Ольга Рожнёва — Поцелуй матери это то, что тебя успокаивает, утешает, и прогоняет ощущение одиночества. Это прощение…

«Примирись с братом твоим…»
Оченьмедленно сегодня идёт литургия. У Алексея устали ноги, ноет желудок, ивсё время его что-то раздражает: второй раз задевают сумкой, хотя в храме вроде бы не тесно; впереди стоит мужчина и крестится как-то смешно; вот явилась девица в короткой юбке; вот женщина повела своего сына на исповедь, а сама в брюках, и мальчик упирается. Нет, лучше стоять с закрытыми глазами. Хор поёт чересчур красиво, как в оперном театре, это отвлекает. Читает Евангелие опять старый дьякон – ни одногослова нельзя разобрать. А служит сегодня отец Геннадий, значит, проповедь будет длинной. Может быть, уйти сразу после «Отче наш»? Нет, нельзя. Однажды он вот так ушёл, а когда подошёл к дому, обнаружил, чтоу его автомобиля, припаркованного возле подъезда, сильно помято крыло.Пришлось вызывать ГАИ и потом долго расхлёбывать это происшествие.Такие события, которые можно назвать вразумлениями, случались с Алексеем и раньше. Не раз бывали в его жизни и серьёзные грехи, за которыми следовало наказание в виде тяжёлых болезней. Во всём этом Алексей видел направляющую руку Господа, которая укрепляла его веру и вела к Церкви….Из храма Алексей шёл вместе с женой. Она тоже много лет ходила в храм, но, в отличие от Алексея, без труда выстаивала даже очень долгие службы. Имобоим было уже за пятьдесят, они прожили вместе долгую жизнь. Обе их дочери и мужья дочерей тоже были православными. Ходили в церковь и внуки. Пятую, недавно родившуюся внучку предстояло крестить на следующейнеделе.«Слава Богу, что наши внуки с детства растут в православной вере», – думал Алексей. У него самого родители были неверующими: у этого несчастного поколения – ровесников Октября – веру искореняли с детских лет. Да и наего долю досталось атеистической пропаганды. Правда, Алексей не помнил, чтобы в его семье или в школе говорили плохо о религии, зато кино, радио, телевидение старались вовсю. Особенно действовали на молодёжь книги, в которых религия высмеивалась. Роман Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» был объявлен настольной книгой советской молодёжи.Позже Алексей узнал, что эта книга писалась в то время, когда священников, оставшихся после революционного погрома, уничтожали в лагерях, а верующих людей беспощадно преследовали. Страшны талантливые книги, направленные на то, чтобы повредить душу читателя, соблазнить малых сих.Алексей с чувством стыда вспоминал себя в юношеском возрасте. Характер, которыйу него сложился, казалось, противоречил всем христианским заповедям: вместо смирения – гордость, вместо кротости – заносчивость, вместо милосердия – жестокость. И основная его черта – всеподавляющий эгоизм, диктующий бережное, трепетное отношение к своему телу, здоровью, к своимпотребностям. Если бы ему кто-нибудь сказал, что надо быть простым и добрым, он бы не понял этого человека. Да и не нашлось такого человека. Зато в пионерском лагере нашёлся воспитатель, который учил детей для забавы убивать птиц из пневматической винтовки. Не попалось Алексею и книг, в которых бы говорилось о христианской нравственности. Зато попались книги Джека Лондона, из которых Алексей усвоил, что главное достоинство мужчины – воля, решительность, беспощадность.Поступилон в престижный московский вуз, после которого распределился в областной город инженером в отраслевой НИИ. Со школьных лет он любил физику, технику и с увлечением отдался работе. К тому времени он женился, родилась дочь. Не созревший для семейной жизни, Алексей доставлял немало огорчений своей терпеливой жене.Как человек становится верующим? Душа человека ищет Бога, нередко блуждает впотёмках, сбиваясь на путь оккультных учений. Хорошо, если рядом окажется человек, который покажет верный путь. Таким человеком стал для Алексея дальний родственник жены, профессор математики из Санкт-Петербурга. Человек глубоко верующий, церковный, он происходил из старинного дворянского рода и сохранил нить, связующую поколения. Видеться с ним приходилось редко, да и человек он был сдержанный, неразговорчивый. Впрочем, никакие разговоры или книги сами по себе не могут привести человека к вере, если он реально не встретит Бога на своём пути.Осенью далёкого 1975 года Алексей с женой и пятилетней дочерью поехал в отпускв Сочи. Незадолго до этого он защитил кандидатскую диссертацию, был этим горд и полон надежд. Однако, приехав в южный город, заболел: на теле появились болезненные нарывы. Это повергло его в уныние, заставилозадуматься о бренности земного. С собой в дорогу он взял Евангелие, эту очень редкую по тем временам книгу подарил его семье их петербургский наставник. Лёжа в сыром дощатом домике, он вчитывался в непривычный текст и поражался. Он вдруг понял, что эту Книгу не мог написать человек, что она имеет Божественное происхождение. Из поездки Алексей вернулся верующим человеком.