоста, ведущего с площади на Невский, стоит обычная для того времени будка- небольшой домик с одной дверью под навесом, выкрашенный в две краски:белую и черную, с красной каймой. Это местожительство блюстителя порядка -будочника, одетого в серый мундир грубого сукна и вооруженного грубойалебардой на длинном красном шесте. На голове у него особенный кивервнушительных размеров, напоминающий большое ведро с широким дном,опрокинутое узким верхом вниз. У будочника есть помощник, так называемыйподчасок. Оба они ведают безопасностью жителей и порядком во вверенном имучастке, избегая, по возможности, необходимости отлучаться от ближайшихокрестностей будки.Будочник — весьма популярное между населением лицо, не чуждое торговыхоборотов, ибо, в свободное от занятий время, растирает у себя нюхательныйтабак и им не без выгоды снабжает многочисленных любителей.Направо от станции начинается Старый Невский. Поезд пришел рано утром,и нам дорогу пересекает не совсем обычная процессия, окруженная солдатамив коротких мундирах с фалдами сзади, в белых полотняных брюках (делопроисходит летом), с двумя перекрещивающимися на груди кожанымиперевязями, к которым прикреплены пастронная сумка и неуклюжий тесак, стяжелыми киверами "прусского образца". Среди них движется колесница, кутвержденному на которой столбу привязан человек в арестантском платье. Нагруди у него доска с названием преступления, за которое он судился. Сзадиедут официальные провожатые — священник, нередко врач и секретарь суда,решившего судьбу этого несчастливца. Под звуки барабанной дроби мы идем внекотором отдалении за этим поездом и вступаем на Старый Невский. Онобстроен окруженными заборами невысокими деревянными домами с большими ичастыми перерывами. Никакой из ныне существующих в этой части Невскогоулиц еще нет. Есть лишь безымянные переулки, выходящие в пустырь, вглубине которого виднеются красивые здания казацких казарм. По левойстороне улицы мы подходим к обширной площади, называемой Конной отпроизводящегося на ней в определенные дни конского торга и служащей дляисполнения публичной казни, производимой всенародно. Процессияостанавливается, солдаты окружают эшафот кольцом, и на него входитчиновник, читающий приговор. Если осужденный "привилегированногосословия", палач ломает над его головой шпагу, если же он "не изъят позакону от наказаний телесных", то над ним совершается казнь плетьми.Палач, вооруженный плетью, становится в нескольких шагах от обнаженного попояс и привязанного в соответствующем положении осужденного и, крикнув:"Поддержись, ожгу!" — начинает наносить удары, определенные в приговоре,после чего истерзанного везут в тюремный лазарет, а по выздоровлениизаковывают в ручные и ножные кандалы, выжигают на лице его клеймо иссылают в Сибирь. Мы проходим быстро мимо этого отталкивающего иразвращающего зрелища, уничтоженного лишь в 1863 году, вместе с варварскимнаказанием шпицрутенами. Последнее описано у Ровинского в егоисследованиях о старом суде и изображено в потрясающей картине у Л. Н.Толстого, в его рассказе "После бала".