Научно-исследовательская работа студентов всегда являлась важной составляющей частью учебного процесса в нашем вузе. Первоначально она была оформлена только в виде кружков сно — страница 5

^
Антонов П.М., 509 гр. МПФ, Ворон А.Ш., 647 гр. ЛФ
СПбГМА им. И.И. Мечникова, кафедра общественного здоровья и здравоохраненияРуководитель темы: асс. Абумуслимова Е.А. Интерстициальные заболевания легких (ИЗЛ) характеризуются длительным и нередко тяжелым течением с частыми рецидивами. Высокий уровень инвалидизации и летальности среди больных ИЗЛ придают этой нозологии важное медицинское и социально-экономическое значение. Специфические особенности клинического течения идиопатического фиброзирующего альвеолита (ИФА) и саркоидоза легких (СА) в значительной мере оказывают воздействие на основные характеристики качества жизни (КЖ) таких больных. Анализ показателей КЖ проводился с использованием вопросников ВОЗ «КЖ -100» (WHOQOL-100) и специального респираторного вопросника SGRQ (St. George’s Respiratory Questionnaire). Образовательный статус играет важную роль в восприятии человеком всех сторон своей жизнедеятельности. У больных ИЗЛ было отмечено более высокое КЖ у лиц с высшим образованием, однако, достоверные различия были получены только по шкале «Духовная сфера». У пациентов с высшим образованием более развиты адаптационные возможности личности, такие как смена и разнообразие интересов, смена работы, наличие перспектив, умение решать проблемы и т. д. Это свидетельствует о более высоких профессиональных и психологических адаптационных особенностях у этой группы больных. Сравнение качества жизни в различных типах семей показало, что наихудшие показатели качества жизни наблюдаются у одиноких (разведенные, вдовы, неполные семьи) по всем основным шкалам качества жизни (включая субъективные оценки выраженности болезненных симптомов и общего клинического статуса). Среди них отмечаются достоверно худшие показатели социально-психологического комфорта (ИФА – 11,7±0,3 и 12,9±0,4; СЛ – 12,4±0,3 и 14,2±0,2 баллов) и социально-экономического неблагополучия (ИФА – 13,1±0,3 и 15,1±0,4; СЛ – 14,0±0,3 и 15,0±0,3 баллов). Регулярная трудовая деятельность улучшает основные физические, психологические и социальные характеристики качества жизни и суммарной оценки здоровья (ИФА – 71,6±1,3 и 75,9±1,6; СЛ – 81,6±1,7 и 85,0±1,2 баллов), что следует учитывать при выборе профессиональных маршрутов и при реализации реабилитационных программ. Исследование свидетельствует, что КЖ больных также зависит от удовлетворенности местом работы, профессией и условиями труда. Качество жизни больных идиопатическим фиброзирующим альвеолитом при наличии объектов загрязнения рядом с местом проживания ухудшалось по всем шкалам вопросника, в том числе по шкалам «физическая сфера» (соответственно: 10,7±0,4 и 12,4±0,5), «уровень независимости» (10,1±0,5 и 11,6±0,4), «суммарная оценка» (72,5±1,8 и 79,1±1,9 баллов). При оценке КЖ в зависимости от субъективной оценки комфортности места и условий проживания были получены результаты, свидетельствующие о более низких оценках КЖ при неудовлетворенности, или частичной удовлетворенности местом и условиями проживания. Исследование показало, что режим и качество питания также играют важную роль в КЖ больных. Таким образом, анализ показателей качества жизни позволил выявить закономерности влияния на качество жизни таких факторов как образование, тип семьи, гигиенические особенности трудовой деятельности, условия проживания, качество питания.

