Урок литературы

МБОУ «Средняя общеобразовательная школа № 35 города Орла»Хлестаков и Городничий. Хлестаковщина как нравственное явлениеУрок литературыс элементами театрализациив 9 классе(по программе А.Г. Кутузова) РазработкаИвашиной В.Ю.,учителя русского языкаи литературы
Орёл – 2013 г.
Цель: при помощи театрализации сформировать представление о характерах Городничего и Хлестакова, а также понятие о хлестаковщине.
Планируемые результаты: Предметные: способствовать развитию речи учащихся, отрабатывать навыки выразительного чтения драматического произведения.
: поиск и выделение необходимой информации, осознанное и произвольное построение речевого высказывания в устной форме, свободная ориентация в тексте художественного произведения и его восприятие, умение передавать содержание в сжатом, выборочном или развёрнутом виде, умение представлять полученную информацию в виде таблиц, схем, содействие развитию мыслительных операций: сравнение, анализ, синтез, обобщение, систематизация. Помощь в развитии творческого воображения, познавательной активности, интеллектуальных способностей.
стремление к речевому самосовершенствованию; нравственно-этическая ориентация, способность к оценке действий, поступков героев; развитие стойкого внутреннего неприятия отрицательных качеств персонажей.
целеполагание, планирование, рефлексия, выделение и осознание обучающимися того, что уже усвоено и что ещё нужно усвоить.
Коммуникативные УУД: формирование и аргументация собственного мнения, умение вести учебный диалог с учителем и сверстниками, умение работать в творческих группах.Межпредметные связи: живопись, театральное искусство.
Ресурсы: компьютер, проектор, компьютерная презентация (иллюстрации, изображающие Хлестакова и Городничего, декорации к разыгрываемым сценам, вопросы для самостоятельного анализа, домашнее задание), тексты произведения, демонстрационный материал — качества личности Хлестакова и Городничего; стол, накрытый скатертью, тарелка на нём.
Этапы урока:
I. Слово учителя.
Тема нашего урока – «Хлестаков и Городничий. Хлестаковщина как нравственное явление». Продолжая изучение бессмертного гоголевского «Ревизора», сегодня мы с вами будем говорить о Хлестакове и Городничем, дадим характеристику этим персонажам, получим представление о хлестаковщине. На уроке увидим некоторые сцены из произведения в исполнении ваших одноклассников и проанализируем их.
Проблемная ситуация (слайд 1)
У.: Обратите внимание на доску. Вы видите два портрета — иллюстрации к пьесе. Кто, по вашему мнению изображён на этих иллюстрациях? Почему вы так решили?Есть ли какое-то сходство между портретами?
Как вы думаете, что узнаем на сегодняшнем уроке?
Сегодня на уроке мы узнаем, есть ли внутреннее сходство между героями.
III. Проверка домашнего задания.

(Примерный план ответа:1. Положение в городе.2. Грехи городничего.Характеристика:1. Отношение к власти как к средству обогащения.2. Произвол и беззаконие.3. Трусость и угодничество по отношению к начальству.4. Грубость и низкий уровень образования.)
— На доске с левой стороны прикрепите табличку — качества личности Городничего.
(например, жадность, стяжательство, бездуховность, грубость, трусость, произвол, необразованность, мздоимство, угодничество)

2 группа. Хлестаков.
(План ответа:1. Социальное положение.2. Причина задержки в городе.3. Поведение в неожиданной ситуации: а) страх быстро сменяется нахальством, б) поступки необдуманны, непоследовательны.
(- Первым полную характеристику Ивану Александровичу Хлестакову даёт его слуга Осип. Кто, как ни слуга, знает о барине всё. Анализ монолога Осипа (Д. II, явл. 1)
— О каких свойствах Хлестакова говорит Осип? (каждый день доставай билеты в кеятр”; “профинтил денежки, сидит и хвост подвернул, не горячится; кутит на батюшкины деньги; продаёт всё до последней рубашки; делом не занимается; гуляет по прешпекту”, в картишки играет; не платит в трактире). Это был Хлестаков, представленный слугой Осипом.- А как раскрывается характер Хлестакова в его поведении, речи, жестах, мимике в трактире?
— На доске с правой стороны прикрепите табличку — качества личности Хлестакова.
(например, беспечность, бездуховность, праздность, глупость, трусость, необразованность)

— Зачем Городничий отправился в гостиницу для встречи с Хлестаковым?
У.: Давайте посмотрим, как встретились наши герои.
1 сцена. Встреча Городничего и Хлестакова в гостинице (д.2, явл.8). (слайд 2)
Действующие лица и исполнители: Хлестаков – Лелякова А., Городничий – Волобуев М., Добчинский – Коваленко К.Хлестаков, Городничий и Д о б ч и н с к и й. Городничий, вошед, останавливается.Оба в испуге смотрят несколько минут один на другого, выпучив глаза.
