Гу «Центр судебных экспертиз и криминалистики Министерства юстиции Республики Беларусь». Минск: Право и экономика, 2012. Вып. 1/29. С. 7 12

Зорин, Р.Г. Криминалистическое и уголовно — процессуальное обеспечение распознания диапазона и динамики существенных нарушений в уголовном судопроизводстве / Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы: сб. науч. тр. / ГУ «Центр судебных экспертиз и криминалистики Министерства юстиции Республики Беларусь». – Минск: Право и экономика, 2012. – Вып. 1/29. – С.7 – 12.
УДК 343.98.
Криминалистическое и уголовно- процессуальное обеспечение распознания диапазона и динамики существенных нарушений в уголовном судопроизводствеНарушения представляют собой вид деятельности (действие – бездействие), а также динамичную систему упорядоченных ее составных элементов, находящихся между собой в единой неразрывной цепи, воздействующих и приводящих к результатам противоречащих действующему национальному законодательству. В настоящее время отсутствует научно — методические рекомендации по выявлению, установлению и устранению существенных уголовно — процессуальных нарушений. Проблемы распознания существенных и иных нарушений уголовно — процессуальных закона исследовались в научных трудах белорусских ученых процессуалистов и криминалистов А.В. Дулова, В.В. Бачило, В.Н. Бибило, Г.А. Василевича, А.Е. Гучка, И.В. Данько, Д.В. Исютина – Федоткова, Л.Л. Зайцевой, Р.Г. Зорина, Л.И. Кукреш, В.М. Логвина, И.И. Мартинович, Г.Н. Мухина, П.В. Мытника, Р. Пыталева, Л.И. Родевич, А.Р. Рубиса, В.С. Соркина, В.Б. Шабанова, М.А. Шостака, А. Шведа, других, а также в трудах российских ученых В.А. Азарова, А.С. Александрова, О.Я. Баева, О.М. Баева, А.Р. Белкина, Р.С.Белкина, В.Л. Будникова, Л.А. Воскобитовой, Л.В. Головко, Ю.М. Грошевого, А.П. Гуськовой, И.С. Дикарева, Г.А. Ерофеева, Р.М. Жамиевой, О.А. Зайцева, Е.А. Зайцевой, В.В. Зажицкого, К.Б. Калиновского, Е.А. Карякина, Л.Д. Калинкиной, И.М. Комарова, В.В. Конина, Н.М. Кипниса, П.А. Лупинской, В.П. Маслова, Е.А. Марковичевой, Т.А. Москвитиной, Т.Г. Морщаковой, Я.О. Мотовиловкера, И.Д. Перлова, М.П. Полякова, И.Л. Петрухина, Е.Р. Россинской, А.П. Рыжакова, О.П. Темушкина, В.Т. Томина, многих других. Вместе с тем проблемы диапазона и динамики негативного воздействия существенных уголовно — процессуальных нарушений и их негативных правовых последствий являются мало изученными.В своевременном выявлении, устранении существенных нарушений должны быть заинтересованы все должностные лица, ведущие уголовный процесс, а также и все добросовестные его участники. В тех или иных случаях выявленное существенное нарушение связывает судебные и досудебные стадии, на которых было допущено существенное нарушение. П.Мытник в связи с этим справедливо отмечает, что «от уровня и качества работы органов предварительного расследования зависит эффективность деятельности суда. Несмотря на то, что суд проводит самостоятельное исследование доказательств, он не всегда может исправить ошибки допущенные следователем или органом дознания. Таким образом, от всесторонности, полноты и объективности расследования зависят качество работы суда первой инстанции, законность и обоснованность итогов судебного разбирательства [1. , с.21]. В этом смысле допущенное существенное нарушение прямо или косвенно влияет на постановление законного и обоснованного приговора, а также и на принятие иных итоговых и промежуточных решений. В соответствии с п.3.ч.1. ст. 388 УПК РБ существенные нарушения являются одним из кассационных оснований, ведущих к отмене или изменению приговора суда. [2].Криминалистическая диагностика существенного уголовно — процессуального нарушения как процесса, явления состоит в исследовании его первоисточников, природы происхождения и закономерностей его возникновения, развития, преобразования, исчезновения.
