г) Аналитические схемы итальянских специалистов — Исследование буржуазной наукой системы международных отношений…

Название
Исследование буржуазной наукой системы международных отношений не является чем-то единообразным ни по своим источникам, ни по дальнейшему развитию и конкретному применению.
страница
7/15
Дата публикации
06.06.2016
Размер
1.86 Mb.
Тип
Исследование
edushk.ru > История > Исследование
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 … 15
г) Аналитические схемы итальянских специалистовИтальянские авторы, так или иначе касающиеся проблем системы международных отношений, чаще всего избегают создания детализированных моделей универсального и глобального характера. Интересы итальянских исследователей, как правило, более узки и прагматичны, ориентированы "в масштабе Европы", хотя и они иногда пускаются в более общие рассуждения по поводу характера современной системы международных отношений."Федералист" А. Спинелли исходит из того, что возникают многие проблемы, которые неразрешимы в рамках отдельных государств и межправительственных структур и могут быт урегулированы только центрами более крупных политических действий. Разрешение одних из этих проблем требует мировых, других — межконтинентальных, третьих — континентальных или субконтинентальных масштабов. В работах Спинелли рассматриваются пути создания таких "крупномасштабных" структур. Это-преобладание либо элементов федерального устройства, либо элементов "гегемонии", что он также называет "имперской" структурой. Он ставит под сомнение возможность параллельного существования двух принципов построения современных международных отношений: признания полного государственного суверенитета и существование суверенитета различных наднациональных организаций, необходимого для проведения совместной политики, отвечающей "общим интересам" тех или иных групп стран или организаций. Последние могут закрепить свое положение только по мере ограничения государственного суверенитета. В то же время Спинелли приходит к выводу, что в современном мире было бы невозможно полностью отказаться от какого-нибудь из этих принципов.По вопросам системы международных отношений пытался теоретизировать Р. Гуиди в опубликованной в 1959 г. работе "Политические последствия атомной бомбы" (293). Гуиди доказывает, что атомное оружие служит первостепенным фактором в развитии международных отношений, что оно оказало решающее влияние на формирование международной политики и, более того, структуры международных отношений в послевоенный период.Гуиди выделяет в современном международном обществе две "атомные" системы, т. е. две группы государств, в каждую из которых входят "атомные" и "неатомные" государства. По его концепции, этими группами "руководят", их "защищают" две самые крупные атомные державы-США и СССР. Появление "атомных" систем в годы после окончания второй мировой войны Гуиди объясняет возникшей якобы встречной заинтересованностью отдельных "неатомных" государств, вошедших в эти системы, защищаться от возможных нападений и "атомных" держав — получить базы для атомного оружия.Членам двух "атомных" систем Гуиди противопоставляет государства "третьей силы", к которым он относит страны, оказавшиеся в связи со спецификой послевоенной международной обстановки по тем или иным причинам изолированными от активной внешнеполитической деятельности: Политику "атомных" государств по отношению к странам "третьей силы" Гуиди сравнивает с борьбой за зоны "влияния" в довоенную эпоху. Но, по его мнению, "атомные" государства заинтересованы в странах "третьей силы" только в смысле политического престижа, поскольку последние не могут предложить что-либо для увеличения реальных сил "атомных" держав. Гуиди уверяет, что страны "третьей силы" не являются подлинной силой, "могущей составить важный элемент в маневрах на международных ассамблеях".В соответствии с основным критерием своей концепции — атомным оружием — Гуиди подходит к оценкам современного капиталистического общества. Он исходит из той точки зрения, что атомная бомба, оставаясь ощутимым средством тотального уничтожения в "вертикально" построенном государстве, приобретает совсем другой характер в "горизонтально" оформленном обществе, под которым Гуиди подразумевает общество наднациональных объединений. Он "предсказывает", что международное общество "атомной" эпохи будет основываться на наднациональных организациях, но не аналогичных ЕЭС с его суверенными государствами-участниками, а более "эффективных" политических форм.