Научно-социальной программы «Шаг в будущее» Образы главных героев в рассказе В. Пелевина «Ника»

Городская научная конференция молодых исследователей
научно-социальной программы «Шаг в будущее»
Образы главных героев в рассказе В.Пелевина «Ника».
Страна: Россия
Город: Нефтеюганск
Автор: Кондратьева Анастасия
Класс: 11
Учебное заведение: Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 3»
Научный руководитель: Батаева Валентина Николаевна, учитель русского языка и литературы МБОУ «СОШ № 3»
Нефтеюганск 2012
«Конфликт как средство раскрытия образов главных героев в рассказе В. Пелевина «Ника».Автор: Кондратьева Анастасия11 А классМуниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 3»г. Нефтеюганск, ХМАО — Югра

Тема работы: Образы главных героев в рассказе В. Пелевина «Ника»
Актуальность данной работы определяется интересом современного читателя к произведениям современного писателя Виктора Пелевина. Сегодня легко изобразить зло, труднее показать добро, почти невозможно описать божественную реальность. Можно лишь напомнить о добре и свете, намекнуть на что-то большее и высшее, чтобы пробудить душу человека, чтобы он вспомнил о своем достоинстве, призвании и предназначении. Любой сюжет разворачивается на основе действий, борьбы, противостояния, добро описывается на фоне зла, свет изображается через контраст с тьмой. Как описать источник света, отбросив все остальное, как изобразить причину и основание добра? Как показать то, что потаенно и сокровенно, что должно оставаться тайной? Представляется, что это неподъемная задача для художественной литературы. На мой взгляд, В.Пелевину это удалось показать в рассказе «Ника» через образы главных героев. Герой противопоставлен героине. Он или пытается проникнуть в её особенный духовный мир, чуждый для него, в надежде обновления и возрождения души или оказывается неспособным воспользоваться тем шансом, который сама судьба посылает ему, и, «охлаждённый сердцем», не слышит или не хочет услышать зов женской души, не может до конца понять её чувства – это проблема, которая свойственна большей части моего поколения. И эту проблему нам предстоит решить.
конфликт в рассказе – это приём создания образов главных героев рассказа «Ника».
Цель: исследовать приёмы и средства создания образов главных героев в рассказе писателя-постмодерниста В.Пелевина «Ника» как средства раскрытия конфликта.
Задачи:1) найти в тексте и проанализировать отрывки, характеризующие главных героев;2) раскрыть конфликт рассказа через выявление художественно-изобразительных средства и приёмов создания образа героини Ники и повествователя.
рассказ Виктора Пелевина «Ника».
Предмет исследования: приёмов и средств создания образов главных героев.
Этапы и организация работы по исследованию:
1. Изучение и анализ литературы по теме.2. Обобщение теоретического материала.3. Исследование рассказа В.Пелевина «Ника».4. Анализ полученных исследований.
Основные методы работы:
1. Учебно-исследовательский.2. Метод сравнения и сопоставления.3. Метод анализа.
Выводы: “В рассказе В.Пелевина «Ника» реализуется одна из версий бесконечной и вечной темы взаимоотношения полов в её традиционном для русской художественной картины мира варианте, когда герой является носителем познавательно-этического начала, отличается оригинальностью и скепсисом, оставаясь в то же время «несчастным скитальцем в родной земле» а героиня — чувственно-созерцательного, оказываясь в итоге выше и цельнее героя. При этом в развитии конфликта, как правило, важную роль играет тот факт, что герой так или иначе противопоставлен героине. Он или пытается проникнуть в её особенный духовный мир, чуждый для него, в надежде обновления и возрождения души или оказывается неспособным воспользоваться тем шансом, который сама судьба посылает ему.Таким образом, исследуя рассказ В. Пелевина «Ника», пришли к выводу, что автор построил его на частичном следовании национальной эстетической традиции (образ героя – переживает, размышляет, живёт ценностями прошлого) и на намеренном разрыве с ней (образ героини – не интересуется искусством, необразованна, у ней преобладают физиологические потребности), используя для раскрытия образов приёмы и средства — противопоставление героев, сравнение, «не-конструкции», художественное переживание, аллюзия, реминисценция, цитата, поэтому от читателя постоянно требуется дешифровка.