Существенные нарушения уголовно- процессуального закона в соответствии со ст. 391 УПК РБ признаются такие нарушения, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников уголовного процесса при судебном рассмотрении уголовного дела или иным путем помешали суду всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства уголовного дела и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.
Данное определение, представляется, имеет ряд недостатков. Во — первых, круг нарушений которые «могут или могли» помешать суду постановить законный и обоснованный приговор в действительности этим не исчерпывается. На самом деле подобные нарушения могут или могли помешать не только суду при постановлении итогового решения (приговора), но и другим компетентным должностным лицам, ведущим уголовный процесс (прокурору, следователю, органу дознания). Во — вторых, допущение существенных нарушений негативно влияет не только на постановление законного обоснованного приговора, но и на вынесение иных промежуточных и итоговых уголовно- процессуальных решений, таких например как, постановление о прекращении уголовного дела, отказ в возбуждении уголовного дела. Указанные уголовно — процессуальные решения принимаются на досудебных стадиях, однако их значимость от этого не снижается. К иным значимым уголовно- процессуальным решениям стоит отнести постановление о приостановлении уголовного дела. Это не итоговое процессуальное решение, но (существенное) нарушение в связи с его принятием повлечет за собой негативные правовые последствия латентного характера [3,с.75]. Следует категорически признать существование в сфере уголовно — процессуальных правоотношений таких явлений как ошибка, уголовно — процессуальное нарушение, существенное нарушение. Подмена данных понятий является недопустимой. Ошибка не может и не должна являться причиной неправосудных приговоров и иных итоговых уголовно — процессуальных решений на досудебных стадиях. Причиной тому служат именно существенные нарушения. Но представляется невозможным исключить из оборота такое явление как иные уголовно — процессуальные нарушения. Определив понятие существенных уголовно- процессуальных нарушений, законодатель тем самым, совершенно справедливо оставляет определенный простор (правовое пространство) для отграничения последних от ошибок и иных уголовно — процессуальных нарушений, в частности, не относящихся к существенным. В противном случае он поступил бы иначе, определив понятие «уголовно — процессуальное нарушение». И здесь с законодателем следует согласиться, так как не бывает безошибочной деятельности, не бывает осуществления программ без сбоев (нарушений) с чьей бы то ни было стороны. Л.А. Терехова утверждает, что «полностью безошибочной судебная деятельность быть не может, а при отсутствии возможности исправления судебной ошибки решение не может быть признано законным и справедливым, а, следовательно, и конституционная гарантия судебной защиты будет неполной [4, с.33.]. Допущение ошибок и нарушений в сфере уголовно — процессуальных правоотношений нередко приводит, а порой и неизбежно, к допущению существенных уголовно — процессуальных нарушений. Под ошибкой чаще понимают добросовестное заблуждение субъектов относительно чего — либо. Добросовестное заблуждение субъектов доказывания в нередких случаях приводит или способствует возникновению цепной реакции в виде ошибочной деятельности иных взаимодействующих субъектов. Деятельность, носящая ошибочный характер, в нередких случаях влечет за собой наступление негативных правовых последствий, в том числе и допущение существенных нарушений. Из этого следует, что в сфере уголовно — процессуальных правоотношений о природе ошибки или нарушения следует судить и по наступившим негативным правовым последствиям. Ибо не должен и не может быть осужден ни один невиновный обвиняемый по ошибке либо вследствие допущенных уголовно — процессуальных нарушений.