Идем далее по направлению к Александро-Невской лавре. Навстречу наммчится запряженная четверкою, с форейтором и двумя лакеями в треугольныхшляпах на запятках, карета. Сквозь стекла ее дверец виднеется белый клобукс бриллиантовым крестом. Это митрополит, отправляющийся на утреннеезаседание синода. Подходя к монастырю, мы видим редкие каменные здания имежду ними здание духовной консистории, где чинится расставшимися ссоблазнами мира монахами своеобразное правосудие по бракоразводным делам,нередко при помощи "достоверных лжесвидетелей", и проявляетсяначальственное усмотрение под руководством опытной канцелярии по отношениюк приходскому духовенству, вызвавшее весьма популярное в его среде якобылатинское изречение: "Consistorium protopoporum, diaconorum, diatchcorum,ponomarorum — que obdiratio et oblupatio est" ["Консисторские протопопы,дьяконы, дьячки, пономари — обдиратели и облупатели" (шутливая имитациялатинской фразы)].Возвращаясь назад, мы встречаем богатые похороны. На черных попонахлошадей нашиты, на белых кругах, нарисованные гербы усопшего. На"штангах", поддерживающих балдахин, стоят в черных ливреях и цилиндрах наголове "официанты", как это значилось в счетах гробовщиков.Вокруг колесницы и перед нею идут факельщики в черных шинелях военногопокроя и круглых черных шляпах с огромными полями, наклоненными вниз. Вруках у них смоляные факелы, горящие, тлеющие и дымящие. Так как за всейпроцессией не ведут верховую лошадь в длинной черной попоне, то, очевидно,хоронят не "кавалериста", а штатского. Процессия имеет печальный характер,более соответствующий значению ее, чем современные, — декоративные, сэлектрическими лампочками и грязноватыми белыми фраками на людях, несущихвместо факелов фонари. Гроб — всегда деревянный, обшитый бархатом илиглазетом с позументами. Металлических гробов тогда не было.Вступая на Невский, перейдя Лиговку, мы встречаем довольно широкиетротуары, в две плиты, постепенно затем расширенные до их настоящего вида.У тротуаров, в двух саженях одна от другой, поставлены невысокие чугунныетумбы, выкрашенные в черную краску. Перед большими праздниками их жирнокрасят вновь, причиняя тем некоторый ущерб платьям проходящих и задевающихза них франтих. В дни иллюминаций на них и около них ставятся зажженные ипортящие воздух едким дымом плошки. На Невском, Морской и некоторых изглавных улиц стоят на солидных чугунных столбах газовые фонари. Всеостальные местности в городе освещаются масляными фонарями начетырехугольных столбах, выкрашенных подобно будкам.Такой фонарь имеет четыре горелки перед металлическими щитками, но светдает лишь на очень близком расстоянии вокруг себя. В узкой Галерной улицетакие фонари висят довольно высоко на веревках, протянутых от домов собеих сторон улицы. По улице в разных направлениях движутся со скоростью,всегда удивлявшею иностранцев, дрожки, коляски и кареты самыхразнообразных фасонов. Кареты — часто четырехместные — на сложныхрессорах, с высокими козлами и откидной ступенькой у дверец. Площадкасзади кузова обыкновенно утыкана гвоздями, обращенными острием кверху, илиона заменяется обручем с остроконечными зубцами. Это делается для того,чтобы уличные ребятишки не устраивались сзади кареты, что подало повод всвое время Некрасову сказать: "Не сочувствуй ты горю людей, не читай тыгуманных книжонок, но не ставь за каретой гвоздей, чтоб, вскочив,накололся ребенок…"Кареты знатных лиц запряжены обыкновенно четверкой цугом, с форейторомна передней паре, кричащим обычное в то время: "Пади!" или "Эй, берегись!"На кучере цветная четырехугольная шапка, обшитая по краям шнурком сзавитками. У кучеров царской фамилии она голубая. На козлах карет высокихвоенных лиц, рядом с кучером, помещается лакей в шишаке [Этот шишаксостоял из обыкновенной военной каски, наверху острия которой было у бомбысрезано пламя. Такие же шишаки присвоены были в начале шестидесятых годовгородовым. (Примеч. автора.)], в синевато-серой шинели, капюшон которойобшит двумя широкими красными полосами, а если это экипаж иностранногопосланника, то рядом с кучером в кафтане, обшитом по борту позументом,сидит егерь в охотничьем наряде, нередко с полусаблей на чернойлакированной перевязи. Другой вид экипажей составляют пролетки, с довольноузким сиденьем, заставляющим едущих вдвоем держаться друг за друга.