: провести с одноклассниками обсуждение рассказа, выявит отношение к героям рассказа, чтобы предупредить развитие подобной ситуации в жизни.
СОДЕРЖАНИЕ
1. Введение. ,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,, 1 -3 стр.2. Собственные исследования – анализ рассказа «Ника»,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,, 3- 7 стр.4. Заключение ,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,, 7-8 стр.

Постмодерни́зм (фр. postmodernisme — после модернизма) — термин, обозначающий структурно сходные явления в мировой общественной жизни и культуре второй половины XX века: он употребляется как для характеристики постнеклассического типа философствования, так и для комплекса стилей в художественном искусстве. Постмодерн — состояние современной культуры, включающее в себя предпостнеклассическую философскую парадигму, до-постмодернистское искусство, а также массовую культуру этой эпохи.
Постмодернизм в литературе, как и постмодернизм в целом, с трудом поддается определению — нет однозначного мнения относительно точных признаков феномена, его границ и значимости, но её можно описать, сравнивая её с предшествующим стилем. Например, отрицая модернистский поиск смысла в хаотическом мире, автор постмодернистского произведения избегает, нередко в игровой форме, саму возможность смысла, а его произведение часто является пародией этого поиска. Постмодернистские писатели ставят случайность выше таланта, а при помощи самопародирования и метапрозы ставят под сомнение авторитет и власть автора. Под вопрос ставится и существование разницы между высоким и массовым искусством, которую постмодернистский автор размывает, используя пастиш и комбинируя темы и жанры, которые прежде считались неподходящими для литературы.
Для литературы постмодернизма характерно стремление к разрушению литературного героя и вообще персонажа как психологически и социально выраженного характера.В самом литературном тексте акценты переносятся с описания событий и изображения участвующих в «постмодернистском романе» лиц на пространные рассуждения о самом процессе написания этого текста. Произведение в значительной степени становится философским эссе, а поэтическое мышление выдвигает на первый план интуицию, ассоциативность, образность, метафоричность, мгновенные откровения.Яркими представителями постмодернизма в современной литературе являются В. Пелевин, С. Соколов, С. Довлатов, Т. Толстая и В. Сорокин. Но М. Эпштейн, М.Н. Липовецкий, А.С. Карпов и другие критики добавляют к этому списку В. Ерофеева (не путать с Венедиктом Ерофеевым, автором «сентиментального путешествия» «Москва — Петушки»), А. Битова, А. Синявского, В. Пьецуха, В. Войновича, В. Аксёнова, Л. Петрушевскую и др. Основные признаки постмодернистской прозы:«1) подход к искусству как своеобразному коду, то есть своду правил организации текста; 2) попытка передать своё восприятие хаотичности мира сознательно организованным хаосом художественного произведения;3) скептическое отношение к любым авторитетам, тяготение к пародии; значимость, самоценность текста ("авторитет письма");4) подчёркивание условности художественно-изобразительных средств ("обнажение приёма");5)сочетание в одном тексте стилистически разных жанров и литературных эпох».Очевидна двойственная природа постмодернизма в его нынешнем состоянии, что выражает неопределенность путей дальнейшего движения человеческой цивилизации – к восстановлению сакрального измерения в бытии человека и общества или она продолжит падение в пропасть. Но в любом случае, постмодернизм – это тактика и стратегия поведения человека в ситуации перманентной катастрофы, господства чудовищного, воплотившегося абсурда и торжествующего ничто. Становится несомненным, что человек и человечество нуждается в спасении и Спасителе. Ситуация с постмодернизмом еще раз подтверждает, что никакая философия не может строить сама себя из себя, не может стать самоценной и самодостаточной, она не в состоянии предложить бесспорные критерии истины и изменить бытие, исправить жизнь человека. Ей требуется твердое основание, укорененность в Божественном бытии. Философия нуждается в христианстве и Христе. Если постмодернизм как философский и критический метод можно применить против постмодернизма как мировоззрения и идеологии и облечь в художественную форму, то получится нечто похожее на тексты Пелевина. Виктор Олегович Пелевин является одним из наиболее ярких и читаемых писателей последнего десятилетия. Автор книг “Чапаев и Пустота” (1997), “Generation «П»” (1999), “ДПП (нн)” (2003), “Священная книга оборотня” (2004), “Ампир В” (2006) и др. Лауреат многих литературных премий. Родился в 1962 г. После окончания Московского энергетического института и Литинститута Пелевин был сотрудником журнала “Наука и религия”, редактировал переводы книг Кастанеды. Много лет он ведет жизнь затворника, был в Непале, подолгу жил в буддийском монастыре в Южной Корее. Преподавал русскую литературу в Японии. Имя Пелевина упоминается в учебных пособиях по новейшей русской литературе, и даже в детской энциклопедии. Его книги издаются огромными тиражами и мгновенно раскупаются, они становятся культовыми в нашей стране и переведены на многие иностранные языки. Пелевин окружил свою жизнь таинственностью, очень редко показывается на публике, почти не дает интервью, не участвует в публичных мероприятиях и тусовках, не желает фотографироваться, никогда не снимает черные очки. Так делали маги в книгах Карлоса Кастанеды, да и сам Кастанеда, которого Пелевин считает величайшим мистиком и лучшим писателем ХХ века.