«Принципиальным видится и дифференцированный подход к оценке характера и степени тяжести нарушений уголовно- процессуального закона, обуславливаемых учетом различий характера роли и предназначения нарушаемых уголовно – процессуальных норм для уголовно — процессуальной деятельности. При этом, безусловно, необходимо исходить из обязательности соблюдения при производстве по уголовному делу каждой и всякой уголовно — процессуальной нормы (что диктуется требованиями осуществления уголовно- процессуальной деятельности в точном соответствии с предписаниями норм материального и процессуального права. Учет разнохарактерных роли, содержания и предназначения уголовно- процессуальных норм при оценке нарушений уголовно- процессуального закона особенно необходим для определения нарушения каких норм могут и должны приводить к таким негативным правовым последствиям, устранение которых, безусловно, необходимо, поскольку без соблюдения не может оставаться в силе состоявшееся судебное решение. Фундаментальный характер уголовно – процессуальных норм должен определяться их ролью, значением для достижения задач и цели судопроизводства, для постановления законного, обоснованного, мотивированного и справедливого судебного решения. Значение для уголовного судопроизводства тех или иных норм различно. Нормы, обеспечивающие торжественность срочность судопроизводства, при всей их важности и необходимости никогда не могут повлиять на постановление законного и обоснованного судебного решения. Однако есть другие уголовно- процессуальные нормы — это нормы обеспечивающие права, свободы и законные интересы участников уголовного судопроизводства; нормы, соблюдение которых гарантирует получение и использование достоверной, допустимой доказательственной информации; нормы лишь при выполнении которых постановляются законные и обоснованные приговор иные судебные решения [5,с.45].Нарушение представляет собой динамическую систему взаимосвязанных и взаимозависимых действий – бездействий, противоречащих нормам действующего уголовно процессуального права и его источников. Формирование и развитие существенных уголовно — процессуальных нарушений и их негативных правовых последствий становится возможным при наличии для этого благоприятных причин и условий. Процесс познания расследуемого события носит длящийся характер и содержит оригинальные приемы способы, в том числе не урегулированные нормами права. В таком многообразии используемых средств и способов познавательной деятельности и рождаются противоречия, в том числе существенные. Как и любая деятельность (нарушение) представляет собой процедуру и носит изменяемый и индивидуальный характер. «Не существует тождественных существенных уголовно- процессуальных нарушений, их негативных правовых последствий, так как даже один и тот же механизм их возникновения несет собой ряд условий, присущих именно им, и способствующих их (формированию) возникновению, развитию, преобразованию.

-заинтересованность недобросовестного субъекта неправомерного воздействия (отправитель, субъект- инициатор допущения нарушения);-по субъекту — адресату неправомерного воздействия (абсолютно-определенный, относительно-определенный, неопределенный);-специфический, эксклюзивный характер процессуально — следственной ситуации;-комплекс причинно — следственных связей, присущих исследуемым нарушениям и их негативных правовых последствий;-разноплановый характер негативных правовых последствий в результате допущения существенных нарушений;-ситуативный и скрытый (латентный) характер неправомерного воздействия, присущий процессу формирования ряда существенных нарушений;-прогнозируемый — непрогнозируемый характер нарушений;-подлежащие либо неподлежащие устранению нарушения и их негативные правовые последствия;-ситуационный характер складывающихся уголовно- процессуальных правоотношений в условиях противодействия, состязательности;-комплекс негативных правовых воздействий (последствий) в результате допущения нарушений, носящих латентный характер;-неопределенность во времени, в пространстве, и по адресату негативного воздействия существенных нарушений и их негативных правовых последствий;-ситуационный характер возникающих причин и условий, способствующих формированию существенных нарушений;-ситуационный характер развития, изменения уголовно — процессуальных отношений в результате допущения существенных нарушений и их негативных правовых последствий, другие» [6, с.135]. Как правило, формирование нарушений носит системный и последовательный характер, так как любое нарушение является результатом человеческой деятельности (действий — бездействий), противоречащей действующему национальному законодательству.
связанных с возникновением причин и условий, способствовавших их допущению, формированию и развитию, их негативных правовых последствий. Преобразование нарушений по их диапазону и динамике выражается в различных изменениях в их качественных и количественных характеристиках по кругу лиц, решений, задач, по средствам и способам их реализации. Преобразовательный характер носят не только сами нарушения, но и причины и условия, способствовавшие их допущению, а также их негативные правовые последствия. Диапазон и динамика существенных нарушений свидетельствует о силе и глубине (поражения) негативного воздействия уголовно — процессуальных правоотношений на определенном этапе, стадии уголовного процесса, о локальности либо тотальности негативного (воздействия) поражения складывающих законных и упорядоченных уголовно — процессуальных правоотношений. Нарушения, как правило, возникают одномоментно, а негативные последствия носят длящийся характер и протекают явно (очевидно) либо латентно. Диапазон и динамика существенных нарушений свидетельствуют об уровне состязательности сторон, о формах противодействия (правомерно — неправомерного), о процессуальных сроках негативных воздействий нарушений и их последствий на процесс реализации задач уголовного процесса и установление объективной истины по уголовным делам. Существенные нарушения носят разноплановый характер и зависят от множества факторов. При установлении диапазона нарушений учитывается и временной фактор (временной период) негативного воздействия в результате их допущения и наступления негативных правовых последствий. Устанавливается также, носило ли существенное нарушение явный либо латентный характер, стало ли оно следствием допущенных ошибок или иных уголовно — процессуальных нарушений. Изменение диапазона и динамики формирования нарушений зависит от ряда условий объективного и субъективного характера, в частности, от затрагиваемых законных прав и интересов участников уголовного процесса (личности, государства).

