Глава III. Собственность на землю — Комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации

Глава III. Собственность на землю
Статья 15. Собственность на землю граждан и юридических лиц
1. Собственностью граждан и юридических лиц (частной собственностью) являются земельные участки, приобретенные гражданами и юридическими лицами по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации.
2. Граждане и юридические лица имеют право на равный доступ к приобретению земельных участков в собственность. Земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, могут быть предоставлены в собственность граждан и юридических лиц, за исключением земельных участков, которые в соответствии с настоящим Кодексом, федеральными законами не могут находиться в частной собственности.
3. Иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица не могут обладать на праве собственности земельными участками, находящимися на приграничных территориях, перечень которых устанавливается Президентом Российской Федерации в соответствии с федеральным законодательством о Государственной границе Российской Федерации, и на иных установленных особо территориях Российской Федерации в соответствии с федеральными законами.
Комментарий
1. Статья направлена на реализацию сразу двух конституционных норм: во-первых, ч.2 ст.9, согласно которой земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности, и, во-вторых, ч.1. ст. 36, в соответствии с которой граждане и их объединения вправе иметь в частной собственности землю. Содержание понятия «объединения» граждан было раскрыто в 1996 г. Конституционным Судом РФ, который разъяснил, что «объединения граждан» — это юридические лица, которые созданы гражданами для совместной реализации таких конституционных прав, как право свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч.1 ст.34 Конституции РФ) и право иметь в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами (ч.2 ст.35 Конституции РФ).29 Таким образом, Конституция РФ закрепляет право граждан и созданных ими юридических лиц иметь в частной собственности земельные участки.
Предусмотренное комментируемой статьей право частной собственности граждан и юридических лиц на землю можно рассматривать в объективном смысле как правовой институт и как субъективное право.
Право частной собственности на землю в объективном смысле представляет собой комплексный институт права, содержащий нормы, определяющие границы возможных действий физических и юридических лиц по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, которые на основании закона не ограничены и не изъяты из гражданского оборота.
частной собственности на землю — это установленная объективным правом возможность граждан и юридических лиц свободно владеть, пользоваться и распоряжаться земельным участком, при условии, что это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц. Правомочие владения означает возможность фактического господства (обладания) земельным участком на законных основаниях. Из правомочия владения вытекают такие права, как право огораживать зе­мельный участок, запрещать пользоваться им третьим лицам и т.д. Правомочие пользования участком означает закрепленную законом возможность его хозяйственной эксплуатации путем извлечения полезных свойств и получения дохода. Правомочие распоряжения земельным участком – это возможность определения собственником его юридической судьбы. Собственники участков — граждане и юридические лица вправе их покупать и продавать для ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства и индивидуального жилищного строительства, предпринимательской деятельности, осуществлять иные не запрещенные законом сделки с земельным участком.
2. Право частной собственности на земельные участки может приобретаться в силу различных гражданско-правовых и земельно-правовых оснований. При этом представляется необходимым различать термины «приобретение» и «возникновение» права собственности на землю. Когда мы говорим о возникновении права собственности, речь идет о появлении права собственности у государства (муниципального образования). Так, ст. 17 ЗК РФ указано, что в федеральной собственности находятся участки, право собственности на которые возникло у Российской Федерации при разграничении государственной собственности на землю.
Приобретение земельного участка означает появление права собственности у государства или иных субъектов по основаниям, предусмотренным законом (ст. 8 ГК РФ). На возможность приобретения Российской Федерацией участков по гражданско-правовым основаниям указывает ст. 17 ЗК РФ. Аналогичный термин используется и в других статьях ЗК РФ, например, когда речь идет о праве граждан – землевладельцев и землепользователей приобрести их в частную собственность.
Классификация оснований приобретения земельных участков в частную собственность уже неоднократно производилась в научной литературе. Наиболее распространенными основаниями признаются договоры и иные сделки (гражданско-правовой порядок), а также акты государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей. Последняя группа оснований иногда называется административно-правовым способом (порядком) приобретения права частной собственности на земельные участки, поскольку при данном способе одной из сторон правоотношения обязательно является государственный орган или орган местного самоуправления.