В национальной эстетической традиции литературная героиня — это натура, наиболее выраженным качеством которой является духовность, «ум сердца», открытость и обнаженность души, готовность отдать эту душу герою. Способная на героическое действие, она оказывается тоньше и глубже героя, при этом «не удостаивая быть умной». Будучи неповторимой индивидуальностью, она обладает способностью страдать и жертвовать собой. «Смысл ее жизни — любовь», благодаря чему она особенно чутка к внутреннему миру своего избранника. «Теперь, когда её лёгкое дыхание снова рассеялось в мире, в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре, и на моих коленях лежит тяжёлый, как силикатный кирпич, том Бунина, я иногда отрываю глаза от страницы и смотрю на стену, где висит её случайно сохранившийся снимок.Она была намного моложе меня; судьба свела нас случайно, и я не считал, что её привязанность ко мне вызвана моими достоинствами; скорее я был для неё, если воспользоваться термином из физиологии, просто раздражителем, вызывавшим рефлексы и реакции, которые остались бы неизменными, будь на моём месте любой другой, способный оценить её смуглую юную прелесть и смягчить тяжесть существования вдали от древней родины, в голодной северной стране, где она по недоразумению родилась…Я никогда не называл её полным именем — слово «Вероника» для меня было ботаническим термином и вызывало в памяти удушливо пахнущие белые цветы с оставшейся далеко в детстве южной клумбы. Я обходился последним слогом, что ей было безразлично: чутья к музыке речи у неё не было совсем, а о своей тёзке-богине, безголовой и крылатой, она даже и не знала».Первый абзац отсылает читателя к рассказу И.А. Бунина «Лёгкое дыхание», косвенная отсылка к другому тексту, напоминание о другом художественном произведении, факте культурной жизни является эксплицитной, рассчитанной на узнавание. Используя реминисценцию, Пелевин создаёт определённый контекст для восприятия произведения, подключает его к традиции и тем самым демонстрирует отличие, новизну создаваемого произведения, вступив в диалог с традицией.Телесность, «неодушевленность» как доминанту в образе героини формируют следующие дескрипторы. Уже само имя героини (Вероника) — «ботанический термин». Герой является для нее «просто раздражителем, вызывавшим рефлексы и реакции». По мнению исследователей творчества В.Пелевина, Д.Колесовой и А.Харитонова главный герой рассказа, «…погребённый под грузом культурных напластований и собственного всепроникающего аналитизма, страдающий от одиночества гуманитарий. Она — tabula rasa, не испорченная цивилизацией и образованием, естественная и не склонная к рефлексии. Он старше её не только по физическому, но и по «культурному» возрасту: кажется, он стар, как стоящая за ним европейская культура. Он прячется в башне из слоновой кости от пошлости окружающей жизни (автор настойчиво обозначает пределы замкнутого пространства, в котором герой чувствует себя комфортно и в безопасности), она во внешнем мире, как рыба в воде, и прозорливому читателю становится за Неё страшно: этот мир опасен, особенно для простодушных и невинных».«Животное бытие» Ники определяет тот факт, что «в сущности, она была очень пошла, и ее запросы были чисто физиологическими — набить брюхо, выспаться и получить необходимое для хорошего пищеварения количество ласки». Привязанности Ники также основаны на физиологии: «Я давно догадывался — Нике нравятся именно такие, как он, животные в полном смысле слова». Даже загадочность ее зеленоватых глаз — «явление чисто оптическое».