Пролетка — на стоячих рессорах и с низенькой спинкой, не дающейвозможности к ней прислониться. У богатых и деловых людей пролетка болееудобна. Иногда она имеет очень узкое сиденье, исключительно для одногочеловека, и называется "эгоисткой".В "собственные" пролетки нередко запряжены две лошади:в корню и на пристяжке. Передняя низко наклоняет голову к земле и,извиваясь, обыкновенно забрасывает седока пылью и комьями грязи.В свободное от постов время встречаются кареты, сквозь окна которыхвиднеются перины, одеяла и подушки. У кучера на правой руке сделанаперевязь из полотенца, а иногда из лент, которыми украшаются и гривылошадей. Это торжественно везут какое-нибудь купеческое приданое кпредстоящей свадьбе.Наряду с дрожками существует "калибер", или "гитара", своеобразноустроенная машина для передвижения, на продолговатом сиденье которой нужнопомещаться, если ехать вдвоем, боком друг к другу и обращенными лицами впротивоположные стороны, а если ехать одному, то для большей устойчивостинужно сидеть верхом. Этот род передвижения особенно дешев в пятидесятыхгодах; от Знаменской площади до Адмиралтейства или до Сенной площади можнодоехать за десять копеек. На спине извозчиков висит на ремешке белыйжестяной билет с номером.На Невском нет ни трамваев, ни конно-железной дороги, а двигаютсягрузные, пузатые кареты огромного размера, со входною дверцей сзади, у
Добавить документ в свой блог или на сайт
Анатолий Фёдорович Кони Некоторые вопросы авторского права
Текст статьи близок к выступлениям Кони на заседаниях Особой комиссии Государственного Совета 27 октября, 3 и 5 ноября 1910 г. Эти…
Вижу: четыре Колесницы выходят…в первой колеснице Кони красные, а…
Ангел сказал: вороные Кони выходят к Стране Северной. Возьми у них Серебро и Золото…
«Наше поколение живет воспоминаниями» Воспоминания и размышления старожилов Выпуск второй
Мы, ветераны войны и труда, долгожители Великого Российского государства, в завершающимся 2013 году решили оформить свои короткие…
Анатолий Клёсов по поводу откликов на фильм (часть 1) По поводу откликов…
Судя по откликам в сети, фильм вызвал бурную реакцию зрителей. Да и не зрителей тоже. Нередко встречались «отклики» типа – «Чушь…
Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Военный комиссариат города Санкт-Петербург, находящийся по адресу: 190121, Санкт- петербург, пр. Английский, д. 8/10
Откуда Славяне Анатолий Клёсов по поводу откликов на фильм (часть…
Прежде всего, приношу искреннюю благодарность тем, кто оставил позитивные комментарии, задал вопросы, и вообще хотел узнать что-то…
3. Ветошкин Анатолий Трофимович
Записки шестидесятника. Воспоминания: от мордовских лагерей до расстрела белого дома
Мошенничестве ежемесячный сборник февраль 2008 содержание банки
Коммерсантъ Санкт-Петербург (Санкт-Петербург), 18 февраля 2008 г., №026-p, С. 34 приложение "Коммерсантъ" Банк
Лермонтов фантаст "Золотого века"
Петербург, новые литературные и светские знакомства, дуэль с сыном французского посла Э. де Барантом и вторая ссылка на Кавказ, участие…
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы
Школьные материалы
При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.edushk.ru