Административно-правовой порядок заключается в передаче компетентным органом в частную собственность из государственной или муниципальной собственности земельных участков посредством первичного предоставления либо переоформления прав на землю. Таким компетентным органом в большинстве случаев (вплоть до окончательного разграничения государственных земель) является орган местного самоуправления.
Отличие процедуры «предоставления земельного участка» от процедуры «переоформления прав на земельный участок» заключается в том, что при предоставлении земельного участка право собственности на него у граждан и юридических лиц возникает впервые за плату или бесплатно.30 Как правило, предоставление земельного участка осуществляется по итогам аукционов или конкурсов. Бесплатное предоставление участков из государственной или муниципальной собственности в частную собственность осуществляется в случаях, предусмотренных ЗК и иными федеральными законами, законами субъектов РФ (п.2 ст.28 ЗК РФ). Так, согласно п.4 ст.5 Закона РФ от 15 января 1993 г. № 4301-I «О статусе Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы» (ред. от 23 июля 2005 г.), указанные лица имеют право на бесплатное получение в собственность земельных участков под строительство индивидуальных жилых домов, дач, под садово-огородные и личные подсобные хозяйства в размерах, устанавливаемых в соответствии с законодательством субъектов РФ, но не менее чем 0,20 га в городах и поселках городского типа и 0,40 га в сельской местности.
Процедура переоформления прав на земельный участок применяется в случае, когда граждане уже имеют на праве постоянного бессрочного пользования или пожизненного наследуемого владения, а юридические лица – на праве постоянного бессрочного пользования земельные участки, и желают приобрести их в собственность. При этом для граждан переоформление прав на землю осуществляется бесплатно и по желанию, а для юридических лиц (кроме указанных в ст. 20 ЗК РФ) – обязательно и за плату. Для осуществления обеих процедур необходимо наличие следующих юридических фактов. Во-первых, необходима подача заявления заинтересованным лицом и принятие решения (постановления) компетентного органа о передаче земельного участка в собственность; во-вторых, должен быть осуществлен отвод земель на местности и, в третьих, право собственности должно быть зарегистрировано органами юстиции. Подчеркивая равенство граждан и юридических лиц в вопросах приобретения в собственность земельных участков (п.2), ЗК РФ имеет в виду равное право на приобретение земельных участков из государственной или муниципальной собственности. При этом следует иметь в виду, что некоторые земельные участки принципиально не могут находиться в собственности юридических лиц, но могут находиться в собственности граждан (например, для ведения личного подсобного хозяйства). С другой стороны, некоторые процедуры приобретения права собственности на земельные участки не применяются в отношении граждан (приобретение права собственности юридического лица в результате внесения земельных участков в уставной капитал). Поэтому указанное равенство следует понимать как потенциальное равенство в правах, но не равенство во всех процедурах по приобретению участков различного целевого назначения, не изъятых из оборота и не ограниченных в нем.
3. Указанные п.2 комментируемой статьи исключения из общего правила о возможности приобретения гражданами и юридическими лицами в собственность земельных участков корреспондируют с нормами ГК РФ, предусматривающими, что земля и иные природные ресурсы могут отчуждаться и переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах (п.3 ст.129). ЗК РФ выводит из оборота или ограничивает определенные земельные участки в гражданском обороте. Так, изъяты из оборота земельные участки, занятые находящимися в федеральной собственности следующими объектами: зданиями, строениями и сооружениями, в которых размещены для постоянной деятельности Вооруженные Силы РФ, другие войска, воинские формирования и органы; зданиями, строениями и сооружениями, в которых размещены военные суды; объектами организаций федеральной службы безопасности; объектами организаций федеральных органов государственной охраны; объектами использования атомной энергии, пунктами хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ; объектами, в соответствии с видами деятельности которых созданы закрытые административно-территориальные образования; воинскими и гражданскими захоронениями и ряд других.
