Гончаров и его Обломов

  • От :
  • Категории : Без рубрики

goncharov-i-ego-oblomov-oblomov-goncharov-ia-2-3 Гончаров и его Обломов [2/3] Автор статьи: Анненский И. Ф. ни жгучей, ни резкой: вспомните бедняка Козлова 27, которая должна жена уехала, — он грустит, но живет надеждой, что неверная вернется. Резкие выходки в романах Гончарова очень редки. Обломова он допустил к одному сильного движения: на 500-й странице романа он дает пощечину негодяю Тарантьеву, заслуживший ее до почти на 20-й. Самое патетический место в "Обрыв" — энергичная расправа над тычковыми — недостаточно удалось: слишком тяжелая выдвинуто артиллерия, и бабушка проявляет слишком много пафоса против грубого и высокомерного вора. Вообще Гончаров избегает быстрых и резких оборотов дела. Тушин сломал свой хлыст заранее и в объяснении поражает Марка утонченной сдержанностью (причем, однако, дерева трещат).
Штольц и бабушка, как deus ex machina {Бог из машины (лат.).}, Является как раз вовремя: порядок поселяется сама себе, и разнообразные негодяи прячутся по щелям. Страдания в исполнении Гончарова мало трогают. Когда "Обрыв" Наталья умер в чахотке, у читателя остается впечатление, что ей и надо было умереть.
Недаром сам поэт в своих признаниях характеризует ее такими словами: … это райская птица, которая и могла жить в своем раю, под тропическим небом, под солнцем, без зим, без ветров, без хищных когтей 28. Неужели Борис Павлович Райский виноват, что не могла дать бедную девушку ни тропического неба, ни райских цветов? Страдания Татьяны Марковны Бережковой, когда он неожиданно прониклись сознанием своего греха и неизбежности возмездия, — эти страдания сам Гончаров назвал признаком величия души.
Обидно, или поскольку они оказываются несколько навуходоносоровской форме (бабушка устали бродит полях), или так же источник их нам неясен, но страдания эти не трогают. Это что-то вроде кровопускания. Муки Веры, — но они воспитательные, даже благотворительные, она точно обновляется после пережитого горя. Стоит ли говорить страдания Адуева, страдания Райского от того, что она может покорить всех красавиц, которым отличается, или о муках Ольги том, что Обломов еще не побывал на приказе и написал в Обломовку. Там Чуется горечь от пустомыслия и пошлости жалкой сплетницы, Полина Карповна с ее "bonjour" и глупостью просто забавная. Недаром сам Райский говорит о ней: "она такая карикатурная, что в роман не годится". В поэзии Гончарова мистического щекотания нервов, даже страшного ничего нет.
Вспомните "Вия", вспомните изящную психологию страха в тургеневском "Стучит". Ничего подобного у Гончарова. Тургенев пошел купаться и боялся десятки лет. Гончаров свет объехал и потом страшного не рассказал.
В поэзии Гончарова даже смерти как-то нет, точно в его благословенной Обломовке Последние пять лет из нескольких сотен душ не умер никто, даже не насильственной, даже естественной смертью. Если же из старости или какой-нибудь застарелой болезни и почил вечным сном, то там долго спустя было невозможно удивляться столь необычном случае. Тургенев, Толстой посвятили смерти особые произведения. У Толстого страх смерти повлиял на все мировоззрение. А вспомните рядом с этим, как умирает в Гончарова Обломов. Мы прочитали о ней 600 страниц, мы знаем человека в русской литературе так полно, так живо изображенного, а между тем смерть действует на нас меньше, чем смерть дерева у Толстого или гибель локомотива в "La bete humaine" 29 {"Человек-зверь" ( фр.).}. Когда Белинский сказал о Гончарове и его отношение к героиням: "до тех пор с ней только и возится, пока нужна" 30 Так было и с Обломовым. Он умер, так закончился, поскольку Гончаров исчерпал нам его психологическую сущность, и он перестал быть нужным своему создателя. Гончаров любил порядок, любил комфорт, все изящное, прочное, красивое. Вспомните классическую характеристику англичан и его культуры в "фрегате Паллада" или параллель между роскошью и комфортом. Комфорт для Гончарова как жизненная, но художественная, творческая потребность: комфорт ему был в уравновешенности и красоте тех близких, пресных впечатлений, которыми в значительной мере питалось его творчества. Гончаров неизменной здравомысл и резонер.
Сентиментализм ему чужой и смешной. Когда он писал свою первую повесть "обыкновенную историю", адуевщина была для него уже пережитым явлением. В Обломове дал этому душевному худосочию такую ​​точно вычеканенную характеристику: всего он бегал тех бледных, печальных дев, большею частью с "черными глазами, в которых светятся" мучительные дни и несправедливые ночи ", дев, с неизвестными никому скорбями и радостями, у которых имеется то доверить, сказать, и когда-прежнему они вздрагивают, заливаются внезапными слезами, потом — вдруг оповлять шею второго руками, долго смотрят в глаза, затем в небо, говорят, что жизнь их обречена проклятью, иногда падают в обморок.
Резонеров у Гончарова немало: Адуев-дядя, Аянов (в "Обрыв"), Штольц (в "Обломове"), бабушка (в "Обрыв"). Между резонерами есть только один вполне живой человек — это бабушка. Резонерство Гончарова чисто русское, с юмором, охотно и над собой посмеяться, консервативное, но без каких-либо деревянности, наоборот, сердечное, а главное, без тени самолюбования.
Такая бабушка — ей все решается традиции, этим коллективным опытом веков, — она ​​глубоко консервативна, но сердце ее полно любви к людям, и это мешает иногда последовательности в ее суждениях и поступках.