-заинтересованность в результате допущенных нарушений и наступлении негативных правовых последствий со стороны недобросовестных лиц;-количество субъектов, вовлеченных в акт процессуального нарушения и в круг их негативных правовых последствий;-конфликт (конструктивный — деструктивный), выступающий как причина, условие и следствие допущения факта существенного уголовно — процессуального нарушения;-наличие итоговых и промежуточных решений, сопряженных с фактом допущения ошибок и иных уголовно- процессуальных нарушений;-максимальная приближенность факта допущенного нарушения к факту принятия итоговых и иных промежуточных уголовно — процессуальных решений;-ожидаемый эффект (результат) тактической, стратегической деятельности субъектов доказывания, и напротив, наступление негативных последствий, носящих непрогнозируемый характер, другие.Одно и то же нарушение может затрагивать одновременно законные права и интересы личности и государства, нормы морали, этики, профессиональной этики, а может повлечь за собой и возникновение внутренних душевных страданий, переживаний личности. В связи с этим, существенное нарушение, безусловно, может нанести моральный вред личности. Одно и то же нарушение у различных субъектов уголовно — процессуальных правоотношений может вызывать совершенно различные чувства, например, несправедливости, безысходности, другие. Вместе с тем приходиться констатировать, что на практике одно и то же деяние воспринимается, интерпретируется, оценивается исследователями по — разному. Одни субъекты относят его к нарушениям, а другие, соответственно, свидетельствуют о его правомерности. Одно и то же нарушение в тех или иных процессуальных ситуациях способно принести негативные последствия различные по их степени тяжести и значимости для принятия итоговых и промежуточных процессуальных решений. Причем для одних субъектов будет принципиально важным установить причины и условия, при которых такое нарушение стало возможным, для других привлечение к ответственности лиц виновных, но главной целью будет являться устранение их негативных последствий. Акценты в механизме данной деятельности расставляют субъекты, чьи законные права и интересы были нарушены, и конечно, компетентные должностные лица, ведущие уголовный процесс. Действительно, интерпретация в праве, в том числе уголовно — процессуальном, вполне закономерна, ибо все что не нашло своего отражения в нормах национального законодательства и ему не противоречит, подвергается именно интерпретации.
«Существование закона переносится в область интерпретации – смыслопроизводства. Значение никогда полностью не представляется в знаке или в системе знаков, но всегда является отложенным. Не будет ошибкой сказать, что единственно правильного смысла у текста закона вообще нет. Есть некая комбинаторика смыслов, вариативность которой, в конечном счете, создается языком судопроизводства. Определенность права есть временное состояние, есть результат победы какой-то интерпретации над другими – в данном случае, в данное время. Но эта победа временная. Неизбежен кризис смысла. Ведь жизнь развивается, возникают новые ситуации, образуются лакуны в смысле. Как только возникает сомнение в актуальности нормы права, как только кто-то предлагает новую интерпретацию ее смысла, начинается опять борьба и возникает ситуация смысловой неопределенности, т.е. кризис и соответственно появляется необходимость преодоления кризиса, выбора в пользу одной из альтернативных интерпретаций» [7, с.22]. О роли и значении интерпретации в уголовно — процессуальной информации высказывается М.П. Поляков. В частности, он пишет: «Уголовно — процессуальная информация невозможна без интерпретации. Интерпретация является ключевой проблемой информационного противоречия. В этой связи информационное противоречие вполне можно назвать интерпретационным (интерпретативным). И если истина — это соответствие наших знаний реальной действительности, то судить об этом соответствии мы можем только посредством своего внутреннего убеждения. Обоснованное убеждение в истинности и есть достоверность. Таким образом, достоверность также является продуктом интерпретации. Об объективности истины мы можем судить в случае совпадения множества интерпретаций. Информационное противоречие является вечным генератором развития уголовно- процессуальных средств познания. Оно же вечный источник проблемности, поскольку несет в себе неуничтожимое несоответствие между объективной действительностью и ее психическим отражением [8, с.33].