Антонов П.М., 509 гр. МПФ, Ворон А.Ш., 647 гр. ЛФ
СПбГМА им. И.И. Мечникова, кафедра общественного здоровья и здравоохраненияРуководитель темы: асс. Абумуслимова Е.А. Болезни органов дыхания до настоящего времени остаются одной из значимых проблем здравоохранения вследствие широкого распространения и наиболее значимого удельного веса в заболеваемости населения. В последние десятилетия наблюдается увеличение доли интерстициальной патологии легких в структуре болезней органов дыхания. Наиболее распространенными среди интерстициальных заболеваний легких (ИЗЛ) являются саркоидоз легких (СЛ) и идиопатический фиброзирующий альвеолит (ИФА). До настоящего времени недостаточно исследований по оценке влияния факторов риска основных видов жиз­недеятельности на возникновение и формирование этой патологии. Для определения комплекса признаков риска возникновения ИЗЛ были выбраны наиболее значимые в прогностическом смысле факторы риска, предшествующие развитию ИФА и СЛ. При вероятностном анализе отношения рисков возникновения заболевания установлено, что воздействие неблагоприятных факторов трудовой деятельности значительно увеличивает вероятность формирования интерстициальной патологии органов дыхания в несколько раз. Исследования показали, что в структуре профессиональной деятельности наибольший удельный вес составили пациенты, занятые в сфере обслуживания и образования (60,1%) и работающие в промышленности (24,0%). Выявлена часть заболевших (1,6%), работавших в сельскохозяйственном производстве и не работавших по состоянию здоровья (6,6%). Результаты медико-социологического исследования показали, что основная часть работающих до заболевания пациентов отмечали в процессе своей трудовой деятельности влияние неблагоприятных факторов (с саркоидозом легких – 84,3%, с ИФА – 85,8%). При этом воздействие запыленности на рабочем месте отметили 20,3% больных СЛ и 20,0% с ИФА, загазованности (соответственно: 8,1% и 10,0%), повышенной или пониженной температуры воздуха рабочей зоны (29,3% и 38,4%), высокого уровня шума (8,9% и 11,7%), химических веществ, газов, масел (27,6% и 20,0%), природно-климатических факторов при работе на открытом воздухе (13,0% и 16,7% соответственно). Независимо от места работы большинство опрошенных подвергалось воздействию этих факторов длительное время (5-20 лет) – 67,8%, более 20 лет – 19,5. Коэффициент относительного риска (RR) особенно выражен при воздействии повышенной температуры воздуха (при ИФА – 2,5), при работе с химическими веществами (1,7), при охлаждении и работе на открытом воздухе и др. Большая часть работавших имели профессиональный стаж работы в неблагоприятных условиях более 5 лет (87,3%) и, несмотря на постоянное воздействие указанных факторов риска, психо-эмоциональные и физические нагрузки, условия трудовой деятельности, при комплексной оценке считают удовлетворительными и хорошими (85,5%). Более половины из числа обследованных считают, что вид трудовой деятельности соответствует их состоянию здоровья (58,8%). Высок удельный вес больных, недостаточно оценивающих роль профессиональных факторов риска, воздействующих на их здоровье (31,9%, при ИФА – 45,0%, СЛ – 25,4%). После развития заболевания продолжили свою профессиональную деятельность 46,6% заболевших (СЛ – 57,5%, ИФА – 24,1%). При вероятностном анализе отношения рисков возникновения интерстициальной патологии легких воздействие неблагоприятных условий тредовой деятельности увеличивает вероятность формирования идиопатического фиброзирующего альвеолита и саркоидоза легких в несколько раз.

Антропова Н.В., Патигин С.В.