goncharov-i-ego-oblomov-oblomov-goncharov-ia-2-3 Гончаров и его Обломов [2/3] Автор статьи: Анненский И. Ф. ни жгучей, ни резкой: вспомните бедняка Козлова 27, которая должна жена уехала, — он грустит, но живет надеждой, что неверная вернется. Резкие выходки в романах Гончарова очень редки. Обломова он допустил к одному сильного движения: на 500-й странице романа он дает пощечину негодяю Тарантьеву, заслуживший ее до почти на 20-й. Самое патетический место в "Обрыв" — энергичная расправа над тычковыми — недостаточно удалось: слишком тяжелая выдвинуто артиллерия, и бабушка проявляет слишком много пафоса против грубого и высокомерного вора. Вообще Гончаров избегает быстрых и резких оборотов дела. Тушин сломал свой хлыст заранее и в объяснении поражает Марка утонченной сдержанностью (причем, однако, дерева трещат).
Штольц и бабушка, как deus ex machina {Бог из машины (лат.).}, Является как раз вовремя: порядок поселяется сама себе, и разнообразные негодяи прячутся по щелям. Страдания в исполнении Гончарова мало трогают. Когда "Обрыв" Наталья умер в чахотке, у читателя остается впечатление, что ей и надо было умереть.
Недаром сам поэт в своих признаниях характеризует ее такими словами: … это райская птица, которая и могла жить в своем раю, под тропическим небом, под солнцем, без зим, без ветров, без хищных когтей 28. Неужели Борис Павлович Райский виноват, что не могла дать бедную девушку ни тропического неба, ни райских цветов? Страдания Татьяны Марковны Бережковой, когда он неожиданно прониклись сознанием своего греха и неизбежности возмездия, — эти страдания сам Гончаров назвал признаком величия души.
Обидно, или поскольку они оказываются несколько навуходоносоровской форме (бабушка устали бродит полях), или так же источник их нам неясен, но страдания эти не трогают. Это что-то вроде кровопускания. Муки Веры, — но они воспитательные, даже благотворительные, она точно обновляется после пережитого горя. Стоит ли говорить страдания Адуева, страдания Райского от того, что она может покорить всех красавиц, которым отличается, или о муках Ольги том, что Обломов еще не побывал на приказе и написал в Обломовку. Там Чуется горечь от пустомыслия и пошлости жалкой сплетницы, Полина Карповна с ее "bonjour" и глупостью просто забавная. Недаром сам Райский говорит о ней: "она такая карикатурная, что в роман не годится". В поэзии Гончарова мистического щекотания нервов, даже страшного ничего нет.

Вспомните "Вия", вспомните изящную психологию страха в тургеневском "Стучит". Ничего подобного у Гончарова. Тургенев пошел купаться и боялся десятки лет. Гончаров свет объехал и потом страшного не рассказал.

