Мильон терзаний (Горе от ума Грибоедов А. С.) [2/3]

  • От :
  • Категории : Без рубрики

milon-terzanij-gore-ot-uma-griboedov-as-2-3 Мильон терзаний [2/3] Автор статьи: Гончаров И. А. Наплыв этих лиц так обильный, портреты так рельефны, что зритель хладеет к интриге, не успевая ловить эти быстрые очерки новых лиц и вслушиваться их оригинальный говор. Чацкого мы на сцене. Но к уходу дал богатую пищу той главной комедии, началась у него с Фамусовым, в первом акте, потом с Молчалиным — той битве со всей Москвой, куда он, по целям автора, затем и приехал.
Его уже живо затрогивают — и он дает волю языку. Рассердил старую Хлестову, дал невпопад несколько советов Горичева, резко оборвал графиню-внучку и снова задел Молчалина.
Но чаша переполнилась. Он выходит из задних комнат и окончательно расстроен и с старой дружбе, в толпе снова идет в Софию, надеясь хоть и простое сочувствие. Он проверяет ей свое душевное состояние: Мильон терзаний! — Грудь от дружеских тисков, говорит он. Ногам от шарканье, ушам от восклицаний, А пуще голове от всяких мелочей! Здесь у меня душа каким-то горем сжата! — Жалуется он ей, не подозревая, который заговор созрел против во враждебном лагере. "Мильон терзаний" и "горе!
"- Вот что он пожал на что. К этому времени он был непобедим: ум поражал больные места врагов. Фамусов то находит, только зажать уши против него, и отстреливается общими местами старой морали.
Молчалин утихает, княжны, графини — пятятся прочь от этого, обожженное крапивой его смеха, бывший друг его, София, которую одну он щадит, лукавит, скользит и наносит ему главный "упор украдкой, объявив их, под рукой,, сумасшедшим. Он чувствовал силу и говорит уверенно. Но борьба его утомила. Он, очевидно, уменьшился от этого "мильона терзаний", и расстройство оказалось в нем не так заметно, что около него группируются все гости, как собирается толпа около любого явления, выходит из обычного положения вещей. Он лишь сменой, но и желчный, придирчив. Он, как раненый, собирает все силы, делает вызов толпе — и наносит удар всем, — но хватило у него мощи против соединен врага. Он впадает в преувеличения, почти нетрезвость речи, и подтверждает в том гостей распущенный Софьей слух о его сумасшествии.
Слышно не острый, ядовитый сарказм, куда вставлена ​​верна, определенная идея, правда, а какая-то горькая жалоба, будто на личное оскорбление, в пустую, или, по его словам, "незначащую встреча с французиком из Бордо", что он, в состоянии духа или сказал. Он перестал владеть собой — и даже замечает, что она сама составляет спектакль на балу. Он ударяется и в патриотический пафос, договаривается до того, что находит фрак противным "ума и стихиям", сердится, что madame и mademoiselle остаются на русском языке, — словом, "il divague!
Он чувствует их и сам, говоря, что у "многолюдности он растерян, сам не свой!" Он точно "сам не свой", начиная с монолога "о французике из Бордо" — и пьесы. Впереди пополняется "мильон терзаний". Пушкин, отказывая Чацкому о себе, пожалуй, всего более имел в виду последнюю сцену 4-го акта, в сенях, при разъезде. Конечно, ни Онегин, ни Печорин, эти пижоны, не сделали бы, что я в сенях Чацкий. Те слишком дрессированные "в науке страсти", а Чацкий она и, между прочим, искренностью и простотой, и умеет, и не хочет вырисовалась.
Он франт, не Лев. Здесь, даже простое приличие. Таких мелочей сделал он! Отделавшись от болтовни Репетилова и спрятавшись в швейцарскую дожидаясь кареты, он подглядел свидания Софии с Молчалиным и разыграл роль Отелло, не имея на то никаких прав. Он упрекает ее, она его "надеждой захватило", для чего прямо не сказала, что прошлое забыто.
Здесь что слово — это неправда. Никакой надеждой она не завлекала. Она только и делала, что шла от этого, едва разговаривал с ним, признавалась равнодушие, назвала какой-то старый детский роман и сокрытия по углам "ребячест" и даже намекнула, что "бог ее свел с Молчалиным". Его, потому только, что — … так страстно и так низко Был расточитель нежных слов, — в ярости за свою сторону за напущено он добровольно собой обман, казнит всех, что ей бросает жестокое и несправедливое слово: С вами я горжусь моим разрывом, — когда следует и разрывать! Наконец просто достигает брани, выливая желчь: На дочь и отца, и любовника дурака — и кипит бешенством всем, "на мучителей толпу, предателей, несложных умников, лукавых простаков, бабушек зловещих" и другие. д.
За нее отвечает Грибоедов, который неспроста закончил пьесу этой катастрофой. В нем, как для Софии, но и Фамусова всех его гостей, "ум" Чацкого, сверкавший, как луч света целой пьесе, взорвалась конце того гром, в котором крестятся, по пословице, мужики. От грома первая перекрестилась София, остававшаяся до самого появления Чацкого, когда Молчалин уже ползал под ногами ее, все той же бессознательно Софией Павловна, с той же ложью, которой ее воспитал отец, которой он прожил сам, весь его дом и весь круг.
Еще не оправившись от стыда и ужаса, когда маска упала с Молчалина, она прежде всего радуется, что "ночью все узнала, что нет укоряющих свидетелей в глазах!" Но нет свидетелей, следовательно, все шито да крыто, можно забыть, выйти замуж, видимо по Скалозуба, но в прошлое смотреть … Да никак не смотреть. Свое нравственное чувство стерпит, Лиза не проговорится, Молчалин пикнуть не смеет.
А человек? Но какой же московский человек, "из жениных пажей", станет оглядываться на прошлое! И это ее мораль, и мораль отца, и лишь круга. Между тем Софья Павловна индивидуально в аморальная: она грешит грехом неведения, слепоты, в которой жили все, — Свет не карает заблуждений, но тайны требует им! В этом двустишии Пушкина выражается общий смысл условной морали.
София никогда не прозревала ее и не прозрела бы без Чацкого никогда, за неимением случае. После катастрофы, с минуты появления Чацкого оставаться слепой уже невозможно.