Ивановская государственная академия, ИвановоРуководитель темы: к.м.н., доц. Герасимов А.М., к.м.н., доц. Смирнова С.В.В настоящее время гендерные исследования широко проводятся во всем мире, в том числе (с 1990-х гг) и в России. Результаты исследований в области гендерной социализации приводят к выводу, что особенности мужской и женской поло-ролевой идентификации специфически отражаются на положении человека в обществе, его личной и профессиональной судьбе. В этом смысле они очень важны в отражении процессов, происходящих в современном мире. Целью данной работы является выявление и оценка изменений психологического статуса женщин с гиперандрогенией в рамках гендерного подхода. Задачи: 1. Оценить преобладающие гендерные характеристики у женщин с гиперсандрогенией. 2. Выявить наличие связи между изменением гормонального статуса и наличием маскулинной психологии. 3. Оценить текущий психологический статус и проспективную самоидентификацию. 4. Выявить особенности влияния гормонального фона (гиперандрогении) на самоидентификацию женщин. Дизайн исследования. В исследования включены 45 женщин, находившихся на лечении НИИ «Материнства и детства». Всем женщинам, проходившим лечение в данный период, проводились биохимический анализ крови с определением уровня тестостерона и анализ мочи на 17КС. В исследование включены все женщины с достоверным длительным повышением уровня 17КС мочи и тестостерона в крови. Каждая включенная в исследование женщина была протестирована с помощью комплекса опросников и проективных методик. 1. Методика «Маскулинность—фемининность» С. Беем для диагностики психологического пола и определяет степень андрогинности, маскулинности и фемининности личности. 2. Опросник Басса-Дарки дифференцируют проявления агрессии и враждебности. 3. Проективная методика «Я» реальное – «Я» идеальное. 4. Проективная методика «Несуществующее животное». Результаты. Анализ данных личностных опросников не выявил достоверных изменений психологического статуса, что может свидетельствовать о высокой степени социальной желательности ответов. При анализе проективной методики выявлено два основных варианта изменений гендерной социализации, заключающихся в том, что у первого варианта преобладали черты маскулинизации гендера, у второго таких изменений не наблюдалось. При дальнейшем анализе выявлено, что первому варианту соответствовали женщины с маскулинизацией фенотипа. У второго варианта изменений фенотипа не наблюдалось. В данном исследовании синдром гиперандрогенни имел следующую нозологическую структуру: 38% — адреногенитальный синдром,31% СПКЯ,3 1% гиперандрогения невыясненной этиологии. Структура первого варианта: 60% адреногенитальный синдром,40% СПКЯ. Структура второго варианта: 17% СПКЯ,83% — гипеандрогения невыясненной этиологии. У женщин первого варианта в разной степени выраженности меняется самоидентификация себя как женщины от предпочтения мужской роли до полной ее потери. Но «Я» идеальное подчеркнуто женственно. У таких женщин прослеживается стремление к большей сексуальности, меньшей ответственности. У 70% женщин второго варианта преобладала истерическая акцентуация характера. У этих женщин возникают на первый план выходят проблемы в сексуальной жизни: сексуальная неудовлетворенность, фрустрация, чувство использованности. «Я» идеальное таких женщин имеет тенденцию к маскулинизации. Выводы: 1. Гендерная роль меняется у женщин с маскулинным фенотипом. Прослеживается обратно пропорциональная зависимость между выраженностью фенотипических, гендерных изменений и желанием восстановить «женский статус» 2. Изменения психологического профиля женщин с маскулинным фенотипом могут являться симптомом гиперандрогении. 3. Значимые изменения гендера отсутствуют у женщин без изменений фенотипа. Однако наблюдаются выраженные проблемы в сексуальной жизни. 4. Психологический статус женщин с гиперандрогенией не страдает.

СТУДЕНТОВ 1 КУРСА
Ардышев Д.А., 106 гр. ЛФ
Кировская государственная медицинская академия, КировРуководитель темы: Короткова О.Л. Поступление в высшее учебное заведение и первые месяцы обучения в нём связаны у студентов-первокурсников с трудностями, возникающими при переходе в новые условия обучения. Происходит резкая ломка многолетнего привычного рабочего (школьного) стереотипа, результаты которой могут обусловить сравнительно низкую успеваемость, трудности в общении, понижается уровень учебной мотивации. Серьёзной проблемой первокурсников является неумение организовать себя в условиях отсутствия ежедневной проверки знаний и систематического контроля посещаемости в вузе, которые приводят к нерациональному использованию времени и появлению соблазна использовать его не в учебных целях. Результатом всего этого является возникновение ряда трудностей, препятствующих успешной адаптации студентов-первокурсников к жизнедеятельности и учёбе в вузе. Целью данной работы является анализ затрат времени студентов и школьников на основные виды учебной деятельности и выработка рекомендаций по адаптации студентов к обучению в вузе. Задачи: 1) собрать данные по бюджету учебного времени у студентов 1 курса Кировской государственной медицинской академии и у учащихся 11 класса школ города Кирова; 2) проанализировать структуру и