Городничий (немного оправившись и протянув руки по швам). Желаю здравствовать!
Хлестаков (кланяется). Мое почтение!..
Городничий. Извините. Хлестаков. Ничего…Городничий. Обязанность моя, как градоначальника здешнего города, заботиться о том, чтобы проезжающим и всем благородным людям никаких притеснений…
Хлестаков (сначала немного заикается, но к концу речи говорит громко). Да что ж делать?.. Я не виноват… Я, право, заплачу… Мне пришлют из деревни. Он больше виноват: говядину мне подает такую твердую, как бревно; а суп — он черт знает чего плеснул туда, я должен был выбросить его за окно. Он меня морит голодом по целым дням… Чай такой странный: воняет рыбой, а не чаем. За что ж я… Вот новость!
(в это время передают друг другу тарелку)
Городничий (робея). Извините, я, право, не виноват. На рынке у меня говядина всегда хорошая. Привозят холмогорские купцы, люди трезвые и поведения хорошего. Я уж не знаю, откуда он берет такую. А если что не так, то… Позвольте мне предложить вам переехать со мною на другую квартиру.
Хлестаков. Нет, не хочу! Я знаю, что значит на другую квартиру: то есть — в тюрьму. Да какое вы имеете право? Да как вы смеете?.. Да вот я… Я служу в Петербурге. (Бодрится.) Я, я, я…
Городничий (в сторону)*. О, господи ты боже, какой сердитый! Всё узнал, всё рассказали проклятые купцы!
Хлестаков (храбрясь). Да вот вы хоть тут со всей своей командой — не пойду! Я прямо к министру! (Стучит кулаками по столу.) Что вы? что вы?
Городничий (вытянувшись и дрожа всем телом). Помилуйте, не погубите! Жена, дети маленькие… не сделайте несчастным человеком.
Хлестаков. Нет, я не хочу! Вот еще! мне какое дело. Оттого, что у вас жена и дети, я должен идти в тюрьму, вот прекрасно! Нет, благодарю покорно, не хочу.
Городничий (дрожа). По неопытности, ей-богу, по неопытности. Недостаточность состояния… Сами извольте посудить. Казенного жалованья не хватает даже на чай и сахар. Если ж и были какие взятки,
то самая малость: к столу что-нибудь да на пару платья. Что же до унтер-офицерской вдовы, занимающейся купечеством, которую я будто бы высек, то это клевета, ей-богу клевета. Это выдумали злодеи мои; это такой народ, что на жизнь мою готовы покуситься.
Хлестаков. Да что? мне нет никакого дела до них. (В размышлении.) Я не знаю, однако ж, зачем вы говорите о злодеях или о какой-то унтер-офицерской вдове… Унтер-офицерская жена совсем другое, а меня вы не смеете высечь, до этого вам далеко… Вот еще! смотри ты какой!.. я заплачу, заплачу деньги, но у меня теперь нет. Я потому и сижу здесь, что у меня нет ни копейки.
Городничий (в сторону). О, тонкая штука! Эк куда метнул! какого туману напустил! разбери кто хочет! Не знаешь, с которой стороны и приняться. Ну, да уж попробовать не куды пошло! Что будет, то будет, попробовать на авось. (Вслух.) Если вы точно имеете нужду в деньгах или в чем другом, то я готов служить сию минуту. Моя обязанность помогать проезжающим.
Хлестаков. Дайте, дайте мне взаймы! Я сейчас же расплачусь с трактирщиком. Мне бы только рублей двести или хоть даже и меньше.
Городничий (поднося бумажки). Ровно двести рублей, хоть и не трудитесь считать.
Хлестаков (принимая деньги). Покорнейше благодарю. Я вам тотчас пришлю их из деревни… у меня это вдруг… Я вижу, вы благородный человек. Теперь другое дело.
Городничий (в сторону). Ну, слава богу! деньги взял. Дело, кажется, пойдет теперь на лад. Я таки ему вместо двухсот четыреста ввернул. Хлестаков. (кричит) Эй, Осип! Позови сюда трактирного слугу! (К городничему и Добчинскому.) А что ж вы стоите? Сделайте милость, садитесь. (Добчинскому.) Садитесь, прошу покорнейше.
Городничий. Ничего, мы и так постоим.
Хлестаков. Сделайте милость, садитесь. Я теперь вижу совершенно откровенность вашего нрава и радушие, а то, признаюсь, я уж думал, что вы пришли с тем, чтобы меня… (Добчинскому.) Садитесь!