Используя в тексте игровые приёмы — прямое и переносное значением слов -создаётся образ героини, которая внутренним чутьём, своим женским инстинктом «держала» рядом с собой героя: “— Ты совершенно не умеешь их дрессировать Я знал, что он отлично разбирается в предмете, потому что жена дрессирует его уже четвёртый год”.Хаотичность и постмодернистическая чувствительность проявляется в постоянных размышлениях героя о жизни, об отношениях. Он мучает себя мыслями, пытается найти ответы, но все же мирится с тем, что имеет: «Когда я сознался себе, что, глядя в окно, она видит попросту то, что там находится, и что ее рассудок совершенно не склонен к путешествиям по прошлому и будущему, а довольствуется настоящим, я уже понимал, что имею дело не с реально существующей Никой, а с набором собственных мыслей, что передо мной, как это всегда было и будет, оказались мои представления, принявшие ее форму, а сама Ника, сидящая в полуметре от меня, недоступна, как вершина Спасской башни. И я снова ощутил на своих плечах невесомый, но невыносимый груз одиночества». Таким образом, автор показывает современного человека таким, каким он ощущает себя в этом мире – сомневающимся: «Кто знает, не обрекаем ли мы на голод детей Занзибара, уступая место в метро какой-нибудь злобной старухе? Область нашего предвидения и ответственности слишком узка, и все причины в конечном счете уходят в неизвестность, к сотворению мира».Ирония рассказа, заключенная в игре с читателем, раскрывается в последних строчках произведения. Оказывается, что человек одинок, но живет в своих иллюзиях, описывая жизнь кошки, как жизнь своей возлюбленной. Но тем не менее, он пытается заглянуть в ее внутренний мир, хочет понять, чем же она живет: «…и мне начинало казаться, что по-настоящему красива и осмысленна именно ее простая судьба, а все, на чем я основываю собственную жизнь – просто выдумки, да еще и чужие. Одно время я мечтал узнать, что она обо мне думает, но добиваться от нее ответа было бесполезно, а дневника, который я мог бы украдкой прочесть, она не вела».Так же в рассказе прослеживается тема ушедшего советского времени. Часто главный герой описывает предметы, показывая связь настоящего с советским прошлым: «под тяжестью огромного гэдээровского альбома», «ноябрьский чернобушлатный туман сквозь который еле просвечивал ржавый зиг хайль подъемного крана», «похожий на молодого Сталина человек». Так писатель показывает постепенное освобождение и уход России от жестокого тоталитаризма.«Не-конструкции» высвечивают вполне определенную оценочно-смысловую доминанту. Ника не считалась с чужими чувствами оттого, что «часто не догадывалась о существовании этих чувств», «слова не проникали в ее маленькую красивую голову». Она не чувствительна к ласкам («мои руки, скользящие по ее телу, немногим отличаются для нее от веток, которые касаются ее боков во время наших совместных прогулок»), ее рассудок не склонен к путешествиям в прошлое и будущее, она не интересуется музыкой, никто не видел ее с книгой.Можно высказать предположение о том, как построен конфликт рассказа и по какому типу реализуется художественное переживание.Наиболее очевидным претекстом в данном случае представляется роман «Война и мир», поскольку в раскрытии образа Ники обнаруживается большое количество аллюзий на эпизоды именно этого романа. Героиня Пелевина, как и Наташа Ростова, «была сгущенной жизнью». «Природное изящество и юность придавали всем ее проявлениям какую-то иллюзорную одухотворенность; в ее животном — если вдуматься — бытии был отблеск высшей гармонии, естественное дыхание того, за чем безнадежно гонится искусство, и мне начинало казаться, что по-настоящему красива и осмысленна именно ее простая судьба, а все, на чем я основываю собственную жизнь, — просто выдумки, да еще и чужие». Сравним описание мыслей князя Андрея о Наташе в Отрадном. Князю Андрею становится больно оттого, что «эта тоненькая и хорошенькая девушка не знала и не хотела знать про его существование», и герой Пелевина испытывает нечто подобное, когда начинает