Анатолий Федорович Кони. Петербург. Воспоминания старожила———————Анатолий Федорович Кони. Петербург. Воспоминания старожила (Мемуары) [1.07.07]———————МЕМУАРЫНе один Петербург настоящих дней — пустынный, безжизненный и"оброшенный", — но и тот огромный и густо населенный, роскошно обстроенныйгород, полный торгового и уличного движения, каким он был передзлополучной войной до 1915 года, во многом отличается от Петербурга сначала пятидесятых до половины шестидесятых годов, не только своим внешнимвидом, обычаями и условиями жизни, но даже и названием.Историческое имя, связанное с его основателем и заимствованное изГолландии, напоминающее "вечного работника на троне", заменено, подвлиянием какого-то патриотического каприза, ничего не говорящим названиемПетрограда, общего с Елизаветградом, Павлоградом и другими подобными.Старый город Святого Петра иногда возникает в памяти старожила в своемпрежнем оригинальном виде, и хочется, "перебирая четки воспоминаний",пройти по нему с посетителем и познакомить его с этими, отошедшими вобласть безвозвратного прошлого, воспоминаниями.Перед нами Знаменская площадь и вокзал ПетербургскоМосковской железнойдороги, за постепенной постройкой которого в конце сороковых годов сжадным вниманием и сочувствием следил Белинский, живший на берегу Лиговкиблиз Невского, в небольшом деревянном доме, выходившем окнами настроящееся здание. Проведение нынешней Николаевской железной дороги вначале пятидесятых годов составляло событие государственной важности.Первоначально ее предполагалось вести через Новгород, но Николай I провелпрямую линию между Петербургом и Москвой и приказал строить дорогу,руководствуясь ею, не стесняясь никакими препятствиями. Оставшийся встороне от большого движения Новгород захирел и стал, в сущности, лишьпамятником старины в своих церквах, монастырях и урочищах, к которомунедаром Добролюбов обратился со словами:"Все гласит в тебе о прошлом, вольной жизни край! — даже мост твой снадписаньем: "Строил Николай".Быть может, на решение Николая I подействовали и тяжелые воспоминания оГрузине (усадьба Аракчеева) и о бунте военных поселян. С открытием дороги,постройку которой охарактеризовал в своих скорбных стихах Некрасов, забытои запустело старое шоссе между Петербургом и Москвой, по которому преждебыло большое почтовое движение и на котором была станция, прославившаяся внашем кулинарном деле пожарскими котлетами. Николаевская дорога была повремени сооружения второю в России. Первою построена Царскосельскаяжелезная дорога, как кажется, третья, по времени, в Европе. Первая быламежду Нюрнбергом и Фюртом; вторая — между Парижем и Версалем, и на нейпроизошло первое тяжелое железнодорожное несчастье от свалившегося поднасыпь и объятого пламенем поезда.У нас публика относилась с недоверием и страхом к новому средствусообщения. Бывали случаи, что остановленные у переездов через рельсыкрестьяне крестили приближавшийся локомотив, считая его движение нечистойсилой.Для обращения этих страхов в более веселое настроение первые месяцывпереди локомотива устраивался заводной органчик, который игралкакой-нибудь популярный мотив.Вагоны третьего класса на Царскосельской дороге, до начала шестидесятыхгодов, были открытые с боков, что представляло некоторую опасность дляглаз пассажиров от летящих из трубы искр. Управляющий движением этойдороги отличался большой оригинальностью — говорили, что на его визитныхкарточках было напечатано: "Directeur du chemin de fer de Petersbourg aTzarskoye Selo et retour" [Директор железной дороги Петербург Царское Селои обратно (фр.)].Посередине железнодорожного пути между Петербургом и Москвой находиласьстанция Бологое. Здесь сходились поезда, идущие с противоположных концов,и она давала, благодаря загадочным надписям на дверях "Петербургскийпоезд" и "Московский поезд", повод к разным недоразумениям комическогохарактера. Движение было сравнительно медленное: почтовый поезд шелтридцать часов, причем всех интересовал и тревожил переезд поВеребьинскому мосту, перекинутому через Волхов на очень большой высоте ипокоившемуся на сложных деревянных устоях. Вагоны не имели отдельных купеи женских отделений. Места первого класса состояли из длинных кресел,раскидывавшихся на ночь для сна пассажиров. Билеты представляли длинныйлоскут бумаги с наименованием станций. Кондуктора носили военную форму иособые каски. Перед отправлением поезда звонили три раза, затем наступалотомительное молчание, раздавался зычный голос обер-кондуктора "готово?",за ним следовал свисток, поезд дергался для испытания трудоспособностилокомотива и двигался наконец в путь.