Существенные нарушения негативно влияют и на сроки предварительного расследования. Например, для устранения существенных нарушений и их негативных правовых последствий в нередких случаях орган уголовного преследования принимает решение о продлении процессуальных сроков предварительного расследования, что значительно затягивает процесс разрешения задач уголовного процесса и установления объективной истины по уголовным делам. Существенное нарушение либо их ряд отягощает процесс доказывания (установления) виновности – невиновности, в связи с чем, прямо или косвенно заметно и вполне закономерно снижается эффективность и качество предварительного расследования. Вместе с тем приходиться констатировать, что и ошибка может повлечь за собой наступление негативных правовых последствий. В зависимости от характера наступивших негативных правовых последствий процессуальной деятельности субъектов можно судить и о причинах их наступления, то есть констатировать факт допущения ошибки либо уголовно- процессуального нарушения, в том числе существенного.Для того, чтобы разграничить ошибка была допущена или существенное нарушение необходимо установить ряд обстоятельств:-являлось ли данное решение ошибочным вследствие именно добросовестного заблуждения;-являлось ли оно прогнозируемым либо непрогнозируемым;-какие меры были приняты для устранения нарушений и их негативных правовых последствий (своевременно — несвоевременно);-относится ли данное нарушение к категории условных либо безусловных.Негативные правовые последствия могут носить отдаленный характер либо наступать незамедлительно после допущения факта нарушения, но могут и совпадать с самим фактом нарушения. Данные обстоятельства следует учитывать в случаях дачи правовой оценки факта допущенных существенных нарушений. Конечно, и негативные правовые последствия должны находиться в причинно — следственной связи с допущенным нарушением. О существенности нарушения можно будет судить по результатам наступления негативных правовых последствий либо вследствие возникновения такой возможности. Встречаются исключительные случаи, когда нарушение констатировано, но его последствия не проявили себя по тем или иным причинам. Однако существенный характер нарушений, по – прежнему, сохраняется. Необходимо установить фактор возмущения в упорядоченной и урегулированной УПП деятельности, направленной на достижение целей и задач уголовного процесса, в развитии уголовно- процессуальных правоотношений с точки зрения противоречия деятельности субъектов нормам национального законодательства, а также установить круг лиц, их процессуальных инициатив, направленных на формирование и допущение существенных уголовно — процессуальных нарушений. Поэтому в отдельных случаях выявленное существенное нарушение становится рычагом управления процессуально — следственной ситуации, как и сам факт обнаружения существенного нарушения. В конечном итоге оно (нарушение) оказывается на определенный период в центре внимания исследователей, а все остальное отодвигается заинтересованными лицами на второй план. Существенные нарушения выполняют роль отвлекающего фактора. Именно поэтому можно судить о том, что в отдельных случаях умышленно допускаемые существенные нарушения недобросовестным субъектом, преследуют своей целью ввести процессуального оппонента в заблуждение, отвлечь его внимание от иных значимых исследуемых обстоятельств по уголовному делу, отвлечь внимание от иных (допущенных – допускаемых) существенных уголовно — процессуальных нарушений, направленных на искажение содержания познавательно — удостоверительной деятельности субъектов доказывания. Существенное нарушение на практике может выступать в качестве процессуального акта, преследующего своей целью провокацию процессуального оппонента, а также иных заинтересованных и добросовестных лиц в уголовном процессе. Следует заключить, что выявление субъектами доказывания у процессуального оппонента существенных нарушений может на определенном этапе принести ряд преимуществ тактического, стратегического характера. Сложнее обстоит дело с выявлением существенных нарушений на стадии возбуждения уголовного дела. Правовое регулирование данной стадии является несовершенным. Неудовлетворительное правовое регулирование процедуры стадии возбуждения уголовного дела позволяет судить и о неопределенности в установлении границ правовых дозволений и запретов. А значит и распознание существенных нарушений на данной стадии является