К числу ограниченных в обороте относятся находящиеся в государственной или муниципальной собственности земельные участки, занятые особо ценными объектами культурного наследия народов Российской Федерации, объектами, включенными в Список всемирного наследия, историко-культурными заповедниками, объектами археологического наследия; предоставленные для нужд организаций транспорта; предоставленные для нужд связи; занятые объектами космической инфраструктуры; расположенные под объектами гидротехнических сооружений; загрязненные опасными отходами, радиоактивными веществами, подвергшиеся биогенному загрязнению и т.д. (ст. 27 ЗК РФ).
При этом если размещение перечисленных объектов является основанием для изъятия (ограничения) соответствующих земель из оборота, то за прекращением (ликвидацией) этих объектов в установленном порядке должно следовать снятие запрета на оборот земельных участков (например, если военный суд переехал в другое здание, то занимаемое им прежде может быть вынесено публичным собственником на торги вместе с земельным участком).
4. ЗК РФ оставляет без внимания возможность приобретения права собственности на землю гражданами и юридическими лицами в силу приобретательной давности. Под приобретательной давностью понимается возможность гражданина или юридического лица, не являющегося собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющего как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет, либо движимым имуществом в течение пяти лет, претендовать на приобретение права собственности на это имущество (ст. 234 ГК РФ).
Представляется, что признак добросовестности, равно как и признак владения участком «как своим» не должен быть распространяем на земельные участки как минимум по четырем причинам. Во-первых, как советское, так и российское земельное законодательство отрицает существование бесхозяйных земельных участков. В дореформенный период провозглашалось право исключительной государственной собственности на землю; в п. 2 ст. 214 ГК РФ сформулирована аналогичная норма: «земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью». При этом до разграничения государственной собственности на землю распоряжение указанными землями осуществляется органами местного самоуправления в пределах их полномочий, если законодательством не предусмотрено иное.
Во-вторых, как по советскому, так и по российскому законодательству предусматривается административная (а по старому УК РСФСР предусматривалась даже уголовная) ответственность за самовольный захват земельного участка. Следовательно, лицо не может владеть земельным участком добросовестно, поскольку завладело им в результате правонарушения. В данной ситуации всегда существует потенциальный или реальный собственник (Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование), указанный (или подлежащий внесению после окончания процедуры разграничения прав на землю) в документах государственного земельного кадастра и регистрации прав на землю.В-третьих, в дореформенный период предусматривалось два вида прав граждан и юридических лиц на земельные участки – постоянное и временное пользование. Право собственности на землю граждан и юридических лиц впервые было предусмотрено только в конце 1990 г. и реально могло возникнуть только после 1 января 1991 г. Следовательно, именно с этого момента возникает возможность владения участком «как своим», а потому лишь с 1 января 2006 году можно говорить об истечении пятнадцатилетнего срока. При этом обратим внимание на то, что течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 ГК РФ, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям (п. 4 ст. 234 ГК РФ).В-четвертых, возможность пользоваться имуществом «как своим» предполагает, что соответствующее имущество не изъято и не ограничено в обороте. Между тем, существует перечень земельных участков, которые либо не могут вообще находиться в собственности физического или юридического лица, либо для пользования которым необходимо специальное разрешение (ст. 27 ЗК РФ).
Поэтому представляется необоснованным применительно к спорам по поводу земельных участков п. 17 разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». Пленум, в частности, разъяснил, что право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено как на бесхозяйное имущество, так и на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу. Но остается открытым вопрос, почему при конфликте интересов законного собственника (государства) и лица, претендующего на приобретение права собственности на земельный участок в силу приобретательной давности, приоритет не должен отдаваться интересам публичного собственника (особенно учитывая провозглашенное Конституцией равенство всех форм собственности).
Представляет интерес судебная практика по таким делам. Так, 3 апреля 2002 г. Краснооктябрьским районным судом города Волгограда было рассмотрено дело по заявлению гражданки Г. об установлении факта владения строением на праве собственности и установлении факта приобретения права собственности на земельный участок за давностью владения (в результате пожара в 1984 г. правоустанавливающие документы были утрачены).