Городничий и Добчинский садятся
Городничий (в сторону). Нужно быть посмелее. Он хочет, чтобы считали его инкогнитом. Хорошо, подпустим и мы турусы*: прикинемся, как будто совсем и не знаем, что он за человек. (Вслух.) Мы, прохаживаясь по делам должности, вот с Петром Ивановичем Добчинским, здешним помещиком, зашли нарочно в гостиницу, чтобы осведомиться, хорошо ли содержатся проезжающие, потому что я не так, как иной городничий, которому ни до чего дела нет; но я, я, кроме должности, еще по христианскому человеколюбию хочу, чтоб всякому смертному оказывался хороший прием,— и вот, как будто в награду, случай доставил такое приятное знакомство.
Хлестаков. Я тоже сам очень рад. Без вас я, признаюсь, долго бы просидел здесь: совсем не знал, чем заплатить.
Городничий (в сторону). Да, рассказывай, не знал, чем заплатить! (Вслух.) Осмелюсь ли спросить: куда и в какие места ехать изволите?
Хлестаков. Я еду в Саратовскую губернию, в собственную деревню.
Городничий (в сторону, с лицом, принимающим ироническое выражение). В Саратовскую губернию! А? и не покраснеет! О, да с ним нужно ухо востро! (Вслух.) Благое дело изволили предпринять. Ведь вот относительно дороги: говорят, с одной стороны, неприятности насчет задержки лошадей, а ведь с другой стороны, развлеченье для ума. Ведь вы, чай, больше для собственного удовольствия едете?
Хлестаков. Нет, батюшка меня требует. Рассердился старик, что до сих пор ничего не выслужил в Петербурге. Он думает, что так вот приехал, да сейчас тебе Владимира в петлицу* и дадут. Нет, я бы послал его самого потолкаться в канцелярию.
Городничий (в сторону). Прошу посмотреть, какие пули отливает! и старика отца приплел! (Вслух.) И на долгое время изволите ехать?
Хлестаков. Право, не знаю. Ведь мой отец упрям и глуп, старый хрен, как бревно. Я ему прямо скажу: как хотите, я не могу жить без Петербурга. За что ж, в самом деле, я должен погубить жизнь с мужиками? Теперь не те потребности, душа моя жаждет просвещения.
Городничий (в сторону). Славно завязал узелок! Врет, врет — и нигде не оборвется! А ведь какой невзрачный, низенький, кажется, ногтем бы придавил его. Ну да постой, ты у меня проговоришься. Я тебя уж заставлю побольше рассказать! (Вслух.) Справедливо изволили заметить. Что можно сделать в глуши? Ведь вот хоть бы здесь: ночь не спишь, стараешься для отечества, не жалеешь ничего, а награда неизвестно еще когда будет. (Окидывает глазами комнату.) Кажется, эта комната несколько сыра?
Хлестаков. Скверная комната, и клопы такие, каких я нигде не видывал: как собаки, кусают.Городничий. Скажите! такой просвещенный гость, и терпит — от кого же? — от каких-нибудь негодных клопов, которым бы и на свет не следовало родиться. Никак, даже темно в этой комнате?Хлестаков. Да, совсем темно, хозяин завел обыкновение не отпускать свечей. Иногда что-нибудь хочется сделать, почитать или придет фантазия сочинить что-нибудь,— не могу: темно, темно.Городничий. Осмелюсь ли просить вас… но нет, я недостоин.Хлестаков. А что?Городничий. Нет, нет, недостоин, недостоин! Хлестаков. Да что ж такое?Городничий. Я бы дерзнул… У меня в доме есть прекрасная для вас комната, светлая, покойная… Но нет, чувствую сам, это уж слишком большая честь… Не рассердитесь — ей-богу, от простоты души предложил.Хлестаков. Напротив, извольте, я с удовольствием. Мне гораздо приятнее в приватном доме*, чем в этом кабаке.Городничий. А уж я так буду рад! А уж как жена обрадуется! У меня уже такой нрав: гостеприимство с самого детства, особливо если гость просвещенный человек. Не подумайте, чтобы я говорил это из лести; нет, не имею этого порока, от полноты души выражаюсь.Хлестаков. Покорно благодарю. Я сам тоже — я не люблю людей двуличных. Мне очень нравится ваша откровенность и радушие, и я бы, признаюсь, больше бы ничего и не требовал, как только оказывай мне преданность и уваженье, уваженье и преданность.
Беседа по вопросам.
Какими вам представились герои в этой сцене?
Почему вначале герои робеют друг перед другом?
О чём свидетельствуют внутренние монологи Городничего (в сторону)?
Почему у Хлестакова совсем нет таких реплик? (он искренен, ему нечего скрывать)
В какой момент оба чувствуют облегчение? Почему? (взятка)
Почему Городничий не верит Хлестакову?