количественные показатели бюджета учебного времени студентов и школьников; 3) выявить закономерности отличия в бюджетах учебного времени. Нами было проанкетировано около двухсот студентов 1 курса лечебного и педиатрического факультетов Кировской государственной медицинской академии и более 150 учащихся 11 классов школ города Кирова, в том числе учащиеся вечерних химико-биологического класса Центра довузовской подготовки Кировской ГМА. Для сопоставления были взяты данные о количестве аудиторных занятий, продолжительности самостоятельных занятий по образовательной программе вуза или школы и самостоятельных занятий сверх образовательной программы. Сравнение компонентов бюджета учебного времени проводилось при помощи статистических и фрактальных методов. Анализ проведенных исследований показал достоверное отличие в количественных характеристиках всех рассматриваемых категорий бюджета учебного времени студентов и школьников. Выводы: 1) продолжительность «учебного» дня у учащихся 11 класса несколько больше, чем у студентов 1 курса (13,66 и 13,44 часа соответственно) ; 2) учащиеся 11 класса по сравнению со студентами 1 курса в 2,8 раза больше времени тратят на дополнительные самостоятельные занятия, что объясняется подготовкой к поступлению в вуз; 3) студенты тратят на самостоятельную подготовку по образовательной программе вуза (на подготовку домашних заданий) в 1,4 раза больше школьников, что объясняется большим объемом изучаемого на 1 курсе материала; 4) необходима помощь преподавателей в дидактической адаптации, которая касается подготовки студентов к новым формам и методам учебной работы в высшей школе.

Арсеньев А.О., 524 гр. МПФ, Чегемов А.А., 445 гр. ЛФ
СПбГМА им. И.И. Мечникова, кафедра общей хирургииРуководитель темы: асп. Гамзатов Т.Х. Каждый десятый взрослый человек страдает той или иной формой атеросклероза. На долю облитерирующего атеросклероза сосудов нижних конечностей (ОАСНК) приходится 20% от всей сердечно-сосудистой патологии. Шунтирующие вмешательства на артериях ниже паховой складки являются золотым стандартом лечения выраженной хронической артериальной недостаточности, обусловленной ОАСНК. Сохраняется неясность в подходах к выбору вида и техники шунтирования при окклюзионном поражении артерий ног. На базе отделения сосудистой хирургии больницы им. Петра Великого и центра сосудистой хирургии клинической больницы №122 им. Л.Г. Соколова проведён ретроспективный анализ 120 историй болезней пациентов с ОАСНК, перенёсших реконструктивные вмешательства по поводу хронической артериальной недостаточности нижних конечностей в период с 2000 по 2008 гг. Соотношение пациентов по полу: 96 мужчин (80,3%) и 23 женщины (19,7%). Средний возраст пациентов — 63 года. Распределение больных по степени хронической ишемии конечностей (согласно классификации Fontaine-Покровского): II-Б ст. – 106 пациентов (88,3%), III ст. – 8 пациентов (6,6%) и IV ст. – 6 пациентов (5%). Всем пациентам в дооперационном периоде проводилась диагностика артерий нижних конечностей в виде дуплексного сканирования, Рентген-контрастной или КТ-ангиографии. Вид планируемого реконструктивного вмешательства определялся на основании анализа данных топической диагностики сосудов, сопутствующей патологии и степени ишемии. Виды ангиохирургических вмешательств, применявшихся у пациентов: шунтирование (112 случаев — 93,3%), тромбэндартерэктомия с пластикой (3 случая – 2,5%) и эндоваскулярная ангиопластика (5 случаев – 4,2%). Шунтирующие вмешательства выполнялись как в бедренно-подколенной, так и в бедренно-берцовой позициях в зависимости от распространённости сосудистых поражений. В большинстве наблюдений в качестве материала для шунта использовалась аутовена (77,5%), в 22,5% — синтетический протез (Дакрон или ПТФЭ). По числу ранних окклюзий (тромбозов) в 6-месячный период от момента оперативного вмештальства синтетические и аутовенозные шунты в бедренно-проксимальноподколенной позиции имели приблизительно равные показатели (8,6% и 7,4% соответственно). В бедренно-дистальноподколенной позиции аутовенозные шунты оказались более эффективными – 6-месячная проходимость шунтов зарегистрирована в 89,5% случаев против 80,2% у синтетических сосудистых имплантов. В целом, у пациентов, перенёсших аутовенозное шунтирование ниже паховой складки необходимость в повторных операциях в первые 6 месяцев возникла в 14,8% случаев, этот же показатель в группе больных с синтетическими шунтами составил 24,4%. Таким образом, при планировании шунтирующего вмешательства по поводу ОАСНК необходимо помнить, что аутовенозный и синтетический материалы в бедренно-проксимальноподколенной позиции имеют конкурирующие показатели полугодовой проходимости. Из важнейших преимуществ использования синтетических шунтов выше щели коленного сустава – сокращение продолжительности оперативного вмешательства и сохранение большой подкожной вены, которая может быть использована в последующем для решунтирующих вмешательств при ранних и поздних окклюзиях зоны реконструкции. В то же время при выполнении бедренно-дистальноподколенных и бедренно-берцовых шунтирований предпочтение следует отдавать аутовенозному материалу, как имеющему лучшие показатели проходимости в ранние сроки после операции.