С таким поездом приезжает впервые в Петербург ожидаемый мноюпосетитель, сгорающий нетерпением познакомиться с "Северной Пальмирой", вее подробностях и особенностях, и мы начинаем наше странствование погороду.Знаменская площадь обширна и пустынна, как и все другие, при почтиполном отсутствии садов или скверов, которые появились гораздо позже.Двухэтажные и одноэтажные дома обрамляют ее, а мимо станции протекаетузенькая речка, по крутым берегам которой растет трава.Вода в ней мутна и грязна, а по берегу тянутся грубые деревянныеперила. Это Лиговка, на месте нынешней Литовской улицы. На углу широкогомоста, ведущего с площади на Невский, стоит обычная для того времени будка- небольшой домик с одной дверью под навесом, выкрашенный в две краски:белую и черную, с красной каймой. Это местожительство блюстителя порядка -будочника, одетого в серый мундир грубого сукна и вооруженного грубойалебардой на длинном красном шесте. На голове у него особенный кивервнушительных размеров, напоминающий большое ведро с широким дном,опрокинутое узким верхом вниз. У будочника есть помощник, так называемыйподчасок. Оба они ведают безопасностью жителей и порядком во вверенном имучастке, избегая, по возможности, необходимости отлучаться от ближайшихокрестностей будки.Будочник — весьма популярное между населением лицо, не чуждое торговыхоборотов, ибо, в свободное от занятий время, растирает у себя нюхательныйтабак и им не без выгоды снабжает многочисленных любителей.Направо от станции начинается Старый Невский. Поезд пришел рано утром,и нам дорогу пересекает не совсем обычная процессия, окруженная солдатамив коротких мундирах с фалдами сзади, в белых полотняных брюках (делопроисходит летом), с двумя перекрещивающимися на груди кожанымиперевязями, к которым прикреплены пастронная сумка и неуклюжий тесак, стяжелыми киверами "прусского образца". Среди них движется колесница, кутвержденному на которой столбу привязан человек в арестантском платье. Нагруди у него доска с названием преступления, за которое он судился. Сзадиедут официальные провожатые — священник, нередко врач и секретарь суда,решившего судьбу этого несчастливца. Под звуки барабанной дроби мы идем внекотором отдалении за этим поездом и вступаем на Старый Невский. Онобстроен окруженными заборами невысокими деревянными домами с большими ичастыми перерывами. Никакой из ныне существующих в этой части Невскогоулиц еще нет. Есть лишь безымянные переулки, выходящие в пустырь, вглубине которого виднеются красивые здания казацких казарм. По левойстороне улицы мы подходим к обширной площади, называемой Конной отпроизводящегося на ней в определенные дни конского торга и служащей дляисполнения публичной казни, производимой всенародно. Процессияостанавливается, солдаты окружают эшафот кольцом, и на него входитчиновник, читающий приговор. Если осужденный "привилегированногосословия", палач ломает над его головой шпагу, если же он "не изъят позакону от наказаний телесных", то над ним совершается казнь плетьми.Палач, вооруженный плетью, становится в нескольких шагах от обнаженного попояс и привязанного в соответствующем положении осужденного и, крикнув:"Поддержись, ожгу!" — начинает наносить удары, определенные в приговоре,после чего истерзанного везут в тюремный лазарет, а по выздоровлениизаковывают в ручные и ножные кандалы, выжигают на лице его клеймо иссылают в Сибирь. Мы проходим быстро мимо этого отталкивающего иразвращающего зрелища, уничтоженного лишь в 1863 году, вместе с варварскимнаказанием шпицрутенами. Последнее описано у Ровинского в егоисследованиях о старом суде и изображено в потрясающей картине у Л. Н.Толстого, в его рассказе "После бала".Идем далее по направлению к Александро-Невской лавре. Навстречу наммчится запряженная четверкою, с форейтором и двумя лакеями в треугольныхшляпах на запятках, карета. Сквозь стекла ее дверец виднеется белый клобукс бриллиантовым крестом. Это митрополит, отправляющийся на утреннеезаседание синода. Подходя к монастырю, мы видим редкие каменные здания имежду ними здание духовной консистории, где чинится расставшимися ссоблазнами мира монахами своеобразное правосудие по бракоразводным делам,нередко при помощи "достоверных лжесвидетелей", и проявляетсяначальственное усмотрение под руководством опытной канцелярии по отношениюк приходскому духовенству, вызвавшее весьма популярное в его среде якобылатинское изречение: "Consistorium protopoporum, diaconorum, diatchcorum,ponomarorum — que obdiratio et oblupatio est" ["Консисторские протопопы,дьяконы, дьячки, пономари — обдиратели и облупатели" (шутливая имитациялатинской фразы)].