Похищенный портрет — Приглашение к жизни

Похищенный портрет В цветах могильный холм, Живого места нету, Но только нет на нём Вчерашнего портрета. Но оттого поэт Не станет безымянным … А предо мной конверт С мольбою покаянной. Пишу ТЕБЕ ответ, Лишь адреса не знаю, Где мается чуть свет Твоя душа живая. Не кайся, перестань, Не трать слезы горячей, Прижми ЕГО к устам, Коль не смогла иначе. В твоей мольбе исток, Твой образ непорочен, Сквозь пальцы тёплых строк То слёзы, то песочек. Не возвращай портрет – Он оттиск негатива, Убереги свой свет, Ведь им поэты живы. Из потаённых ниш К тебе вернётся лето, Ведь ты сама хранишь В душе источник света. О сколько хватких рук Облапливает глобус, А ты чиста, как звук, Росинке уподобясь. Была покорена Таинственною силой, Лишь в том твоя вина, Что имя утаила. Но я у ног твоих, И ты любви достойна, Твой грех — не грех, а стих, Расти его спокойно. Не дьявол и не дьяк Не опорочат имя … Один тебе судья – ЛЮБОВЬ ТВОЯ отныне. Объём стихов, посвященных Игорю, таков, что можно составить антологию по географическому признаку, а не по именам авторов. Анализ стихов нелепо проводить, ибо значимость их в сердечности, а не в умелости, но количество авторов достойно книги рекордов Гиннеса. Это явление, возникшее по велению сердца, а не по какому-то объявленному тематическому конкурсу. К нам приходили и приходят отдельные стихи, подборки, самодельные книжечки и изданные на профессиональном уровне. И все они нам дороги. Стихи были и остались моим естественным состоянием. И название одного из них «Приглашение к жизни» стало названием книги, которую вы держите в руках.

Что нам делать с душой? До какой глубины опускаться? Как нам быть с сединой — усмирителем наших надежд? Сквозь сезоны дождей, листопадов, цветущих акаций Всё тревожнее сны, только воздух по-прежнему свеж. Будем жить, чтобы жить, то с оглядкой, то напропалую, Лето сгинет … Зима нас попотчует снежной крупой. Чай пригубим, вино и ветра на пороге разуем, Чтоб ступили они по-монашески тихой стопой. Созреванье надежд, а на сером рядне межсезонья Вдруг весна разломила арбузною трещиной лёд, Всё острей тишина, всё нелепее поиск резона И безумствует шмель, собирая с репейника мёд. Друг без друга не жить, и не спиться, не то чтобы сбыться, Наши судьбы зерном пересыпаны в горсть из горсти. Над сосками невест светит косточка нежной ключицы, Над которыми тихо младенческий лик пронести. и поймём: всё для нас, а удача — все тайны не вызнать, И стоят дерева, расступившись пред нами на миг. Из весенней листвы тихо пьём ПРИГЛАШЕНИЕ К ЖИЗНИ,И по- женски рассвет опускает ладони в родник. Он вручает нам шанс невзначай пред собою открыться, Чтобы вырвать себя из тоски, из долгов, из простуд, И почуять, что звук истекает по капле живицы, Врезан облик в гранит и мотив осенил бересту.
27 мая 1999 г. Ставрополь

Мы с тобой
Мы с тобой любили осень, И любить её вдвойне Как наследие, без спросу, Ты оставил мне.
z. Москва
Птица Слетела птица да с шестого этажа.И вроде к небу поднялась её душа, Но мелькают этажи, мелькают этажи, мелькают этажи, Мелькают. А с ними эта жизнь, А с ним эта жизнь, Перед глазами жизнь Мелькает. Он так хотел летать, Всего лишь полетать, Отправиться в полёт к звёздам, А вовсе не упасть, А вовсе не упасть, Но что-нибудь менять поздно. Не мог он, как и все ­На лифте, — вниз и жить, Он так хотел примкнуть к стае. Мелькают этажи, А с ними эта жизнь, Перед глазами жизнь мелькает …
1998., Арина Сорокина
Игорю Сорину … Ты шёл по Вселенной размеренным шагом, Рвал малину в садах, заплетал перья птиц, А где-то смех рассыпался на землю серебряным градом, На причале кораблик встречал белый принц. Ты сказку вносил в жизни многих людей, Ты верил в надежду, в любовь и в удачу, Завораживал пением и странною песней своей. Я могу обещать, что вовек я любовь не утрачу.
Пермь
Посвящение
Ты смотришь немного грустно, Немного чудно и странно, В глазах твоих густо-густоКлубятся следы тумана. И словно священным блеском Так живо и близко — мило На средневековой фреске Твоё неземное имя! Я сердцем тебя рисую На небе, на звёздном шлейфе. Отрывки веков впустую Играют сонет на флейте. Твой голос, твой нежный голос, Прольётся в моё сознанье. Душа о смерть раскололась, Не выдержав испытанья. Остались осколки веры, Любви и надежды где-то, Над облаком биосферы Растаяли синим летом.

