Традиция как основополагающий принцип консервативной идеологии — Диссертация На тему: «Консерватизм в современной…

^ Консерватизм отличается от всех других политически; идеологий наиболее пристальным вниманием к общественному наследию и стремится опереться на ту или иную историческую традицию, как на фундамент своих теоретических построений.
Согласно формулировке К.Мангейма, консерватизм представляет собой традиционализм, сделавшийся «сознательным»8. Консерватизм (в отличие от традиционализма) представляется как осознанное следование традиции.
Принцип следования традиции, находящийся на вершине иерархии принципов консервативного типа мышления, непосредственно определяет и два других неотъемлемых его принципа, занимающие в этой иерархии вторую сверху ступень – антииндивидуализм и антирационализм.Рационализма и индивидуализма явно не хватает для восприятия, следования традиции – только на ее отрицание.Принятие традиции – акт, прежде всего, подсознательный, детерминирующийся множеством факторов, связанных с особенностями человеческих судеб. Человека, привязанного к традиции, живущего в ней глубоким концентрированным чувством, невозможно поколебать какими-либо рациональными аргументами, как бессмысленно пытаться аналогичным образом привлечь его внимание к иной традиции. Рассудочные суждения могут эффективно воздействовать на человека только тогда, когда его связь с традицией либо слаба, либо вовсе отсутствует.Другие основные принципы и ценности консерватизма не достигают такой степени общности и каждый из них может либо вовсе отсутствовать в теле конкретной консервативной идеологии, либо заменяться своими суррогатами. Но это, как правило, выступает следствием неполноты идеологии, недостроенности ее до логического завершения или эклектическим сочетанием в ней инородных элементов, поскольку важнейшие принципы консерватизма органически связаны воедино.Очевидно, что из принципа следования традиции непосредственно вытекает и характерный для консерватизма культ общественных институтов, напрямую выступающих воспитателями и проводниками традиции (семья, школа, церковт и пр.).Совершенно естественен и патриотизм, как ценность и принцип консервативной идеологии и политики. Полнокровная жизнь и гарантии продолжения традиции наиболее полно осуществляются в рамках национальной культуры — и поэтому ее интересы становятся в политическом смысле первостепенными, нуждающимися в надежной защите.Такой защитой, в первую очередь, выступает государств, Следовательно, характерная для консерваторов установка на сильное государство с мощным оборонительным потенциалом также в конечном итоге определяется принципом следования традиции.Первичность интересов традиции и защищающего ее государства определяют вполне конкретное отношение к правам и свободам граждан. Их расширение возможно только в том случае, когда это не сказывается отрицательным образом на высших интересах.Наконец, следование традиции имеет в виду и естественное неравенство людей. Большее значение приобретают те слои народа, которые глубже укоренены в традиции и обеспечивают ее продолжение. Подобное неравенство, с консервативной точки зрения, не унизительно, как не унизительно для ребенка его неравенство с родителями, обучающими его традиции, как не унизительно для живущих поклонение ушедшим поколениям, благодаря которым осталось традиционные наследство, как не унизительно для верующего мирянина неравенство со священником.Так возникает иерархическая система принципов и ценностей, которые обнаруживаются в развернутых консервативных идеологиях, и в частности, при анализе творчества Бёрка.Так образуется единый клубок консервативных идей, связующим центром которого выступает принцип следования традиции и его важнейшие следствия — антииндивидуализм и антирационализм.