понимать, что не вызывает у Ники никакого интереса, а «сама Ника, сидящая в полуметре, … недоступна, как вершина Спасской башни». Андрей Болконский не перестает задавать себе вопрос: «Чему она так рада? О чем она думает?» Он, как и герой Пелевина, который тоже задает себе подобный вопрос: «Но что же тогда такое ее душа?», — устал от своего мира, из которого ему некуда выбраться, потому что везде «умственные построения, как мухи, облепят изображение любого предмета на сетчатке моих глаз». Он надеется проникнуть в ее внутренний мир, чтобы найти в ней «отблеск высшей гармонии», «измениться, избавиться от постоянно грохочущих в голове мыслей, успевших накатать колею, из которой они уже не выходили». Оба героя понимают, что в этом внутреннем мире они не найдут ничего похожего на собственный привычный мир рефлексии, поскольку Наташа, конечно, думает «не об уставе военном, не об устройстве рязанских оброчных», а Ника «совершенно свободна от унизительной необходимости соотносить пламя над мусорным баком с московским пожаром 1737 года». Оба они надеются, проникнув в этот загадочный мир, «увидеть какие-то незнакомые способы чувствовать и жить». Однако эта иллюзорная одухотворенность, которая, видимо, и ввела в заблуждение героя «Ники», недолго остается для него загадкой. Он начинает понимать, разрывая тем самым связь с традицией, что Ника «в сущности… очень пошла», а счастья нет и не будет: «…у меня хватило трезвости понять, что по-настоящему мы не станем близки никогда». А когда лучшие силы его души ушли «на штурм этой безмолвной зеленоглазой непостижимости», тайна была раскрыта: он понял, что имеет дело «не с реально существующей Никой, а с набором собственных мыслей о ней». Именно здесь автор оставляет нам ключ к той мастерски осуществленной им подмене, которую читатель обнаруживает только в конце рассказа: загадочная и необъяснимая Ника оказывается сиамской кошкой.Легко видеть, что образ героя строится у Пелевина в русле национальной литературной традиции и подчинен ее конвенциям. Он типичен, а образ героини намеренно противопоставлен устоявшемуся стереотипу.
“В рассказе В.Пелевина «Ника» реализуется одна из версий бесконечной и вечной темы взаимоотношения полов в её традиционном для русской художественной картины мира варианте, когда герой является носителем познавательно-этического начала, отличается оригинальностью и скепсисом, оставаясь в то же время «несчастным скитальцем в родной земле» а героиня — чувственно-созерцательного, оказываясь в итоге выше и цельнее героя. При этом в развитии конфликта, как правило, важную роль играет тот факт, что герой так или иначе противопоставлен героине. Он или пытается проникнуть в её особенный духовный мир, чуждый для него, в надежде обновления и возрождения души или оказывается неспособным воспользоваться тем шансом, который сама судьба посылает ему, и, «охлаждённый сердцем», не слышит или не хочет услышать зов женской души, не может до конца понять её чувства” (Л.Миллер). В рассказе «Ника» Виктор Пелевин описал думающего человека, постоянно размышляющего о мире. Поэтому используется много философских слов, которые показывают глубину мыслей героя: небытие, логическое умозаключение, истина, предвидение. Подчеркивается интеллектуальность рассказа в самих мыслях главного героя, к примеру: «…до чего я похож на молодого Чернышевского, по нужде заскочившего в петербургский подъезд и с жестом братства поднимающегося с корточек навстречу влетевшей с мороза девушке, меня несколько утешало, что такое сравнение вряд ли придет в голову Нике». Читатель пытается постичь мысли героя, которые дают повод для новых и новых размышлений.Однако, поставив на место минуса плюс, мы получим основания считать, что, несмотря ни на что, сюжет рассказа В. Пелевина обусловлен национальной эстетической традицией. Таким образом, можно сказать, что конфликт рассказа В. Пелевина «Ника» построен на частичном следовании национальной эстетической традиции (образ героя) и на намеренном разрыве с ней (образ героини).

Оцените статью
Добавить комментарий