Во взглядах на современную систему международных отношений Гуиди стоит на позициях "биполярности", исходя только из одного критерия в отношениях двух мировых систем, связанного опять-таки с владением атомным оружием. На основании такого критерия Гуиди делит мир на две группы стран с "лидерством" США, с одной стороны, СССР-с другой, и на группу неприсоединившихся стран.Нетрудно заметить, что Гуиди при этом вовсе не исходит из исторического разделения мира на две социально-экономические системы. Он не видит и коренных последствий этого противостояния для системы международных отношений. Гуиди рассматривает взаимоотношения между "атомными" и "неатомными" державами, а также государствами "третьей силы", не делая различий между отношениями в рамках одной или другой системы.Крупный итальянский дипломат и ученый-международник П. Кварони в работе "Возможности средних и малых стран» приходит к выводу, что "биполярность" отношений CША и СССР послевоенного периода постепенно уступила место "мультиполярности" отношений в мире. Логика Кварони намертво -привязана к "силовым" концепциям и "атомному" аргументу, владеющему его сознанием, как и мыслями Гуиди. Kварони отмечает скачкообразность перехода от "биполярности" к «мультиполярности" современной системы международных отношений.В работе "Хромающая триполярность — Вашингтон, Москва, Пекин" Кварони указывает, что в настоящее время нельзя больше говорить о "биполярности" в области владения ядерным оружием. Однако, с его точки зрения, невозможно говорить о "триполярности" современной системы международных отношений в полном смысле этого слова. Вот почему Кварони называет разработанную им концепцию системы международных отношений "хромающей триполярностью".Кварони подчеркивает, что следует говорить о "мультнполярности" или о возможной независимой роли средних и малых стран Европы в мировой политике лишь в том случае, если дела на международной арене идут относительно хорошо. Однако, когда мир находится в состоянии кризиса, когда вмешивается военная сила, "мультиполярность" прекращает свое существование и в действие вступает "биполярность". Кварони не видит, какую роль можно отвести малым и средним странам, не имеющим собственной военной мощи, когда в игру вступает военная сила.Выход из создавшегося положения Кварони усматривает прежде всего в создании "объединенных вооруженных cил» Западной Европы. Он заявляет, что "политика, даже если oна встречает одобрение всей Западной Европы, не имеет практической ценности, если за ней не стоит европейская военная сила. Единственным решением вопроса он считает "федеральную" Европу, располагающую своим собственным вооружением и проводящую "единую" внешнюю политику.Для всей же Европы в целом Кварони видит перспективы исключительно в сохранении равновесия ядерных сил между СССР и США.Таким образом, Кварони противопоставляет "биполярности" Гуиди свою "мультиполярную" концепцию системы международных отношений, сохраняя, однако, верность тому же самом критерию атомного вооружения, который служит краеугольным камнем теории Гуиди. Исследуя систему международных отношений, оба они не учитывают того факта, что в условиях мирного сосуществования стран с различным социальным строем главным фактором является вовсе не вооружение, угроза и насилие, а широко понимаемое соотношение сил на международной арене. В подходах сквозит недооценка значения не только средних, но и развивающихся стран "третьего мира", не имеющих существенного военного, тем более атомного потенциала, но в то же время играющих заметную роль в международной политике.В отличие от Гуиди, Кварони и других, профессор Туринского университета Л. Бонанате, занимающийся теорией международных отношений, отвергает концепцию "полярности" международных отношений. Однако он не выступает против самой сущности "полярности", а лишь указывает на некоторые "технические" трудности, по его мнению, исключающие реальность концепции "полярности". Международная система, в понимании Бонанате, — система неизбежных отношений между государствами, построенных по принципу иерархичности. В работе "Введение к анализу международной политики" он выдвигает несколько гипотез построения системы международных отношений.