Аршба Э.А., 432гр. ЛФ
СПбГМА им. И.И. Мечникова, кафедра хирургических болезней №1Руководитель темы: проф. Топузов Э.Э., асс. Дамениа А.О. Цель исследования: провести многофакторный анализ больных раком молочной железы, находившихся на лечении в онкологическом отделении клиники хирургических болезней №1 ЛФ. Материалы и методы. На онкологическом отделении (зав. отд. — проф., д.м.н.Э. Э. Топузов) за период с 2007 по 2009 г. г. получило лечение 150 больных с диагнозом рак молочной железы, в возрасте до 35 лет (4%), до 45 лет (16%), до 50 лет (10%), после 50 лет (70%). Всем больным было выполнено УЗИ брюшной полости и малого таза, рентгенографию органов грудной клетки; дополнительно компьютерную томографию органов грудной клетки и брюшной полости. Результаты исследований. Из представленных пациентов у 19% Эр- ПР- HER2 (-), у 81% ЭР + ПР + HER2 ( + ) ; по патоморфлогическому признаку с 1стадией – 9%,2 стадией – 53%,3 стадией – 38% ; по клиническому TNM c 0 стадией -3 пациентки, с 1 стадией – 27 пациенток, с 2 стадией – 55 пациенток, с 3 стадией – 32 пациентки, с 4 стадией – 6 пациенток. Из всех пациенток 103 была выполнена мастэктомия по Пейти,1 — мастэктомия по Холстеду,37 пациенткам — органосохраняющая операция. В послеоперационном периоде все больные получали различные виды адъювантного лечения (полихимиотерапия, гормонотерапия, лучевая терапия). В течение послеоперационного периода всем больным регулярно выполняется УЗИ брюшной полости, рентгенография органов грудной клетки, маммография оставшейся молочной железы. У 50% больных через год после комплексной терапии наблюдается эффективное лечение, без рецидивов ; 4% умерли ; 47% — состояние не известно. Выводы. Активная ранняя диагностика рака молочной железы позволила увеличить количество пациенток, оперированных на 1 и 2 стадиях и обязательно должна применяться как средство наблюдения за пациентками в отдаленном послеоперационном периоде.