МАЛОМне мало песен и ветров, Которые ты даришь мне, Мне мало моря и стихов, И снов, что только о тебе. Мне мало, что целует снег Улыбку, плечи и глаза, Что без тебя придёт рассвет Сегодня, завтра и всегда … Мне мало взглядов и луны, Чужих объятий, облаков, Мне мало солнечной весны И тысяч розовых цветов. Не нужен от тебя «привет», Который мне бросает дождь Моей мечте спасенья нет … Ты птицей за окном поёшь, И мало мне морской воды, Дельфинов, что плывут к тебе, Лишь слёза раненой любви Стекают тихо по щеке … Мне мало света и огня, Зеркальной глади, тишины, Мне мало жизни без тебя, Завядших роз и темноты, Мне мало солнца вместо звёздИ радуги после дождя, Мне мало … И ответ мой прост: Себя мне мало БЕЗ ТЕБЯ … Ты не со мной, но ты — везде: В ромашках хрупких, облаках,В снежинках, в голубой воде, В глазах, душе и на губах …

*** Не уходи, останься с нами Ведь надо ж чтоб ты был рождён, А с голубыми небесами Ещё увидимся потом. С себя смываешь всё, что было Хоть то, что было не забыть. Ведь всё за нас уже решили И раз мы люди — мы живём И чтобы мы не сотворили И что не сотворим потом. *** я лишь шепчу, — прости нас всехПрости за то, что просим, есть и пить Прости за плачь, прости за смех Прости за то, что продолжаем жить. *** Глаза твои — твоя душа И нет от глаз твоих спасенья Смотреть в них нужно, не дыша Придав всего себя забвенью. В них кто-то видит глубину Их тихий взмах ресниц пугает А я в них вижу лишь тоску Ту, что никто не замечает. *** Как слабы мы, нам свыше не дано Вернуть хотя бы малое мгновенье, Не повернуть нам времени теченье И не познать, что завтра суждено. А облака всё так же далеки, И Новый день всё так же наступает, Ковром листвы Тропинки засыпает, И Тишина хранит твои шаги … Ты тихо говорил и улыбался _ Как лучик Солнечный рассеивал туман, И неба беспредельный океан В глазах твоих прекрасных отражался. В озябшем небе просыпается рассвет И город твой укрыт сырой листвою, Он будто не заметил, что с тобою Ушёл с осенних улиц солнца свет ….

В лесу Песочный цвет твоих ботинок,И близорукость синих Глаз, Сплетением тонких паутинокКазались сети твоих фраз. Глядишь задумчиво в огонь И угольки гоняешь палкой Ни обожжённую ладонь, Ни угольки тебе не жалко. Насторожившись, еле дышишь, Боясь спугнуть ораву птиц, Какой — то шорох вдруг услышишь И дрогнет тень твоих ресниц. А уходя секретик спрячешь, Слегка прикрыв его травой, Лохматой Шишкой обозначишь, И неспеша уйдёшь домой. Лола, Иваново

Струится синий, нежный свет Озёр … — как шелковая Гладь … Он ласкою ветров согрет А я иду к нему опять Иду, бегу, лечу к нему Чтоб огонёк в душе воскресенье Я не хочу смотреть во тьму,Хочу лететь, под свод небес, Где лёгкий шелест, тихий звон Где звуки все в один слились … Не обрывайся, сладкий сон, Прекрасный сон с названьем жизнь.