Бонанате исключает равенство во взаимоотношениях между государствами. Государства в системе международных отношений могут существовать лишь в положении господствующего или управляемого. С его точки зрения, борьба за мировое господство — основная движущая сила в международных отношениях. Автор недвусмысленно заявляет, что сосуществование государств на международной арене неизбежно приводит к войне, а это, в свою очередь, единственно возможный путь изменения системы международных отношений.В системе международных отношений Бонанате предусматривает только два типа ситуаций: мир или войну. Миром он называет такое идеальное состояние, при котором отношения между государствами удовлетворяют всех или не могут быть изменены. Войну он возводит в ранг главного динамического элемента международных отношений. Он не делает различия между военной агрессией, захватом чужих территорий, принуждением других государств к повиновению и борьбой за независимость, изгнанием агрессоров. Определив военную силу как основное и неизбежное практически средство внешней политики, автор уклоняется от рассмотрения социально-политического содержания процесса. Он игнорирует тот факт, что сторона, применяющая военную силу, выражает экономические и политические интересы определенных господствующих классов. По мнению Бонанате, структура мировой системы главным образом зависит от исхода войны: победители возьмут на себя роль господствующих, побежденные — роль управляемых государств. Однако он допускает и менее ясно выраженный исход войны. В таком случае новая система международных отношений будет основана на компромиссе между сторонами.Бонанате призывает государства соблюдать определенные правила на международной арене.Однако правила поведения в системе международных отношений, в понимании Бонанате, — это не общепринятые нормы международной жизни, не принципы мирного сосуществования государств, а "правила", диктуемые "всесильными" государствами в своих корыстных интересах. В качестве будущей формы международной системы автор усматривает "международное правительство", которому "управляемые государства" должны подчиняться.Политический анахронизм, открытая проповедь милитаризма пронизывают все рассуждения итальянского "теоретика" международных отношений по поводу "иерархичности" системы и структуры международных отношений. Несмотря на то, что Бонанате опубликовал свою работу в 1973 г., его концепции воспроизводят взгляды американских политиков 50-х годов — периода, когда внешняя политика США открыто уповала на военную силу.

ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
1. Эволюция позиций буржуазной науки в исследовании интеграции.
Изучение капиталистической интеграции буржуазной наукой составляет часть более широких исследований системы и структуры международных отношений, поскольку интеграционные процессы стали одной из существенных характеристик развития этой системы и структуры.Вплоть до начала 50-х годов, когда капиталистические итерационные механизмы начали практически складываться и приобретать опыт функционирования, попытки их обоснования, носившие заведомо априорный характер, не выходили обычно за рамки чисто идеологических и политических спекуляций "федералистского" характера. Лишь в 50-70-х годах, наряду с такого рода деятельностью, в буржуазной экономической и политческой науке возникло несколько направлений, пытавшихся придать обоснованию капиталистической интеграции какое-то подобие научной теории, не связанное внешне с "идеологией» и ее задачами. Как отмечал один из видных теоретиков интеграции Э. Хаас, внимание к изучению этой проблематики стимулировалось двумя не связанными между собой тенденциями: "расцветом в США основанной на системном подходе социальной науки и увеличением политических стремлений в Европе построить объединенный континент, по крайней мере "интегрировать" Западную Европу".В принципе все теоретические изыскания в этой области можно уложить в "экономическое" и "политическое" направления. Однако такое деление было бы слишком общим и весьма условным. Скорее можно говорить о преимущественно экономическом или преимущественно политическом подходе к объяснению интеграции. Чаще же всего их трудно отделить друг от друга.