milon-terzanij-gore-ot-uma-griboedov-as-2-3 Мильон терзаний [2/3] Автор статьи: Гончаров И. А. Наплыв этих лиц так обильный, портреты так рельефны, что зритель хладеет к интриге, не успевая ловить эти быстрые очерки новых лиц и вслушиваться их оригинальный говор. Чацкого мы на сцене. Но к уходу дал богатую пищу той главной комедии, началась у него с Фамусовым, в первом акте, потом с Молчалиным — той битве со всей Москвой, куда он, по целям автора, затем и приехал.
Его уже живо затрогивают — и он дает волю языку. Рассердил старую Хлестову, дал невпопад несколько советов Горичева, резко оборвал графиню-внучку и снова задел Молчалина.
Но чаша переполнилась. Он выходит из задних комнат и окончательно расстроен и с старой дружбе, в толпе снова идет в Софию, надеясь хоть и простое сочувствие. Он проверяет ей свое душевное состояние: Мильон терзаний! — Грудь от дружеских тисков, говорит он. Ногам от шарканье, ушам от восклицаний, А пуще голове от всяких мелочей! Здесь у меня душа каким-то горем сжата! — Жалуется он ей, не подозревая, который заговор созрел против во враждебном лагере. "Мильон терзаний" и "горе!

"- Вот что он пожал на что. К этому времени он был непобедим: ум поражал больные места врагов. Фамусов то находит, только зажать уши против него, и отстреливается общими местами старой морали.

Молчалин утихает, княжны, графини — пятятся прочь от этого, обожженное крапивой его смеха, бывший друг его, София, которую одну он щадит, лукавит, скользит и наносит ему главный "упор украдкой, объявив их, под рукой,, сумасшедшим. Он чувствовал силу и говорит уверенно. Но борьба его утомила. Он, очевидно, уменьшился от этого "мильона терзаний", и расстройство оказалось в нем не так заметно, что около него группируются все гости, как собирается толпа около любого явления, выходит из обычного положения вещей. Он лишь сменой, но и желчный, придирчив. Он, как раненый, собирает все силы, делает вызов толпе — и наносит удар всем, — но хватило у него мощи против соединен врага. Он впадает в преувеличения, почти нетрезвость речи, и подтверждает в том гостей распущенный Софьей слух о его сумасшествии.

Слышно не острый, ядовитый сарказм, куда вставлена ​​верна, определенная идея, правда, а какая-то горькая жалоба, будто на личное оскорбление, в пустую, или, по его словам, "незначащую встреча с французиком из Бордо", что он, в состоянии духа или сказал. Он перестал владеть собой — и даже замечает, что она сама составляет спектакль на балу. Он ударяется и в патриотический пафос, договаривается до того, что находит фрак противным "ума и стихиям", сердится, что madame и mademoiselle остаются на русском языке, — словом, "il divague!