Интересующие нас требования о приобретении права собственности на земельный участок были удовлетворены по следующим основаниям. Г. с 1953 г., не являясь собственником земельного участка, добросовестно, открыто и непрерывно пользовалась земельным участком как своим собственным (курсив наш), используя данный участок на нужды семьи для выращивания плодово-овощных культур. С 1953 г. уплачивался земельный налог, земля содержалась в надлежащем состоянии. В силу этих фактов суд пришел к выводу, что Г., добросовестно, открыто и непрерывно владея земельным участком как своим собственным, приобретает право собственности на участок в силу приобретательной давности.
Однако представляется, что решение суда о признании права собственности на земельный участок не является бесспорным. Действительно, в соответствии со ст. 248 ГПК РСФСР суд должен был установить факты, имеющие юридическое значение при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, либо при невозможности восстановления утраченных документов. Однако из факта установления права собственности на дом и права пользования земельным участком не следует правомерность признания права собственности на земельный участок. На наш взгляд, суд должен был ограничиться восстановлением утраченного права пользования земельным участком, предоставив заявителю впоследствии решать юридическую судьбу участка в соответствии с земельным законодательством – приватизировать земельный участок (ст. 20 ЗК РФ) либо сохранить его на прежнем титуле.Интересен и другой пример судебной практики. Е. обратился в суд с иском к администрации района о признании права собственности, ссылаясь на то, что недвижимым имуществом, состоящим из хозяйственных построек и земельного участка, открыто и добросовестно владеет с 1955 года, использует земельный участок по назначению, поэтому на основании ст. 234 ГК РФ просит признать на них право собственности. Решением районного суда иск был удовлетворен. На учреждение юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним была возложена обязанность произвести государственную регистрацию права собственности за истцом на определенные хозяйственные постройки, на комитет по земельным ресурсам и землеустройству — выдать истцу правоустанавливающие и правоудостоверяющие документы на участок. В кассационном порядке дело не рассматривалось. Постановлением президиума краевого суда отклонен протест прокурора об отмене решения и определения суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации удовлетворила протест прокурора, отменив состоявшиеся по делу судебные постановления, и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.Удовлетворяя иск, суд на основании ст. 234 ГК РФ посчитал, что право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает у лица, приобретшего это имущество в силу приобретательной давности, с момента такой регистрации. Признавая за истцом право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, суд сослался на положения ст. 268 ГК РФ и разъяснил в этой части вынесенное по делу решение. Указанные выводы суда основаны на неправильном применении и толковании норм материального права. В соответствии со ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений. Материалами дела подтверждено, что в отсутствие строительно-технической документации и соответствующего разрешения Е. возведены объекты недвижимости на земельном участке, не отведенном в установленном законом порядке для этих целей. При этом указанные строения и земельный участок не имеют государственной регистрации права.На основании ч. 2 ст. 222 ГК РФ самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет. Согласно ст. 126 ЗК РСФСР, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, самовольно занятые земельные участки возвращаются по их принадлежности. Приведенные требования материального права судом не учтены. Кроме того, судом не разграничены правовые последствия возникновения права собственности между институтами приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ) и самовольного строительства (ст. 222 ГК РФ). Так, приобретательная давность не может распространяться на случаи, когда в качестве объекта владения и пользования выступает самовольно возведенное строение, расположенное на неправомерно занимаемом земельном участке.