Буржуазные политологи, специализирующиеся в области международных отношений — К. Дойч, Э. Хаас, А. Этциони, Д. Пучала, X. Олкер, Л. Линдберг, Р. Ингльхарт, Дж. Най и другие, выделили для себя относительно узкую, но существенную часть вопросов, возникающих в связи с интеграцией. Они занимаются причинами, целями, условиями, пределами развития н формами наднационального политического сообщества, особо концентрируя внимание на существующих или способных возникнуть политических институтах, их функциях и методах в разрешении противоречий и налаживании сотрудничества между государствами. Они не чужды и некоторых экономических аспектов интеграции, включая их так или иначе в поле своего исследования. Рассматривая все эти вопросы, они стремятся придать исследователям интеграции "научный" и "деидеологизированный", облик, сконструировать некую общую "теорию" или частные "теории", использовать различные адаптированные методы социологического, социально-психологического и логико-математического происхождения, чтобы на их основе "убедительно" объяснять, предсказывать и стимулировать те интеграционные процессы, которые в последние 15-20 лет стали практикой международных отношений. Теории капиталистической политической интеграции иногда именуются не вполне точно "теориями региональной интеграции", хотя "атлантическое сообщество", например, вряд ли может быть признано строго региональной интегрированной единицей.В ходе развития и борьбы нескольких основных школ буржуазной мысли возникли основные направления: "федерализм", "коммуникационный" подход, "функционализм" и его модификация -"неофункционализм".В настоящее время можно говорить о "частных" или "универсальных" теориях международной интеграции как об одном из интенсивно разрабатываемых участков буржуазной науки международных отношений, подталкиваемом нуждами практики и идеологического обоснования капиталистической интеграции. В рамках общих мировоззренческих и методологических позиций, свойственных буржуазной науке международных отношений, каждое из направлений, пытавшееся выдвинуть свои концепции в области интеграции, предложило определенный комплекс "переменных величин", которые способны так или иначе влиять на развитие интеграции в тот или иной отрезок времени, дало несхожие объяснения детерминистских связей между этими переменными, разработало критерии, показатели и методы измерения "уровня" интеграционного развития.Развитие теорий интеграции на идеологической, политической и методологической базе современной буржуазной науки, по оценкам самих этих специалистов, привело к более чем скромным результатам. Ни одно из "теоретических" обоснований интеграции в Западной Европе так и не получило всеобщего, даже в рамках той же буржуазной науки, признания. Hи одно из них не выдерживает "очной ставки" с реальным интеграционным процессом. Ни одна из "теорий" не могла быть принятой как основа прогнозирования развития интеграции. И, наконец, с точки зрения самой конструируемой "теории" обнаружились серьезные изъяны. Причины, цели, факторы, содержание, формы развития процесса интеграции не были выявлены с достаточной научной четкостью, их трактовка в среде буржуазной науки оказалась далеко не единодушной. Разнобой эклектических методов исследования скорее разъединял, чем объединял исследователей, изучение интеграции вело к дезнитегрированию их рядов, к взаимному "критическому" уничтожению."Самокритика", констатация недостаточно высокого уровня научных разработок вопросов интеграции побудили Э. Хааса назвать итоги теоретической деятельности всех изучающих интеграцию школ, включая и представленную им самим, "предтеориями", иначе говоря, — лишь эскизами теоретических подходов. По мнению Хааса, ни одна из "предтеорий", — основываясь на эмпирических данных или исходя из интуиции, не смогла дать объяснения повторяющимся и причинно взаимосвязанных событиям, определяющим параметры процесса. Хаас подчеркивал, что эти теории "неточны и несостоятельны".Вместе с тем он отмечает, что изучение региональной интеграции позволяет проводить сравнительное изучение международной и даже внутренней политики. "Связывающая" политика, как концептуальный мост между теориями международных систем и теориями "поведения" государств может стать жизнеспособной, уверяет он, "если пустые клетки в матрицах этих теорий можно было бы заполнить взаимодействиями, изучаемыми в процессе региональной интеграции".Теоретизирование в области интеграции заслуживает пристального внимания и критического анализа при оценке основных направлений буржуазной науки международных отношении как одно из наиболее ориентированных на практическое использование, причем в сфере, играющей весьма существенную роль в современной мировой политике.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 … 15 Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы
Школьные материалы
При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
edushk.ru

Оцените статью
Добавить комментарий