Возвращаясь назад, мы встречаем богатые похороны. На черных попонахлошадей нашиты, на белых кругах, нарисованные гербы усопшего. На"штангах", поддерживающих балдахин, стоят в черных ливреях и цилиндрах наголове "официанты", как это значилось в счетах гробовщиков.Вокруг колесницы и перед нею идут факельщики в черных шинелях военногопокроя и круглых черных шляпах с огромными полями, наклоненными вниз. Вруках у них смоляные факелы, горящие, тлеющие и дымящие. Так как за всейпроцессией не ведут верховую лошадь в длинной черной попоне, то, очевидно,хоронят не "кавалериста", а штатского. Процессия имеет печальный характер,более соответствующий значению ее, чем современные, — декоративные, сэлектрическими лампочками и грязноватыми белыми фраками на людях, несущихвместо факелов фонари. Гроб — всегда деревянный, обшитый бархатом илиглазетом с позументами. Металлических гробов тогда не было.Вступая на Невский, перейдя Лиговку, мы встречаем довольно широкиетротуары, в две плиты, постепенно затем расширенные до их настоящего вида.У тротуаров, в двух саженях одна от другой, поставлены невысокие чугунныетумбы, выкрашенные в черную краску. Перед большими праздниками их жирнокрасят вновь, причиняя тем некоторый ущерб платьям проходящих и задевающихза них франтих. В дни иллюминаций на них и около них ставятся зажженные ипортящие воздух едким дымом плошки. На Невском, Морской и некоторых изглавных улиц стоят на солидных чугунных столбах газовые фонари. Всеостальные местности в городе освещаются масляными фонарями начетырехугольных столбах, выкрашенных подобно будкам.Такой фонарь имеет четыре горелки перед металлическими щитками, но светдает лишь на очень близком расстоянии вокруг себя. В узкой Галерной улицетакие фонари висят довольно высоко на веревках, протянутых от домов собеих сторон улицы. По улице в разных направлениях движутся со скоростью,всегда удивлявшею иностранцев, дрожки, коляски и кареты самыхразнообразных фасонов. Кареты — часто четырехместные — на сложныхрессорах, с высокими козлами и откидной ступенькой у дверец. Площадкасзади кузова обыкновенно утыкана гвоздями, обращенными острием кверху, илиона заменяется обручем с остроконечными зубцами. Это делается для того,чтобы уличные ребятишки не устраивались сзади кареты, что подало повод всвое время Некрасову сказать: "Не сочувствуй ты горю людей, не читай тыгуманных книжонок, но не ставь за каретой гвоздей, чтоб, вскочив,накололся ребенок…"Кареты знатных лиц запряжены обыкновенно четверкой цугом, с форейторомна передней паре, кричащим обычное в то время: "Пади!" или "Эй, берегись!"На кучере цветная четырехугольная шапка, обшитая по краям шнурком сзавитками. У кучеров царской фамилии она голубая. На козлах карет высокихвоенных лиц, рядом с кучером, помещается лакей в шишаке [Этот шишаксостоял из обыкновенной военной каски, наверху острия которой было у бомбысрезано пламя. Такие же шишаки присвоены были в начале шестидесятых годовгородовым. (Примеч. автора.)], в синевато-серой шинели, капюшон которойобшит двумя широкими красными полосами, а если это экипаж иностранногопосланника, то рядом с кучером в кафтане, обшитом по борту позументом,сидит егерь в охотничьем наряде, нередко с полусаблей на чернойлакированной перевязи. Другой вид экипажей составляют пролетки, с довольноузким сиденьем, заставляющим едущих вдвоем держаться друг за друга.Пролетка — на стоячих рессорах и с низенькой спинкой, не дающейвозможности к ней прислониться. У богатых и деловых людей пролетка болееудобна. Иногда она имеет очень узкое сиденье, исключительно для одногочеловека, и называется "эгоисткой".В "собственные" пролетки нередко запряжены две лошади:в корню и на пристяжке. Передняя низко наклоняет голову к земле и,извиваясь, обыкновенно забрасывает седока пылью и комьями грязи.В свободное от постов время встречаются кареты, сквозь окна которыхвиднеются перины, одеяла и подушки. У кучера на правой руке сделанаперевязь из полотенца, а иногда из лент, которыми украшаются и гривылошадей. Это торжественно везут какое-нибудь купеческое приданое кпредстоящей свадьбе.Наряду с дрожками существует "калибер", или "гитара", своеобразноустроенная машина для передвижения, на продолговатом сиденье которой нужнопомещаться, если ехать вдвоем, боком друг к другу и обращенными лицами впротивоположные стороны, а если ехать одному, то для большей устойчивостинужно сидеть верхом. Этот род передвижения особенно дешев в пятидесятыхгодах; от Знаменской площади до Адмиралтейства или до Сенной площади можнодоехать за десять копеек. На спине извозчиков висит на ремешке белыйжестяной билет с номером.На Невском нет ни трамваев, ни конно-железной дороги, а двигаютсягрузные, пузатые кареты огромного размера, со входною дверцей сзади, у