Суд в данном случае не только легализовал самовольные постройки, но и закрепил за истцом право бессрочного пользования земельным участком.31
5. Проблема земельной правосубъектности апатридов, иностранных граждан и юридических лиц продолжает оставаться одной из самых дискуссионных в российской земельно-правовой науке. Первоначально в Законе «О земельной реформе» от 23 ноября 1990 г. было указано, что иностранным гражданам земельные участки в собственность не передаются (п. 3 ст. 4). То же самое ограничение для них было зафиксировано и в Законе «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» от 22 ноября 1990 г. (ст. 4). Действующая тогда Конституция РСФСР 1978 года с самыми последними изменениями и дополнениями, внесенными в нее 10 декабря 1992 г., об этом просто умалчивала, что было равносильно запрету права собственности на землю в России иностранцев. В ЗК РСФСР 1991 г содержалось указание на то, что иностранным гражданам земельные участки в собственность и пожизненное наследуемое владение не передаются (ст. 7).Закон «О праве граждан Российской Федерации на получение в частную собственность и на продажу земельных участков для ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства и индивидуального жилищного строительства» от 23 декабря 1992 года уже в своем названии ограничил право иностранных граждан на получение земельного участка в собственность. Таким образом, в законах, положивших начало земельным преобразованиям и воскресивших право частной собственности на землю, иностранные граждане были лишены этого права. Первая брешь в запрещении иметь им земельный участок в собственности была пробита Президентом РФ, причем косвенным путем, используя приватизационное законодательство. Так, через приватизацию объектов государственной и муниципальной собственности, в которой российское законодательство не запрещало участвовать иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам, на основании Указов Президента РФ уже в 1992 г. начался выкуп ими земельных участков под приватизируемыми объектами в собственность.
Новый ЗК РФ окончательно решил данный вопрос. Теперь указанные категории граждан вправе получить земельный участок в собственность, однако их права на его получение носят, по сравнению с гражданами РФ, ограниченный характер. Это означает, что в их собственность не могут быть переданы земельные участки, находящиеся, во-первых, в приграничных территориях, перечень которых устанавливается Президентом РФ в соответствии с законом «О государственной границе РФ». До установления Президентом Российской Федерации указанного перечня не допускается предоставление земельных участков, расположенных на приграничных территориях, в собственность иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам (п.5 ст.3 Вводного закона).
Однако остается открытым вопрос: что следует понимать под «приграничными территориями» — территории всех субъектов РФ, имеющих выход к государственной границе (а их 36 из 89)? Территории приграничных муниципальных образований? Ответ на этот вопрос дает судебная практика. ЗАО «Минерал Кнауф» в 2000 г. были предоставлены земельные участки под карьер и производственную базу общей площадью 168,64 га на праве постоянного (бессрочного) пользования. На основании статьи 3 Федерального Закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» от 25.10.01 г. № 137-ФЗ ЗАО «Минерал Кнауф» обратилось с заявлением в Администрацию г. Ахтубинска и Ахтубинского района о намерении приобрести в собственность названные земельные участки.Постановлением Главы Администрации и муниципального образования г. Ахтубинска и Ахтубинского района от 18.10.02 г. № 1405 акционерному обществу было отказано в приобретении в собственность земельных участков на основании того, что вся территория Ахтубинского района определена приграничной территорией, а п.3 ст. 15 ЗК РФ не допускает обладание иностранными гражданами, лицами без гражданства и иностранными юридическими лицами на праве собственности земельными участками, находящимися на приграничных территориях.
Согласно Устава ЗАО «Минерал Кнауф», иностранный инвестор — фирма «Кнауф Интернациональ ГМБХ» (Германия) имеет долю в уставном капитале акционерного общества в размере 66,6% (пункт 4.4), следовательно, владеет контрольным пакетом акций и является иностранным юридическим лицом, зарегистрированным на территории Российской Федерации. На основании Закона РФ «О государственной границе Российской Федерации» (в редакции Федерального Закона от 29.11.1996 г. № 148-ФЗ); письма Пограничной Службы России Краснознаменского Северо-Кавказского регионального Управления в/ч 2449 № 1/24 от 08.01.02 г., ст.1 Постановления Главы Администрации Астраханской области от 26.06.98 г. № 264 «Об определении пограничных территорий внутренних и пограничных вод и установлении в них режимов приграничных территорий» вся территория Ахтубинского района определена как приграничная территория. Руководствуясь указанными нормативными актами, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа оставил кассационную жалобу ЗАО без удовлетворения.32 На наш взгляд, наиболее интересно в данном деле то, что субъект РФ принял участие в определении приграничной территории, и в результате иностранному юридическому лицу было отказано в приобретении права собственности на землю.
Во-вторых, в собственность иностранным гражданам и юридическим лицам не предоставляются земли на иных (кроме пограничных) территориях, установленных особо федеральными законами.