После онмного размышлял о мироздании и убеждался в Божественном происхождении мира. Расхожая мысль о том, что мир возник и развивается сам по себе, стала казаться ему нелепой. С интересом Алексей прочитал протестантскуюкнигу, где бытие Бога доказывалось рационально. Обратился к художественной литературе, читал Достоевского, Лескова, христианские стихи Пастернака. Зимой он поехал в Санкт-Петербург, чтобы креститься. На всю жизнь запомнил благодатное состояние, испытанное им во время этого таинства.После крещения он изменился, как-то сразу повзрослел, почувствовал себя любящим отцом семейства, перестал курить, ругаться. Самое трудное было прощать обиды и не осуждать людей. Для этого он мысленно становился на место другого человека и старался понять его. Общаться с людьми стало проще. Мир вокруг изменился. Однако в церковь он ходил редко, причащалсяраз в год, когда ездил в командировку в Москву или Питер. Столичные храмы поражали его своими размерами, великолепным убранством, звучанием хора. В его городе тогда был только один действующий православный храм,и в нём было всегда так тесно, что трудно было перекреститься. Алексеюещё предстоял долгий путь воцерковления. Как-то в начале 1980-х годов Алексею предложили вступить в партию. Он отказался, испортив себе служебную карьеру. Согласиться он не мог, поскольку коммунист должен быть атеистом. Не устраивали его и другие положения правящей партии. Предприятие, где он работал, было связано с оборонкой и с началом перестройки стало быстро приходить в упадок. Алексей перешёл работать в университет на кафедру радиофизики. В вузе не было той нервотрёпки, которая обычно сопровождает промышленные разработки, но и здесь была своя продукция, причём довольно деликатная: студенты. Новая идеология ориентировала молодёжь на добывание богатства, поэтому наиболее престижными стали «доходные» профессии экономиста, юриста. В инженеры и учителя народ шёл неохотно. Учить физике студента, которого эта наука не интересует, – всё равно что насильно кормить ложкой капризного ребёнка.Первое время Алексей был в отчаянии, потом научился не сердиться на нерадивых студентов, но двойки на экзамене ставил твёрдой рукой и в немалом количестве. Он не хотел, чтобы из стен вуза выходили неграмотные инженеры или учителя. Наверное, немало студентов в душе носили на него обиду. До сих пор неприятно вспоминать, как поругался со своей дипломницей. Ирина была девушкой смышлёной, но к учёбе относилась легкомысленно. Промучился с ней Алексей весь четвёртый курс, а в начале пятого, серьёзно с ней поговорив, вручил ей подробный план работы с указанием сроков исполнения каждого пункта. Ирина исчезла на месяц, а когда появилась, заявила, что план потеряла. Алексей сильно на неё рассердился и сказал, чтобы она искала себе другого руководителя. На томи расстались, а когда приходилось встречаться, друг друга не замечали.«Ну и ладно, – думал Алексей, – не детей же с ней крестить». К счастью, другого руководителя она нашла и дипломную работу кое-как защитила.…Вернувшисьдомой после литургии, Алексей позавтракал и лёг отдохнуть, но что-то не давало ему покоя. «Всё-таки надо посмотреть, какое сегодня читалось Евангелие». Он взял календарь и нашёл указание на сегодняшний день: Мф.5, 23-34. Открыв Новый Завет на нужном месте, прочитал:«Итак, если ты принесёшь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой».«Это как раз про меня, – подумал Алексей. – Оттого мне и в храме не стоится, что не могу примириться с людьми».…На крещение внучки собралось много родственников и знакомых. Крестились ещё трое младенцев и трое взрослых. Алексей с умилением смотрел, как носят детей по кругу, как погружают их в купель. Редкое для него чувстволюбви ко всем присутствующим овладело им. Одна из женщин с младенцем на руках показалась ему знакомой. Она крестилась вместе со своей дочкой.«Так ведь это же Ирина!» – осенило его. Почему-то из глаз у него неудержимо потекли слёзы. Он почувствовал, что виноват перед ней.Когда таинство закончилось, он купил в лавке икону и подошёл к Ирине. Та первая с ним дружелюбно поздоровалась. Рядом с ней стоял её муж, держа младенца. Кажется, он был тоже из недавних студентов. Алексей поздравил её и протянул икону. «Это вам от меня в памятный день и в знак примирения», – сказал он и поспешил к своим родственникам, которые с радостными лицами передавали из рук в руки его внучку, завёрнутую в одеяльце. Алексею казалось, что он, как и это крохотное создание, толькочто пережил второе рождение.

Оцените статью
Добавить комментарий