Добавить документ в свой блог или на сайт

Анатолий Фёдорович Кони Некоторые вопросы авторского права
Текст статьи близок к выступлениям Кони на заседаниях Особой комиссии Государственного Совета 27 октября, 3 и 5 ноября 1910 г. Эти…
Вижу: четыре Колесницы выходят…в первой колеснице Кони красные, а…
Ангел сказал: вороные Кони выходят к Стране Северной. Возьми у них Серебро и Золото…
«Наше поколение живет воспоминаниями» Воспоминания и размышления старожилов Выпуск второй
Мы, ветераны войны и труда, долгожители Великого Российского государства, в завершающимся 2013 году решили оформить свои короткие…
Анатолий Клёсов по поводу откликов на фильм (часть 1) По поводу откликов…
Судя по откликам в сети, фильм вызвал бурную реакцию зрителей. Да и не зрителей тоже. Нередко встречались «отклики» типа – «Чушь…
Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Военный комиссариат города Санкт-Петербург, находящийся по адресу: 190121, Санкт- петербург, пр. Английский, д. 8/10
Откуда Славяне Анатолий Клёсов по поводу откликов на фильм (часть…
Прежде всего, приношу искреннюю благодарность тем, кто оставил позитивные комментарии, задал вопросы, и вообще хотел узнать что-то…
3. Ветошкин Анатолий Трофимович

Записки шестидесятника. Воспоминания: от мордовских лагерей до расстрела белого дома

Мошенничестве ежемесячный сборник февраль 2008 содержание банки
Коммерсантъ Санкт-Петербург (Санкт-Петербург), 18 февраля 2008 г., №026-p, С. 34 приложение "Коммерсантъ" Банк
Лермонтов фантаст "Золотого века"
Петербург, новые литературные и светские знакомства, дуэль с сыном французского посла Э. де Барантом и вторая ссылка на Кавказ, участие…

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:

Школьные материалы

Школьные материалы
При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
www.edushk.ru

арбитражный суд города санкт-петербурга,месте нынешней литовской улицы,сороковых годов сжадным вниманием,козлах карет высокихвоенных лиц,обыкновенно забрасывает седока пылью,первой колеснице кони красные,конно-железной дороги,навстречу наммчится запряженная четверкою,решение николая i подействовали,служащей дляисполнения публичной казни

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Планы мероприятий
Игра викторина по ЭКОЛОГИИ-10 класс

  Цель игры «Викторина по экологии» : углубить экологические знания Весь класс разбит на четыре команды по 6 человек. Время обдумывания ответа -1 минута. Ведущий читает высказывания великих людей с паузами , там , где пропущены слова. Команды должны вставить эти слова «Оценивать … только по стоимости её материальных богатств- …

Задания
Хирургия и Реаниматология. Тесты. Методическое пособие

Тестовые задания. Хирургия и Реаниматология.   Профилактика хирургической инфекции. Инфекционная безопасность в работе фельдшера   Обезболивание   Кровотечение и гемостаз   Переливание крови и кровозаменителей, инфузионная терапия   Десмургия   Ведение больных в полеоперационном периоде   Синдром повреждения. Открытые повреждения мягких тканей. Механические повреждения костей, суставов и внутренних органов   …

Планы занятий
Профориентационный тест Л.А. Йовайши на определение склонности человека к тому или иному роду деятельности

ПРОФЕССИЯ – это вид трудовой деятельности человека, который требует определенного уровня знаний, специальных умений, подготовки человека и при этом служит источником дохода. Профессиональная принадлежность – одна из важнейших социальных ролей человека так как, выбирая профессию, человек выбирает себе не только работу, но и определенные нормы, жизненные ценности и образ жизни, …