проблематичным. В связи с этим нередко в силу вступают интерпретативные суждения, взгляды, оценки, в том числе уголовно — процессуальные решения. Такое положение дел складывается во всех случаях на всех стадиях и этапах уголовного процесса, когда это касается реализации судебного, прокурорского, следственного прецедента. Ожидаемый эффект. Вот результат любого преднамеренного существенного уголовно — процессуального нарушения. Поэтому исключительно важным представляется установить намерения и желания субъектов, участвующих в процессе доказывания. Воздействие является обязательной единицей любой формы общения. Правовой характер воздействия в уголовном процессе складывается из целого ряда его составляющих: тактического, методического, психологического, организационного.Диапазон и динамика существенных нарушений зависят от правомерного воздействия на них со стороны компетентных должностных лиц ведущих уголовный процесс, и иных субъектов доказывания противодействующих любым формам уголовно — процессуальных нарушений и их негативных правовых последствий; от интенсивности и эффективности их деятельности, от принятия мер, направленных на устранение причин и условий, способствовавших допущению нарушений; установления момента обнаружения причин и условий, способствовавших допущению нарушений. Причем должен быть установлен не только момент возникновения наличия или отсутствия возможности, но и обязанности выявления, установления и устранения существенных противоречий, в частности в тех случаях, когда существенное нарушение имело очевидный характер и его выявление было допустимым и обязательным.Динамика существенных нарушений имеет временной характер формирования причин и условий, способствовавших их допущению и негативных правовых последствий. Существенные нарушения могут возникать одномоментно либо поэтапно. Нередко допущению существенного нарушения предшествует соответствующий подготовительный этап.

-возникновение причин и условий, способствовавших формированию существенных уголовно-процессуальных нарушений (определение направленности нарушений, целей и задач, связанных с исследуемым процессом; установление диапазона и динамики их формирования);-факт допущения существенных нарушений (диапазон и динамика их отправления, реализации);-факт наступления негативных правовых последствий либо сама возможность -неизбежность их наступления (диапазон и динамика реализации негативных правовых последствий в результате допущения нарушений);-наличие прямых либо косвенных причинно — следственных и пространственно- временных связей между вышеуказанными элементами.Процесс наступления негативных правовых последствий в каждом случае носит индивидуальный и динамический характер, которые в свою очередь становятся возможными либо неизбежными. При этом наступление негативных правовых последствий может иметь место незамедлительно после допущения нарушения либо спустя некоторое время, либо совпадать с фактом самого существенного нарушения. В случаях правовой оценки фактов допущения существенных нарушений и наступления их негативных правовых последствий, безусловно, должны учитываться следующие обстоятельства: временной фактор момента наступления негативных правовых последствий (объективизация, субъективизация) нарушения, длительность воздействия нарушения и его негативных правовых последствий; выявление причинно — следственных и пространственно — временных связей между этапами формирования существенных нарушений; должен быть установлен ущерб, причиненный в результате существенных уголовно — процессуальных нарушений; подлежит ли данное нарушение и его негативные правовые последствия устранению или нет; установление круга субъектов (субъекта — отправителя нарушения, субъекта – адресата негативного правового воздействия), вовлеченных в акт существенного уголовно- процессуального нарушения и их количества. Необходимо установить влияние субъектов (их действий- бездействий), решений на процесс формирования существенного нарушения и его устранения. Как правило, все лица, вовлеченные в сферу уголовно — процессуальных правоотношений прямо или косвенно зависят от фактора допущения существенных уголовно- процессуальных нарушений и их негативных правовых последствий, причем независимо от того осознают они роль и значение данных обстоятельств или нет. Таким образом, надлежащий прокурорский надзор и ведомственный процессуальный контроль должны служить правовой гарантией обеспечения законных прав и интересов личности и государства в уголовном процессе.