Арькова Е. А., 233 гр. ЛФ, Мишкич К.Р., 231 гр. ЛФ
СПбГМА им. И.И. Мечникова, кафедра отоларингологииРуководитель темы: акад. МАНЭБ, асс. Барсуков А.Ф.Проблема в ушах, которая определяется как возникновение патологических слуховых ощущений, появляющихся без участия звуковых колебаний окружающей среды, является одной из наиболее сложных в патофизиологии слуха. Это объясняется полиэтиологичностью факторов, вызывающих этот весьма тягостный симптом, его субъективностью и вытекающими из этого трудностями в подборе методов его идентификации. Определение громкости и спектра субъективного ушного шума (далее СУШ’а) дает возможность сравнить его при различных патологических состояниях, что может иметь определенное значение в дифференциальной диагностике поражений слухового анализатора.Целью настоящего исследования являлось определение спектра и громкости СУШ’а при наиболее часто встречающихся невоспалительных заболеваниях уха.Аудиометрическим измерениям СУШ’а предшествовал опрос больного о характере и интенсивности шума, а также определение порогов воздушной и костной проводимости в диапазоне частотой от 125 до 8000 Гц. Исследования проводились в звукоизолированной камере на аудиометре МА-31 у 12 больных с хронической двусторонней сенсоневральной тугоухостью (ХСНТ), 9 больных с отосклерозом и 8 больных с болезнью Меньера. Затем, исходя из описания больным характера СУШ’а, на исследуемое ухо предъявили последовательно чистые тоны или широкополосный «белый» шум. Громкость сигнала, поступающего в исследуемое ухо должна соответствовать порогу его восприятия, либо быть выше порогового на 5 дБ.Анализ спектрограмм больных с ХСНТ различной этиологии показал преимущественно высокочастотную (62,8 %) и «шумовую» (25,3 %) характеристики СУШ’а. Составляющие этого шума чаще соответствовали диапазону частот 2000-8000 Гц или «белому» шуму аудиометра. Громкость СУШ’а у подавляющего большинства больных ХСНТ составляла в среднем 20 дБ.При нарушениях функции звукопроводящего аппарата, вызванного отосклерозом, отмечался низкочастотный спектр СУШ’а, соответствовавший диапазону частот 125-500 Гц. Ширина его спектра составляла обычно 2-3 тона, громкость СУШ’а была незначительной (в среднем 10 дБ).При болезни Меньера у больных регистрировался низкочастотный шум в диапазоне 250-500 Гц, соответствующий по ширине спектра 1-2 тонам. Его интенсивность была невелика и редко превышала в среднем 5 дБ. Следует отметить, что перед приступом вестибулярной дисфункции и во время него наблюдалось повышение тональности СУШ’а и увеличение его громкости до 10 дБ.Вывод. Громкость субъективного ушного шума не зависит от степени тугоухости. При кондуктивной и смешанной формах тугоухости громкость субъективного ушного шума была небольшая (до 10 дБ), при поражениях звуковоспринимающего аппарата интенсивность субъективного ушного шума возрастает и достигает в среднем 20 дБ.

Атрощенко И.Н., 606 гр. ЛФ
Самарский государственный медицинский университет, СамараРуководитель темы: проф., д.м.н. Симерзин В.В. Цель исследования. Изучить структуру заболеваемости идиопатической дилатационной кардиомиопатией в Самарской области. Материал и методы. В клинике факультетской терапии СамГМУ и в Самарском областном клиническом кардиологическом диспансере за 6-летний период наблюдений с 2002 года по 2007 год включительно находилось на лечении 250 больных идиопатической дилатационной кардиомиопатией. Возраст пациентов от 18 до 80 лет в клинике факультетской терапии СамГМУ и от нескольких дней до 70 лет в СОККД. Подавляющее большинство из всех больных ДКМП были мужчины – 198 человек (79,2%), женщин было 52 человека (20,8%). Результаты. Больных в возрасте от 0 до 10 лет было 15 человек (6%), из них 6 мальчиков (2,4%) и 9 девочек (3,6%). Больных в возрасте от 11 до 20 лет было 12 человек (4,8%), из них 10 мальчиков (4%) и 2 девочек (0,8%). Больных в возрасте от 21 до 30 лет было 13 человек (5,2%), из них 11 мужчин (4,4%) и 2 женщин (0,8%). Больных в возрасте от 31 до 40 лет было 49 человек (19,6%), из них 42 мужчины (16,8%) и 7 женщин (2,8%). Больных в возрасте от 41 до 50 лет было 92 человека (36,8%), из них 75 мужчин (30%) и 17 женщин (6,8%). Больных в возрасте от 51 до 60 лет было 58 человек (23,2%), из них 47 мужчин (18,8%) и 11 женщин (4,4%). Больных в возрасте от 61 до 70 лет было 9 человек (3,6%), из них 6 мужчин (2,4%) и 3 женщин (1,2%). Больных в возрасте от 71 до 80 лет было 2 человека (0,8%), из них 1 мужчина (0,4%) и 1 женщина (0,4%). Из 250 больных ДКМП 206 человек оказались городскими жителями (82,4%) и 44 сельскими (17,6%). Из факторов риска следует отметить курение – у 104 пациентов (41,6%), употребление алкогольных напитков в течение продолжительного времени (выяснялось при беседе с пациентами и их родственниками) – у 136 человек (54,4%),128 мужчин (51,2%) в призывном возрасте служили в рядах Российской Армии (что свидетельствует об их хорошем здоровье в эти годы). Отягощенная наследственность по ДКМП выявлена у 5 пациентов (2%). Клинической манифестации данного заболевания предшествовала вирусная инфекция у 90 больных (36, %), у 3 пациенток (1,2%) заболевание развилось после родов.
