ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ КРИМИНАЛИСТИКИ — Дипломная работа на тему: «Криминалистика: прошлое, настоящее, будущее»

^ Появление криминалистических приемов, средств и методов, неразрывно связано с отправлением правосудия, следственной, розыскной и экспертной деятельностью. Информация о допросах, обысках, опознании виновных в совершении преступлений упоминается уже в таких богослужебных книгах, как Ветхий и Новый Заветы, Коран, Сунна. О них говорится и в источниках Древнего Рима, Китая, Греции, Германии, Франции, других стран. Конечно, это были умозаключения, основанные на житейском опыте, которые применялись в рамках тогдашних процедур обычного права.
Некоторые из криминалистических действий и приемов нашли отражение в отечественных правовых актах, например в «Русской правде», «Псковской правде», договорах Руси с зарубежными государствами. Писари в Москве, Новгороде, Пскове, Верхотурье «свидетельствовали» подложные документы, проводили сличение подписей, скрепляющих рукописные тексты, о чем сохранились упоминания в летописях, торговых и иных архивах[1].
Начиная с 17 века в работах по уголовному процессу, появляются рекомендации о привлечении к предварительному расследованию и судебному рассмотрению уголовных дел лиц, сведущих в распознавании ядов и сличении почерков, обладающих медицинскими и иными специальными познаниями. В XVIII веке были предприняты первые попытки обобщения отечественной судебной практики. Так, в работе И.Т. Посошкова «О скудости и богатстве» (1724 года) рассматривались не только вопросы судопроизводства, но и обычные тогда приемы ведения следствия: испытание на дыбе, огнем и железом, лишением пищи и воды[2].
В 1805 году опубликовано первое в Российской империи учебное пособие, содержащее общие правила и тактические приемы расследования преступлений, — «Зерцало правосудия», где названо несколько направлений изобличения виновного: «от лица» (потерпевшего), «от причины», «от дела» (т.е. происшествия), «от места», «от способа», «от орудий», «от времени».
Как и в иных странах Российской империи, возникновение криминалистики неразрывно связано с развитием уголовного судопроизводства. В первой половине 19 века интерес к следственной и судебной деятельности заметно вырос: опубликованы несколько работ, суммирующих используемые в практике приемы допроса, очной ставки, обыска, иных следственных действий. В связи с этим заслуживает упоминания «Опыт краткого руководства для произведения следствий» (1833 года) Н. Орлова. В нем указано: «Производить следствие надлежит по горячим следам с особенным вниманием и крайней осмотрительностью, дабы ни малейших обстоятельств, особенно при начале, не было выпущено из виду». Здесь же содержатся отдельные рекомендации о тактике производства допроса свидетелей, очной ставки между ними, предъявления для опознания подозреваемых[3].
В работе Я. Баршева «Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству» (1841года) указано, что «домашний обыск должен быть производим неожиданно, со всею внимательностью и наблюдением над действиями лиц, живущих в обыскиваемом доме» или что «наилучшим должно почесть тот образ допроса, в котором делается переход от более общих вопросов к наиболее частным, чтобы таким образом дать обвиняемому повод высказать себя и обстоятельства преступления, также, когда материал следующих вопросов заимствуется от ближайших ответов». Далее, описание хода и результатов осмотра места происшествия, «личного осмотра преступления и следов его» должно быть настолько подробным и точным, чтобы те, «которые должны воспользоваться этим актом, могли получить посредством него столь ясное и полное представление о предмете осмотра, как будто они сами произвели его». Имеется в указанной работе предложения и рекомендации по расследованию убийств, краж, должностных преступлений, неправомерного банкротства[4].
С 1864 года после судебной реформы, важнейшим достижением которой стал отказ от теории формальных доказательств, возрос интерес к применению косвенных улик, приемам их собирания и оценки. Необходимо отметить, что в лекции по теории судебных доказательств, озвученной в Санкт-Петербургском университете в 1860 году, В.Д. Спасович говорил: «…для преобразования нашей современной системы доказательств, очевидно не удовлетворяющей требованиям охранения общественного порядка, необходимо выдвинуть вперед доказательство, посредством улик, предоставив судьям право приговаривать по их совокупности».
В качестве примера можно также привести и научный труд А.А. Квачевского «Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по Судебным уставам 1864 года». В нем анализировались способы совершения некоторых видов преступлений, особо подчеркивалась роль следов в установлении и изобличении преступника, довольно подробно рассматривались порядок изучения документов, упаковки и опечатывания вещественных доказательств, иные приемы собирания судебных доказательств. Автор данного научного труда писал: «Одним из лучших указателей на известное лицо служат следы его пребывания на месте преступления, они бывают весьма разнообразны: следы ног, рук, пальцев, сапог, башмаков, лошадиных копыт, разных мелких вещей, принадлежащих известному лицу; следы бывают тем лучше, чем более дают определенных указаний, чем отличительнее они, чем более в них чего-либо особенного, например, отпечатков разного сорта гвоздей на подошвах, след копыта лошади, кованной на одну ногу; здесь точное измерение, то есть определение тождественности вещей с тождественностью лица, может повести «ко многим указаниям»[5].