Он чувствует их и сам, говоря, что у "многолюдности он растерян, сам не свой!" Он точно "сам не свой", начиная с монолога "о французике из Бордо" — и пьесы. Впереди пополняется "мильон терзаний". Пушкин, отказывая Чацкому о себе, пожалуй, всего более имел в виду последнюю сцену 4-го акта, в сенях, при разъезде. Конечно, ни Онегин, ни Печорин, эти пижоны, не сделали бы, что я в сенях Чацкий. Те слишком дрессированные "в науке страсти", а Чацкий она и, между прочим, искренностью и простотой, и умеет, и не хочет вырисовалась.

Он франт, не Лев. Здесь, даже простое приличие. Таких мелочей сделал он! Отделавшись от болтовни Репетилова и спрятавшись в швейцарскую дожидаясь кареты, он подглядел свидания Софии с Молчалиным и разыграл роль Отелло, не имея на то никаких прав. Он упрекает ее, она его "надеждой захватило", для чего прямо не сказала, что прошлое забыто.

Здесь что слово — это неправда. Никакой надеждой она не завлекала. Она только и делала, что шла от этого, едва разговаривал с ним, признавалась равнодушие, назвала какой-то старый детский роман и сокрытия по углам "ребячест" и даже намекнула, что "бог ее свел с Молчалиным". Его, потому только, что — … так страстно и так низко Был расточитель нежных слов, — в ярости за свою сторону за напущено он добровольно собой обман, казнит всех, что ей бросает жестокое и несправедливое слово: С вами я горжусь моим разрывом, — когда следует и разрывать! Наконец просто достигает брани, выливая желчь: На дочь и отца, и любовника дурака — и кипит бешенством всем, "на мучителей толпу, предателей, несложных умников, лукавых простаков, бабушек зловещих" и другие. д.

За нее отвечает Грибоедов, который неспроста закончил пьесу этой катастрофой. В нем, как для Софии, но и Фамусова всех его гостей, "ум" Чацкого, сверкавший, как луч света целой пьесе, взорвалась конце того гром, в котором крестятся, по пословице, мужики. От грома первая перекрестилась София, остававшаяся до самого появления Чацкого, когда Молчалин уже ползал под ногами ее, все той же бессознательно Софией Павловна, с той же ложью, которой ее воспитал отец, которой он прожил сам, весь его дом и весь круг.

Еще не оправившись от стыда и ужаса, когда маска упала с Молчалина, она прежде всего радуется, что "ночью все узнала, что нет укоряющих свидетелей в глазах!" Но нет свидетелей, следовательно, все шито да крыто, можно забыть, выйти замуж, видимо по Скалозуба, но в прошлое смотреть … Да никак не смотреть. Свое нравственное чувство стерпит, Лиза не проговорится, Молчалин пикнуть не смеет.
А человек? Но какой же московский человек, "из жениных пажей", станет оглядываться на прошлое! И это ее мораль, и мораль отца, и лишь круга. Между тем Софья Павловна индивидуально в аморальная: она грешит грехом неведения, слепоты, в которой жили все, — Свет не карает заблуждений, но тайны требует им! В этом двустишии Пушкина выражается общий смысл условной морали.
София никогда не прозревала ее и не прозрела бы без Чацкого никогда, за неимением случае. После катастрофы, с минуты появления Чацкого оставаться слепой уже невозможно.

поражал больные места врагов,виду последнюю сцену акта,резко оборвал графиню-внучку,луч света целой пьесе,гостей распущенный софьей слух,быстрые очерки новых лиц,грома первая перекрестилась софия,мильон терзаний автор статьи,рассердил старую хлестову,дает волю языку

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Планы мероприятий
Игра викторина по ЭКОЛОГИИ-10 класс

  Цель игры «Викторина по экологии» : углубить экологические знания Весь класс разбит на четыре команды по 6 человек. Время обдумывания ответа -1 минута. Ведущий читает высказывания великих людей с паузами , там , где пропущены слова. Команды должны вставить эти слова «Оценивать … только по стоимости её материальных богатств- …

Задания
Хирургия и Реаниматология. Тесты. Методическое пособие

Тестовые задания. Хирургия и Реаниматология.   Профилактика хирургической инфекции. Инфекционная безопасность в работе фельдшера   Обезболивание   Кровотечение и гемостаз   Переливание крови и кровозаменителей, инфузионная терапия   Десмургия   Ведение больных в полеоперационном периоде   Синдром повреждения. Открытые повреждения мягких тканей. Механические повреждения костей, суставов и внутренних органов   …

Планы занятий
Профориентационный тест Л.А. Йовайши на определение склонности человека к тому или иному роду деятельности

ПРОФЕССИЯ – это вид трудовой деятельности человека, который требует определенного уровня знаний, специальных умений, подготовки человека и при этом служит источником дохода. Профессиональная принадлежность – одна из важнейших социальных ролей человека так как, выбирая профессию, человек выбирает себе не только работу, но и определенные нормы, жизненные ценности и образ жизни, …