*** Пройдут немалые года, А мы тебя не позабудем, Ты в нашем сердце навсегда, Тебя любить и помнить будем. *** Такого в мире больше нет, Он был один на сотни лет.

Ты вечен Тысячи-тысячи лиц. Тебя окружают, я лишь задам вопрос: Часто ты их замечаешь? Тысячи-тысячи лет Тебя на земле не бывает, Я этот знаю ответ — Ты вечен и ты это знаешь. Пёстрый искусственный мир Создан чужими глазами, Нужен тебе билет, Если ты сам летаешь. Что там за стук внутри Гомон толпы заглушает? Ах, я забыла, прости, Сердцем его называют. Просится, просится вверх, Надолго покоя лишает, Глупое, помнит о всех И замирает на крае. Что это? Снова любовь Ток проводов замыкает? Вслушайся в песни ветров Они до морей долетают. Тысячи — тысячи тонн Влаги они обнимают, Молча всмотрись в неё Дельфина чудными глазами. Где-то в глухой глубине Прячется сонная тайна. Ты заходи ко мне, Я буду всегда тебе рада. Солнце угаснет в траве, Сны у реки растают Свечку зажгу я тебе Ты не забудешь, я знаю …

Имя твоё Зверю — берлога, Страннику — дорога, Мёртвому — дроги, Каждому своё. Женщине — лукавить. Царю — править, Мне — славить Имя твоё.

Памяти Игоря Сорина
А тучи, как ЛЮДИ
••• ОНИ одиноки …
Посланец солнечного спектра, Изящный гений шапито, Дитя поэзии и ветра Носил свободное пальто. Когда летят листья живые И ветер бьется над главой, С балкона тучи золотые Потрогать хочется рукой. И ветру на краю порыва Доверилась душа — пророк И на волне воздушной гривы Вернулась в солнечный поток.
Сентябрь 1998 2., Нина Дубовицкая
И ещё сотни стихов, которые мы храним. Надеемся, что творческий порыв, который зажёг Игорь, не иссякнет. Спасибо вам за память.
О Боже, как ты жив
О, Боже, как ты жив, Как царствуешь и лечишь, Сползают этажи Рифмованную речью, Стекают облака, Ломаются зарницы, И комкает рука Перо нездешней птицы. О, Боже, как ты прав, Весь мир переиначив, В хрустальных брызгах трав Твоя «коняшка» скачет Без хрусткого седла, Не осязая ноши, А лезвием крыла Чертополох подкошен. Оборваны дожди, Как в стирку занавески, А возглас: -МАМА,ЖДИ! Звучит нездешней вестью. Везде ТВОИ следы, Им нет конца и края, Исток речной воды Свечою догорает. Куда-то поезда Стальные рельсы гонят, И мается звезда, — Но где ж ТВОИ ладони? Ей просто невтерпёж В тепло да омовенье, В челнок твоих ладош Хотя бы на мгновенье, А ТЫ неуловим ­Душа не угнездится, Лишь замерла, как мим, В твоём блокноте птица.

Умолкла твоя дудочка, Твоих не чуя рук, Она волшебной удочкой Вылавливала звук Из радости и горести, Из снов и тишины, А в почерк твой убористый Вносила зов весны. Округлым рыбьим ротиком Ловила лунный свет, Вызванивала оттепель, Когда надежды нет. Пока не вышло солнышко, В ладони подыши, Серебряные брёвнышки В светлицу для души Сложи … А мать-и-мачеха Потянется медком, То запоёт калачиком, То захрустит ледком. Волшебная керамика ­Души автопортрет, Судьба её с комарика, Коль рук волшебных нет. Не вычерпать пригоршнями Небес твоей души, Лишь, словно луг нескошенный, Слегка припорошить. Не смолкнет твоя дудочка ­Звучит благая весть, Как яблочко на блюдечке С души сбивает спесь, И прожигает жаждою Твой чуткий небосвод,
И, вериться, однажды к нам
Негаданно войдет.
Стежки
« Ты стал звездой!» — ­Куда уж выше-то, Средь нас не обретя покой … А имечко стежками вышито На пяльцах детскою рукой Цветными мягонькими нитками, Пунктирной строчкой по судьбе, И на льняном сердечке выткана Любовь и память о тебе.

