А.М. ЧЕРНЫШОВА — Дошкольникам о живописи 1

^ В своём исследовании мы изучали интерес детей к портретному жанру изобразительного искусства. Дети эмоционально откликались на портреты, толковали их, исходя из своего уровня понимания. Цель нашего обучающего эксперимента заключалась в том, чтобы, развивая у детей эмоциональный интерес к произведениям портретной живопись, формировать у них эстетические чувства и эстетическое отношение к этому виду искусства.Важной задачей эстетического воспитания является поиск эффективных приёмов обучения детей пониманию своеобразия выразительных средств разных видов искусства. Одна из задач нашего обучения заключалась в том, чтобы не нарушая целостного художественного образа учить детей понимать, язык живописного портрета, учить выделять средства его художественной выразительности, углубляя тем самым проникновение в содержание произведения: учить детей видеть композицию портрета, понимать значение цветового решения в передачи сущности образа человека, его состояния, настроения, для чего важно научить их видеть выражение лица, рисунок глаз, бровей, рта, понимать позу, жест человека. Учить детей способам восприятия произведений портретной живописи – значит учить последовательно рассматривать портрет, воспринимать главное, что выделено художником при помощи композиции, рисунка, свето-цветового решения.Данные обследования показали, что большинство детей эмоционально откликается на многие произведения, доступные им по содержанию. Например, им особенно нравились портреты людей, образы которых были близки их опыту из личной жизни или известны из литературы (мать, ребёнок, царевна и др.)Особенно привлекательными для них оказались образы людей труда как физического, так и умственного (рабочий, моряк, писатель, художник.) В целом детям больше нравились образы людей с положительным эмоциональным состоянием, хотя они сопереживали, сочувствуя также грусти и печали. В определении настроения дети ориентировались в основном, на выражение лица, а к пяти годам некоторые из них начинали видеть и выразительность позы. Однако констатирующий эксперимент показал, что если дети и владеют некоторыми понятиями о настроении человека, то эти понятия ещё крайне недифференцированы и нередко одни из них подменяются другими. А потому мы считали необходимым, как и другие исследователи (В.В. Добровольская, В.Н. Куницына, М.С. Золотилова, Р.П. Чуднова), провести дополнительную работу на уточнение и расширение знаний детей о различных состояниях и настроениях человека и способах их выражения; ввести в активный словарь детей такие слова, как поза, выражение лица а глаз, настроение, состояние.Полученные нами данные показали также своеобразие отношения детей к художественным средствам выражения. Как правило, детей всех возрастов привлекал яркий, красочный колорит портретов. Четырёхлетним детям обычно нравилась декоративность, цветовая контрастность. Увлекаясь общим содержанием портрета, дети иногда как бы не замечали художественных средств, не могли объяснить, почему они предпочитают тот или иной портрет, их восприятие в целом было вне анализа.Подбирая репродукции портретов для обучающих занятий, мы старались взять такие произведения, которые соответствовали возможностям детей м вызывали бы у них эмоциональный отклик.Для обучения мы отобрали 13 репродукций портретов разного содержания. Это были портреты взрослых людей (шесть женских и два мужских) и пять детских.Учитывая, что в определении экспрессии дети ориентируются в первую очередь, на лицо человека, его мимику, мы на первом этапе обучения рассматривали с детьми погрудные портреты людей: «Портрет доярки» Е.Н. Широкого и портрет Марии Меншиковой (фрагмент) В.А. Сурикова. Мы учили детей внимательно всматриваться в лицо, определять настроение, состояние человека, всматриваться в рисунок глаз, рта, бровей, анализировать, почему художник в одном произведении брал светлые краски, а в другом — тёмные. Таким образом, мы учили детей выделять и анализировать в портрете главное – лицо человека.