Уголовно — процессуальные нарушения являются условием (благоприятной почвой) дестабилизации равновесия балансирующих и динамичных элементов в системе законных и упорядоченных уголовно — процессуальных правоотношений. Нарушение всегда влечет за собой конфликт (конструктивный либо деструктивный) в сфере уголовного — процессуальных правоотношений. При этом факт нарушения и факт конфликта могут совпадать между собой либо следовать друг за другом, изменяя свою последовательность. Поэтому следует констатировать взаимосвязь и взаимозависимость данных явлений. Нередко уяснение причин и условий конфликта во многом объясняет происхождение уголовно- процессуальных нарушений. То или иное нарушение в тех или иных случаях может на определенном этапе либо стадии уголовного процесса служить интересам недобросовестных его участников, а значит, и находить среди последних поддержу в дальнейшем развитии нарушения и его негативных правовых последствий. Нарушение, так или иначе, представляет собой конфликт сторон, личности и государства, межличностный конфликт. При этом нарушения по объективной стороне могут носить типичный либо эксклюзивный характер. Предложенная программа действий, направленная на распознание и устранение существенных нарушений в уголовном процессе может быть использована при осуществлении прокурорского надзора, при осуществлении ведомственного процессуально — следственного контроля на досудебных стадиях, судебного контроля на судебных и досудебных стадиях уголовного судопроизводства. Научная разработка и совершенствование правого механизма выявления, установления и устранения существенных нарушений будет способствовать повышению эффективности и качества всех стадий уголовного процесса, реализации задач уголовного процесса и установления объективной истины по уголовным делам.
Литература
1.Мытник, П. К вопросу о создании единого следственного комитета/ Юстиция Беларуси № 9, 2011.- С.21-26.2.Уголовно- процессуальный кодекс Республики Беларусь: принят Палатой Представителей 24 июня 1999 г.: одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года: текст Кодекса по состоянию на 22 января 2011 года.// Консультант Плюс: Беларусь. Технология 3000 [Электронный ресурс]/ ООО «ЮрСпектр», Национальный Центр правовой информации Республики Беларусь. — Минск, 2011.3.Зорин, Р.Г., Криминалистическое и уголовно — процессуальное обеспечение процесса распознания существенных нарушений в уголовном судопроизводстве Республики Беларусь // Вестник. ГрГУ им. Янки Купалы. Сер. 4, Правоведение. – 2011. – № 2. – С. 74-84.4.Терехова, Л.А. Система пересмотра судебных актов в механизме судебной защиты .-М. : Волтерс Клувер, 2007.- С.33.5.Калинкина, Л.Д. Нарушение фундаментальных уголовно — процессуальных норм – основание для повторного судебного производства по уголовным делам./ Судебные производства в российском уголовном процессе. Материалы 3 междунар. науч.-практ. конф., Саранск, 24 дек. 2010 редкол.: Л.Д. Калинкина (отв.ред), Н.Р. 5.Мухудинова.- Саранск 2011.-С. 44-50.6.Зорин, Р.Г., Актуальные проблемы процесса распознания диапазона и динамики существенных нарушений в уголовном судопроизводстве. /Ученые записки Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина. Ч. 1 – С. 134- 138.
7.Александров, А.С., Интерпретация и право Конституционно-правовые проблемы уголовного права и процесса: Сб. материалов международной научной конференции. Санкт-Петербург, 30-31 октября 2009 г. / Сост. К.Б. Калиновский. Санкт-Петербург: Северо-Западный филиал Российской академии правосудия, — СПб.: Издательский дом "Петрополис", 2010. – c/ 20-25/
8.Поляков, М.П. Уголовно процессуальная интерпретация результатов оперативно- розыскной деятельности: Монография Под научн. ред. проф В.Т. Томина- Нижний Новгород: Нижегородская правовая академия, 2001.-С.33.
РЕЗЮМЕ
Диапазон и динамика существенных нарушений позволит определить причины и условия формирования существенных нарушений, закономерности наступления и воздействия их негативных правовых последствий. Исследование проблем определения диапазона и динамики позволит также судить о формах противодействия, состязательности сторон, а также и об эффективности и качестве судебных и досудебных стадий в уголовном процессе. Это значительно упрощает и оптимизирует организацию процессуальных мероприятий направленных на выявление и устранение существенных нарушений и их негативных правовых последствий.

Оцените статью
Добавить комментарий