Вновь воздух горьковато свеж,Вновь вечер сладковато терпок … Ты был в плену своих надежд, Что промедления не терпят. Ты был в плену своих удач, Витков скольжений и прорывов, И без седла «коняшка» вскачь Тебя несла на край обрыва. Был для кого-то полубог, Для нас лишь повод для тревоги, Вручала мама узелок С овсяной кашкой на дорогу. А нынче нужен тёплый плед … Не навсегда, но август сгинул, А осень проложила след Листвою лапчатой к могиле. Оград прутковых штрих остёр, А вперемешку со слезами Стихи, как странный приговор, В дыханье ветра осязаю. Надежда тешит невзначай, В дождинки обратились звуки …Мы будем пить целебный чай И согревать дыханьем руки. А как иначе карандаш Зажать в руке для пары строчек? Ведь этот день сегодня наш, Он что-то светлое пророчит. и присыпает листопад Могилок крохотные корты. Осенний истончив наряд, Деревья врезались в офорты. Их остановленные па Увязнут в тихом снегопаде, твой остров будет проступать Сквозь снег узорчатой оградой.
Совмещения
Вспорхнул расшитый гладью мотылёк, У огненных цветов ТВОИ замашки:Сквозь проймочку несношенной рубашки Протиснулся «бархотки» стебелёк. Крутых ворон неутомимый страж – Фидель — по подоконнику протопал, Коту всегда подсказывает опыт, Где своровать, а где подхалимаж. Чего-то ждет без отдыха и сна Игрушек пучеглазых пирамида, И арлекин склонился от обиды Его никто с гвоздя не может снять. Воскресли все, кто волен воскресать, И карандаш на стопочке бумаги … Но только нынче некому писать:
«Твой завтрак под салфеточкой, бродяга!».
Тебе Покуда жива моя масть, Не вытравлен пыл вдохновенья,твой облик, стихи и движенья, И голос не смеют пропасть. Ты нес свою участь в горсти, Вплетённую в рифмы и голос, Что вызрел пшенично, как колос И сладок, и жгуч, и остист. Вдвоём, в распашонке льняной, Ползём в твоё первое лето, Мерцает источником света Всё то, что считалось стеной. Дамоклов вращается меч, На конский подвешенный волос, Твой чистый, серебряный голос Назначен твой лик уберечь. Сквозь путь обретенья азов, Сквозь горькую участь прощанья, Сквозь тело, что нас укрощает, К нам входит таинственный зов. И птицей незримой кружит, И зову её не иссякнуть, Ведь есть продолженье спектакля С анонсом негаснущим ЖИТЬ! В. РайбергИгорек был настоящей «звездой» не кричащей о себе, как это делают другие. Он работал с полной отдачей, никогда не халтурил, он умел прощать и все богатство своей огромной души, весь свой талант певца, актера, поэта отдал людям. Приходя к нему на могилу, они до сих пор чувствуют его тепло, а, уходя, становятся чуточку чище и добрее. Это те люди, которые принесли память о нем в новое тысячелетие. Мне хочется закончить эту книгу словами Игоря.
Я желаю Вам, главное, чтобы Вы знали, куда Вы идете, для чего Вы, зачем Вы. Будьте добрее друг к другу, будьте добрее. Доброта спасет мир. Я хочу пожелать вам счастья, любви, много красок. Я хочу пожелать Вам радугу, чистого воздуха, ясного неба и звезд. Боритесь с одиночеством, следите за собой, любите себя и тогда другие полюбят Вас, и Вы будете счастливы. Находите новых друзей, новые увлечения. Старайтесь каждый свой день превратить в маленький праздник. Не бойтесь ничего и верьте в свои силы.

Любите жизнь.
Твой сон –
розовый слон и серебряный звон
Твой дом –
радуги склон и зеленый газон,
Твой мир –
фруктовый пломбир и газетный кумир.
Заплети венок стройных нот на ковре
на самой заре.
Я всегда вас любил и всегда буду любить – такова жизнь артиста
www.sorin-info.narod.ru

Оцените статью
Добавить комментарий