В-третьих, согласно п. 5 ст. 28 ЗК РФ, иностранным гражданам и юридическим лицам земельные участки из состава земель государственной или муниципальной собственности предоставляются в собственность только за плату.
В-четвертых, согласно ст. 3 Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения, иностранные граждане, иностранные юридические лица, лица без гражданства, а также юридические лица, в уставном (складочном) капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без гражданства составляет более чем 50 %, могут обладать земельными участками или долями в общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения только на праве аренды.
6. Конституционность норм ЗК РФ в части возможностей иностранных граждан и юридических лиц приобретать в собственность земельные участки вызывает ряд сомнений. Действительно, Конституция РФ закрепляет большинство субъективных прав, как за гражданами РФ, так и за апатридами и иностранными гражданами. В таких случаях в Конституции РФ используется термин «каждый». В России каждый, находящийся в пределах ее границ, имеет право на жизнь (ст. 20 Конституции), на благоприятную окружающую среду (ст. 42), право иметь имущество в собственности (ст. 35) и т.д. Это означает, что субъектом этих прав являются все лица, находящиеся в границах России, неза­висимо от пола, гражданства, национальности, служебного по­ложения и т.д.
Именно в этом и проявляется «национальный режим», т.е. уравнение в правах граждан РФ и иностранных граждан (апатридов). Однако ряд субъективных прав предоставляется только гражданам России, например, граждане РФ имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей; граждане РФ имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и местного самоуправления; граждане РФ имеют равный доступ к государственной службе (ст. 32), граждане РФ имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирования (ст. 31) и т.д. В соответствии с ч. 1 ст. 36 Конституции РФ, граждане и их объединения (т.е. юридические лица) вправе иметь в частной собственности землю. На наш взгляд, если данное право принадлежало бы апатридам и иностранным гражданам (их объединениям), либо даже юридическим лицам с иностранным участием, в указанной статье Конституции Российской Федерации использовался бы термин «каждый».
Указанная неопределенность стала предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, окончательно поставившего точку в данном вопросе в результате рассмотрения дела о проверке конституционности ЗК РФ в связи с запросом Мурманской областной Думы.33 Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции России оспариваемые нормы ЗК РФ по своему содержанию, а также ЗК РФ в целом – по порядку принятия. Заявителем были приведены следующие доводы.
Земля является основой жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, в данном случае к таким народам относятся только народы Российской Федерации; закон не может ограничивать и перераспределять эту основу, право на нее в пользу лиц, не относящихся к народам Российской Федерации; из Конституции России следует, что субъектом права частной собственности на землю могут быть только российские граждане и их объединения; предоставление иностранным гражданам, лицам без гражданства и иностранным юридическим лицам права собственности на землю умаляет (ограничивает) территориальную основу жизни и деятельности народов Российской Федерации, создает возможность отторжения земли иностранному государству посредством сделок или предъявления территориальных претензий к Российской Федерации, может привести к нарушению суверенитета Российской Федерации. Кроме того, Мурманская областная Дума просила признать ЗК РФ в целом не соответствующим Конституции по порядку принятия (не было учтено мнение субъектов РФ).В своем решении Конституционный Суд признал оспариваемые статьи Земельного кодекса РФ, а также порядок его принятия не противоречащими Конституции России. В частности, Конституционный Суд РФ отметил, что Конституция в качестве общего принципа российского законодательства устанавливает «национальный режим» для иностранных лиц и лиц без гражданства, то есть в отношении прав и обязанностей приравнивает их к российским гражданам. Реализуя свою конституционную обязанность, федеральный законодатель установил приоритет российских граждан иметь в собственности землю, введя ряд ограничений для иностранных граждан и юридических лиц, лиц без гражданства в осуществлении права землепользования (например, в части запрета приобретать земельные участки в приграничных территориях).
По мнению Конституционного Суда, этого достаточно для обеспечения суверенных прав Российской Федерации на все ее природные богатства и ресурсы, а также позволяет гарантировать российским гражданам и юридическим лицам относительно равные условия конкуренции с иностранным капиталом.

Оцените статью
Добавить комментарий