Классификация консерватизма, особенно в историческом разрезе, крайне сложна.Объясняется это рядом факторов:Любое явление, возникшее много десятилетий, а то и столетия назад, не остается неизменным, раз и навсегда данным. В зависимости от исторической эпохи, национальных особенностей, позиций теоретиков и поступков политических деятелей оно приобретает новые, порой изначально несвойственные ему черты, все время эволюционируя и трансформируясь в процессе приспособления к реальной ситуации.В ходе своего развития, а еще чаще – при реализации на практике различные течения политической мысли нередко воспринимают отдельные элементы совершенно противоположных направлений, меняя свою суть при минимальных изменениях в терминологии.Политическая философия консерватизма обладает определенной самостоятельностью по отношению к политическим программам соответствующих партий, позициям и заявлениям политиков. Теория и практика не всегда накладываются друг на друга.Деление общества на либералов, консерваторов, социал-демократов и т.п. часто оказывается условным. Многочисленные исследования общественного мнения показывают, что по отношению к различным аспектам экономической, политической, социальной и культурной жизни люди могут придерживаться разных позиций, становясь тем самым носителями идей нескольких политических течений сразу.Каждое течение консерватизма охватывает не какую-то одну, а множество проблем, затрагивая самые разные сферы жизни. Поэтому проблемный критерий систематизации, казалось бы самый разумный и наиболее часто применяемый, в данном случае неизбежно страдает односторонностью и узостью.Попытки типологизации консерватизма неоднократно предпринимались как отечественными, так и зарубежными исследователями. Как правило, они всякий раз наталкивались на чрезвычайно пестрый спектр консервативных идей и, соответственно, трудность их приведения к какому-либо общему знаменателю, зачастую противоречащих друг другу. Что, в общем, неудивительно: консерватизм предполагает следование традиции, но уже сама по себе эта традиция совершенно разная в каждую эпоху и в каждой стране, неповторимая в своей индивидуальности.
Основное внимание ученых сосредоточено на современном консерватизме и здесь разные исследователи предлагают большое количество самых разнообразных ранжировок. Разнородность консервативной идеологии и политики проявляется в различных типах и вариантах. Их систематизация, как и систематизация любого многоструктурного, расплывчатого и развивающегося явления, крайне затруднена. Исследователь, изучающий проблемы консерватизма, сталкивается с немалыми препятствиями. Трудно, например, дать ответ на вопрос, где же пределы консерватизма и консервативного, споры вызывает и проблема соотнесенности между его типами. Так, В.Н. Гарбузов приводит 11 (!) разнообразных типологий только современного консерватизма отечественных и зарубежных исследователей9.
Если, например, обратить внимание на современное западное идеологическое пространство, то придется признать, что в нем существуют по крайней мере два влиятельных консервативных течения: неоконсерватизм и так называемая доктрина» «консервативной революции» (новые правые). Эти направления резко противостоят друг другу буквально по всем важнейшим вопросам общественного бытия. Неоконсерваторы настаивают на самостоятельности экономической сферы общественной жизни и необходимости освобождения ее от государственного регулирования; новые правые, напротив, отводят экономике подчиненную роль по отношению к более высоким социальным сферам – религии, морали, политике, считая экономическую свободу не только утопичной, но и в ряде случаев – вредной. Неоконсерваторы рассматривают правовую систему как совокупность норм, призванных в идеале выразить универсальные, общечеловеческие, «лучшие» формы социальных взаимоотношений; новые правые придают юридическим установлениям принципиально национальный характер, считая, что они закрепляют особенности духа конкретного народа, и следовательно, не могут быть универсальными.Основополагающее же расхождение между этими идейными направлениями заключается в том, что неоконсерваторы отстаивают идеалы капиталистического общества, такого, каким оно сложилось со времени первых буржуазных революций, а новые правые рассматривают капиталистический строй а качестве гибельного пути западной цивилизации и, отрицая также и социализм, как гипертрофированное развитие буржуазных ценностей, обращаются за поисками своего идеала к Средневековью и даже антике, греко-римскому миру, язычеству. В соответствии со столь далекими друг от друга ценностными ориентациями неоконсерваторы и новые правые выбирают для себя в качестве своих теоретических предшественников разных представителей классического консерватизма, невольно расслаивая тем самым это, казалось бы, монолитное историческое явление.Что характерно, на первый взгляд выглядит парадоксальным, как обе эти идеологии могут быть причислены к консервативным.Новые правые пытаются совершить революцию в умах, изменить европейское общественное сознание, открыть новые (хорошо забытые старые) духовные горизонты, то есть добиться внутреннего принятия своих идеалов и ценностей, что только и может обеспечить плодотворное социально-политическое творчество. Поэтому главный фронт их деятельности – культура, а не политическая арена. В такой ситуации их стремление к возвращению в прошлое носит не механико-натуралистический характер, а идеально-выборочный. Из истории выбираются идеалы с целью их актуализации в настоящем.В отношении неоконсерватизма может смущать то обстоятельство, что в основе формы капиталистического общества, которую они отстаивают, лежит принцип экономического индивидуального интереса — то есть определенный вид индивидуализма, а также культ науки и техники – то есть определенная форма рационализма. Это верно. Но рационализм и индивидуализм на современном Западе уже получили статус традиции. Эти основы капиталистического общества приобрели форму, во многом сакральную, несокрушимую логической критикой. Они стали символами иррациональной веры, что выражается в обожествлении прав индивида, демократии, свободного рынка, научного метода, технической мощи, роста потребления и расширения его возможностей. С этих позиций индивидуализмом выглядит вовсе не следование нормам жизни капиталистического общества, которые приобрели всеобщий характер, а напротив, отход от них, протест, выраженный, скажем, в форме культурного эпатажа, религиозной отрешенности или простой минимизации своих потребностей, отсутствия стремления к материальным благам. На стороне рационализма и индивидуализма на Западе уже стоит авторитет давности. Построенная на этих принципах цивилизации насчитывает не менее двухсот лет. Если в начале XIX века принцип экономического индивидуализма был новаторским и не мог претендовать на традиционность, знаменуя собой доктрину классического либерализма, то к середине XX века он изменил свое качество и получил возможность стать составной частью концепции, название которой накрепко связано с консерватизмом.

Оцените статью
Добавить комментарий