У больных были обнаружены следующие наиболее характерные клинические проявления: одышка у 235 больных (90,4%), отеки у 102 человек (40,8%), тяжесть в правом подреберье у 53 больных (21,2%), слабость у 57 пациентов (22,8%), кашель у 49 больных (19,6%). Пациенты с сердечной недостаточностью распределялись следующим образом: HI у 10 человек (4%), HIIA у 82 больных (32,8%), HIIБ у 142 пациентов (56,8%) и HIII у 16 (6,4%) больных. Выводы. В структуре заболеваемости идиопатической дилатационной кардиомиопатией в Самарской области в период наблюдений с 2002 года по 2007 год включительно выявлено доминирование больных в возрастной группе от 41 до 50 лет – 92 человека (36,8%), в которой количество мужчин преобладает над количеством женщин почти в 4,5 раза (30% и 6,8% соответственно). К ведущим факторам риска относится курение и употребление алкоголя в течение продолжительного времени. Значения структуры заболеваемости ДКМП помогают с большей долей вероятности подтвердить или опровергнуть предварительный диагноз, что крайне важно для своевременного начала лечения, увеличения продолжительности и качества жизни больных.

Ацапкина А.А., 402 гр. МПФ
СПбГМА им. И.И. Мечникова, кафедра фармакологииРуководитель темы: м.н.с. Крышень К.Л. В настоящее время по-прежнему актуальна проблема разработки и изучения противовоспалительных и иммуномодулирующих лекарственных средств, применяемых в комплексной терапии воспалительных заболеваний верхних дыхательных путей (ангины, ларингиты и др.) и полости рта (стоматиты, гингивиты). С целью наиболее эффективного воздействия на иммунитет должны использоваться препараты комплексного воздействия, нетоксичные, которые наиболее гармонично действовали бы на все звенья иммунитета. Целью исследования являлось определение иммунотоксического и иммуномодулирующего действия нового комплексного препарата, в состав которого входят растительный экстракт и эфирное масло Шалфея лекарственного, экстракт Эхинацеи, а также аскорбиновая кислота. Для оценки иммуномодулирующего действия препарат тестировали в ТД (терапевтической дозе), в дозе ТД/3 и ТДх3. Для оценки иммунотоксического действия препарат тестировали в дозе превышающей терапевтическую в 10 раз. Препарат исследован в действии на развитие гуморального, клеточного и неспецифического иммунных ответов. В качестве методов исследования клеточного иммунного ответа использовали реакцию бласттрансформации Т- лимфоцитов, а также реакцию гиперчувствительности “замедленного” типа. Реакция гемагглютинации с эритроцитами барана и реакция бласттрансформации использованы для оценки продукции B-лимфоцитами антител и их пролиферативной активности, соответственно. Для анализа действия препарата на неспецифическое звено иммунного ответа изучали фагоцитарную активность макрофагов в реакции с нейтральным красным. Дополнительным исследованием клеточного звена иммунного ответа послужило изучение функциональной активности Т-хелперов. Результаты исследования свидетельствуют, что изучаемый препарат стимулирует развитие клеточного и гуморального иммунного ответа, а также неспецифический иммунный ответ в отношении фагоцитарной активности макрофагов. Также отмечено противовоспалительное действие препарата, которое проявляется в подавлении продукции провоспалительных цитокинов и образовании клона Т-лимфоцитов, что обеспечивает снижение симптоматики воспаления. Накопленные в ходе исследования данные позволяют сделать вывод о том, что в диапазоне терапевтических доз и в дозе в десять раз превышающей терапевтическую исследуемый препарат не оказывает иммунотоксического действия, но проявляет иммуностимулирующие и противовоспалительные свойства.

Оцените статью
Добавить комментарий