В поэзии Гончарова даже смерти как-то нет, точно в его благословенной Обломовке Последние пять лет из нескольких сотен душ не умер никто, даже не насильственной, даже естественной смертью. Если же из старости или какой-нибудь застарелой болезни и почил вечным сном, то там долго спустя было невозможно удивляться столь необычном случае. Тургенев, Толстой посвятили смерти особые произведения. У Толстого страх смерти повлиял на все мировоззрение. А вспомните рядом с этим, как умирает в Гончарова Обломов. Мы прочитали о ней 600 страниц, мы знаем человека в русской литературе так полно, так живо изображенного, а между тем смерть действует на нас меньше, чем смерть дерева у Толстого или гибель локомотива в "La bete humaine" 29 {"Человек-зверь" ( фр.).}. Когда Белинский сказал о Гончарове и его отношение к героиням: "до тех пор с ней только и возится, пока нужна" 30 Так было и с Обломовым. Он умер, так закончился, поскольку Гончаров исчерпал нам его психологическую сущность, и он перестал быть нужным своему создателя. Гончаров любил порядок, любил комфорт, все изящное, прочное, красивое. Вспомните классическую характеристику англичан и его культуры в "фрегате Паллада" или параллель между роскошью и комфортом. Комфорт для Гончарова как жизненная, но художественная, творческая потребность: комфорт ему был в уравновешенности и красоте тех близких, пресных впечатлений, которыми в значительной мере питалось его творчества. Гончаров неизменной здравомысл и резонер.

Сентиментализм ему чужой и смешной. Когда он писал свою первую повесть "обыкновенную историю", адуевщина была для него уже пережитым явлением. В Обломове дал этому душевному худосочию такую ​​точно вычеканенную характеристику: всего он бегал тех бледных, печальных дев, большею частью с "черными глазами, в которых светятся" мучительные дни и несправедливые ночи ", дев, с неизвестными никому скорбями и радостями, у которых имеется то доверить, сказать, и когда-прежнему они вздрагивают, заливаются внезапными слезами, потом — вдруг оповлять шею второго руками, долго смотрят в глаза, затем в небо, говорят, что жизнь их обречена проклятью, иногда падают в обморок.

Резонеров у Гончарова немало: Адуев-дядя, Аянов (в "Обрыв"), Штольц (в "Обломове"), бабушка (в "Обрыв"). Между резонерами есть только один вполне живой человек — это бабушка. Резонерство Гончарова чисто русское, с юмором, охотно и над собой посмеяться, консервативное, но без каких-либо деревянности, наоборот, сердечное, а главное, без тени самолюбования.

Такая бабушка — ей все решается традиции, этим коллективным опытом веков, — она ​​глубоко консервативна, но сердце ее полно любви к людям, и это мешает иногда последовательности в ее суждениях и поступках.

дает пощечину негодяю тарантьеву,оповлять шею второго руками,невозможно удивляться столь необычном,вспомните классическую характеристику англичан,вспомните изящную психологию страха,резонерство гончарова чисто русское,толстого страх смерти повлиял,страдания татьяны марковны бережковой,бабушка устали бродит полях,разнообразные негодяи прячутся

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Планы мероприятий
Игра викторина по ЭКОЛОГИИ-10 класс

  Цель игры «Викторина по экологии» : углубить экологические знания Весь класс разбит на четыре команды по 6 человек. Время обдумывания ответа -1 минута. Ведущий читает высказывания великих людей с паузами , там , где пропущены слова. Команды должны вставить эти слова «Оценивать … только по стоимости её материальных богатств- …

Задания
Хирургия и Реаниматология. Тесты. Методическое пособие

Тестовые задания. Хирургия и Реаниматология.   Профилактика хирургической инфекции. Инфекционная безопасность в работе фельдшера   Обезболивание   Кровотечение и гемостаз   Переливание крови и кровозаменителей, инфузионная терапия   Десмургия   Ведение больных в полеоперационном периоде   Синдром повреждения. Открытые повреждения мягких тканей. Механические повреждения костей, суставов и внутренних органов   …

Планы занятий
Профориентационный тест Л.А. Йовайши на определение склонности человека к тому или иному роду деятельности

ПРОФЕССИЯ – это вид трудовой деятельности человека, который требует определенного уровня знаний, специальных умений, подготовки человека и при этом служит источником дохода. Профессиональная принадлежность – одна из важнейших социальных ролей человека так как, выбирая профессию, человек выбирает себе не только работу, но и определенные нормы, жизненные ценности и образ жизни, …