В начале 20 века П.В. Макалинский в «Практическом руководстве для судебных следователей» (1901года) так писал о применении фотосъемки при осмотре места происшествия: «В особенности большую пользу могла бы приносить фотография в осмотрах по делам об убийствах, виновные в которых еще не известны: здесь каждая мелочь имеет значение, а между тем часто при осмотре довольно трудно угадать, на какие именно мелочи следует обратить преимущественное внимание; фотография передаст все без упущений. Притом, как бы ни был добросовестен и тщателен осмотр, как бы он ни был ясно, последовательно, картинно и даже художественно изложен, описание никогда не может дать такого наглядного представления, как фотография»[6]. В этом же научном труде подробно излагались приемы изготовления слепков со следов ног и некоторые возможности экспертизы документов.
Издание переводов работ зарубежных авторов также способствовало развитию криминалистических знаний в России. Были опубликованы такие работы, как «Словесный портрет» и «Научная техника расследования преступлений» Р.А. Рейсса, «Руководство для судебных следователей» Г. Гросса, «Уголовная тактика. Руководство к расследованию преступлений» А. Вейнгардта[7].
С 80-х годов 19 века журналы «Право», «Журнал гражданского и уголовного права», «Вестник полиции», «Журнал министерства юстиции», «Юридическая летопись», а также «Юридическая газета» и «Судебная газета» время от времени публиковали статьи отечественных и иностранных криминалистов, что весьма способствовало распространению криминалистических знаний среди юристов-практиков.
В 1894 году в Одессе опубликована научная работа М. Шимановского «Фотография в праве и правосудии». Также в 1908 году С.Н. Трегубовым подготовлена «Настольная книга криминалиста-практика», а в следующем году В.И. Лебедев опубликовал «Искусство раскрытия преступлений». Эта книга была переиздана в расширенном варианте в 1912 году с подзаголовком «Дактилоскопия»[8].
Накопление криминалистических знаний в сфере судебной экспертизы отличалось некоторым своеобразием. Причиной этого были особенности развития российского естествознания, сыграли свою роль учреждения науки Российской империи. Еще в 18 веке Императорская Академия наук по ходатайствам судов и полиции изучала и решала вопросы судебно-медицинского характера, определяла содержание золота и серебра в драгоценных сплавах. С середины 19 века в Академии наук начали подвергать анализу оспоримые документы.В 1818 году была в России создана Российская экспедиция заготовления государственных бумаг, одной из задач которой стало проведение экспертизы подозрительных банкнот и купюр. Фотограф экспедиции Г.К. Скамони изобрел прибор для распознавания фальшивых ценных бумаг и денежных банкнот – верификатор. В 1878 году в составе Русского технического общества появился фотографический отдел.
Среди его учредителей были известные русские химики Д.И. Менделеев и А.Н. Бутлеров, которые занимались, в том числе, и экспертной деятельностью[9].
Самым первым криминалистическим учреждением в Российской империи считается судебно-фотографическая лаборатория, созданная в 1889 году Е.Ф. Буринским при Санкт-Петербургском окружном суде. Она была отправным пунктом в формировании системы российских экспертных учреждений. Вклад Е.Ф. Буринского в развитие отечественной криминалистики заключался в изучении и разработке новых фотографических методов исследования документов. В 1892 году он был удостоен высокой награды Академии наук за открытия в области научно-исследовательской фотографии и их практическое использование. – премии имени М.В. Ломоносова. Его «Судебная экспертиза документов» (1903 года) и сегодня читается с большим интересом[10]. Очень много сделал Е.Ф. Буринский и для совершенствования экспертизы почерка. Он лично провел несколько особо сложных экспертиз, доказал перспективность использования в криминалистике математических и других методов точных наук.
Многопрофильным криминалистическим учреждением стал кабинет научно-судебной экспертизы при прокуроре Санкт-Петербургской судебной палаты, открытый в 1912 году. Спустя два года кабинеты научно-судебной экспертизы начали действовать в Москве, Киеве и Одессе. Деятельность этих кабинетов способствовала активному внедрению криминалистических знаний в российский уголовный процесс, совершенствованию средств и методов раскрытия и расследования преступлений[11].
Высшая награда, полученная русским отделом судебно-полицейской фотографии на международной фотовыставке в Дрездене в 1909 году свидетельствует о том, что в этот период времени научный и практический уровень криминалистики и экспертной деятельности в России был не ниже зарубежного. В данной выставке участвовали не только Питерские и Московские, но также Самарские и Уфимские полицейские отделения. В русском отделе экспонировались руководства, таблицы и практические пособия по судебной фотографии, регистрационные снимки преступников и их отпечатков пальцев, фотоиллюстрации к раскрытию опасных преступлений: фальшивомонетничеств, убийств, разбойных нападений, краж с взломом.В заключение необходимо отметить, что криминалистика, начиная с 19 века, особенно со второй его половины, после проведенной Александром II судебной реформы, развивалась с геометрической прогрессией. Достижения, которые криминалисты внесли криминалистику как науку ещё в 19 веке, используются до настоящего времени. Необходимо отметить, что в тот период российская криминалистика отнюдь не уступала западной и по некоторым позициям даже её превосходила.

Оцените статью
Добавить комментарий