Исходя из того, что дети к старшему возрасту начинают выделять и понимать не только выражение лица, но и позу портретируемого, причём некоторые дети пяти лет способны к пониманию взаимосвязи выражения лица и позы в отображении состояния человека. На следующем этапе обучения мы поставили перед собой задачу: научить детей видеть экспрессивные свойства позы и её единство с выражением лица, а также с колоритом портрета, то есть продолжать учить детей воспринимать рисунок, анализировать его, понимать композицию портрета. Для этого этапа обучения мы подбирали портреты с большой экспрессивностью позы. Это были, в основном, детские портреты: «Портрет Микки Морозова» В.А. Серова, «Стрекоза» И.Е. Репина, «В школе» Б. Неменского, «Лизанька» П.П. Кончаловского и «В.К. Бялымицкий-Бируля» А.М. Герасимова.На третьем этапе обучения мы использовали репродукции таких произведений: «Портрет писателя Виктора Астафьева» Е.Н. Широкого, «Врач» В.А. Игошина, «Любочка – почтальон» В.К. Нечитайло и др. – главным образом портреты людей труда. В беседах мы учили детей «увязывать» пейзаж, бытовую обстановку, рабочий интерьер с характеристикой человека, понимать для чего художник изобразил те или иные предметы, обстановку, что он этим хотел оказать, о чём рассказать зрителям. Мы стремились к тому, чтобы дети увидели и поняли единство всех изобразительных средств.Таким образом, каждый из этапов работы с детьми над портретом предполагал расширение их знаний о средствах выразительности и обучение последовательным способам восприятия портрета.Обучение проводилось с детьми старшей группы яслей – сада. Было проведено 20 занятий. Все они носили проблемно-обучающий характер. Мы старались сформировать и развивать в детях собственное отношение, умение самостоятельно оценивать произведения. Мы лишь направляли их внимание и мышление.В оценке картины несомненно велика роль педагога. Она проявляется в постановке вопросов, направляющих на размышление, в уточнении детских ответов, в примерном анализе портрета самим педагогом, в обобщении ответа детей. Всё это способствовало эмоционально эстетическому восприятию и более глубокому пониманию содержания произведений портретной живописи.Кроме занятий, на которых рассматривалась и обсуждалась та или иная картина, мы устраивали выставки, организовав «Уголок портрета». На выставке представлялись или 2-3 картины из тех, которые уже были рассмотрены, или 7-10 картин, среди которых одна была ещё незнакома детям и привлекала их внимание. Организация выставок способствовала упрочнению интереса детей и пониманию «языка» портретной живописи, то есть художественных средств выразительности, что обеспечивало не только эстетическое, но и умственное развитее детей (анализ, синтез, сравнение, обобщение и т.д.).Большое значение в стимуляции интереса к портретной живописи имели также 2 экскурсии в русский музей. Посещение музея значительно повысило интерес детей к выставкам картин в детском саду. И при организации двух последних выставок в «Уголке портрета» дети принимали уже самое активное участие. Они выбирали и оформляли картины, выполняли роль «экскурсоводов». Так серьёзная учебная работа переплеталась с играми детей.Широко использовался нами и был весьма эффективен приём рассматривания картин в сочетании с другими видами искусства: стихами, песнями, музыкой, с детской изобразительной деятельностью.Иногда мы предлагали детям нарисовать человека в различном его настроении: весёлого и грустного. Дети охотно рисовали портреты своих мам.В целях уточнения и расширения представлений детей о внешней выразительности эмоционального состояния человека мы использовали также игровые приёмы: при рассматривании портретов в некоторых случаях предлагали детям воспроизвести позу изображённого человека и постараться передать в мимике его настроение; предлагали угадать настроение человека изображаемое воспитателем или одним из детей, или угадать настроение человека по описанию взрослым или ребёнком выражения его лица и позы.

восприятию произведений портретной живописи
// Герценовские чтения. – Л.:ЛГПИ, 1976. – С. 41 – 47.

Оцените статью
Добавить комментарий