Чей страх сильнее? Почему? (Хлестакову нечего терять, а вот Городничий рискует многим.)8. Зачем Городничий приглашает Хлестакова пожить у себя в доме?
( У Городничего речь – маска, Хлестаков искренен в речи.)
У.: Более всего человек раскрывается в действии, в поступках. Поэтому интереснейшим моментом в раскрытии образа Хлестакова является сцена в доме Городничего. (Д. III, явл. 6.) Предлагаю вашему вниманию эту сцену.

Действующие лица и исполнители: Хлестаков – Лелякова А., Городничий – Волобуев М., Добчинский – Коваленко К., Артемий Филиппович – Ступин О., Анна Андреевна – Быкова Н., Марья Антоновна – Ярыгина А. Хлестаков, Городничий, Добчинский, Артемий Филиппович, Анна Андреевна и Марья Антоновна.Городничий. Осмелюсь представить семейство мое: жена и дочь.
Хлестаков (раскланиваясь). Как я счастлив, сударыня, что имею в своем роде удовольствие вас видеть.
Анна Андреевна. Нам еще более приятно видеть такую особу.
Хлестаков (рисуясь). Помилуйте, сударыня, совершенно напротив: мне еще приятнее.
Анна Андреевна. Как можно-с! Вы это так изволите говорить для комплимента. Прошу покорно садиться.Хлестаков. Возле вас стоять уже есть счастие; впрочем, если вы так уже непременно хотите, я сяду. Как я счастлив, что наконец сижу возле вас.Анна Андреевна. Помилуйте, я никак не смею принять на свой счет… Я думаю, вам после столицы вояжировка* показалась очень неприятною.
Хлестаков. Чрезвычайно неприятна. Привыкши жить, соmргепех vуоиз1, в свете, и вдруг очутиться в дороге: грязные трактиры, мрак невежества… Если б, признаюсь, не такой случай, который меня… (посматривает на Анну Андреевну и рисуется перед ней) так вознаградил за всё…
Анна Андреевна. В самом деле, как вам должно быть неприятно.Хлестаков. Впрочем, сударыня, в эту минуту мне очень приятно.Анна Андреевна. Как можно-с. Вы делаете много чести. Я этого не заслуживаю.Хлестаков. Отчего же не заслуживаете? Вы, сударыня, заслуживаете.Анна Андреевна. Я живу в деревне…
Хлестаков. Да, деревня, впрочем, тоже имеет свои пригорки, ручейки… Ну конечно, кто же сравнит с Петербургом! Эх, Петербург! что за жизнь, право! Вы, может быть, думаете, что я только переписываю; нет, начальник отделения со мной на дружеской ноге. Этак ударит по плечу: «Приходи, братец, обедать!» Я только на две минуты захожу в департамент*, с тем только, чтобы сказать: это вот так, это вот так! А там уж чиновник для письма, этакая крыса, пером только — тр, тр… пошел писать. Хотели было даже меня коллежским асессором* сделать, да, думаю, зачем. И сторож летит еще на лестнице за мною со щеткою: «Позвольте, Иван Александрович, я вам, говорит, сапоги почищу». (Городничему.) Что вы, господа, стоите? Пожалуйста, садитесь!
Городничий. Чин такой, что еще можно постоять.Артемий Филиппович. Мы постоим.Лука Лукич. Не извольте беспокоиться!Хлестаков. Без чинов, прошу садиться.Городничий и все садятся.
Я не люблю церемонии. Напротив, я даже стараюсь всегда проскользнуть незаметно. Но никак нельзя скрыться, никак нельзя! Только выйду куда-нибудь, уж и говорят: «Вон, говорят, Иван Александрович идет!» А один раз меня приняли даже за главнокомандующего: солдаты выскочили из гауптвахты* и сделали ружьем. После уж офицер, который мне очень знаком, говорит мне: «Ну, братец, мы тебя совершенно приняли за главнокомандующего».
Анна Андреевна. Скажите как! Хлестаков. С хорошенькими актрисами знаком. Я ведь тоже разные водевильчики…* Литераторов часто вижу. С Пушкиным на дружеской ноге. Бывало, часто говорю ему: «Ну, что, брат Пушкин?» — «Да так, брат,— отвечает, бывало,— так как-то всё…» Большой оригинал. Анна Андреевна. Так вы и пишете? Как это должно быть приятно сочинителю! Вы, верно, и в журналы помещаете?Хлестаков. Да, и в журналы помещаю. Моих, впрочем, много есть сочинений. «Женитьба Фигаро»*, «Роберт Дьявол», «Норма»*. Уж и названий даже не помню. И всё случаем: я не хотел писать, но театральная дирекция говорит: «Пожалуйста, братец, напиши что-нибудь». Думаю себе: «Пожалуй, изволь, братец!» И тут же в один вечер, кажется, всё написал, всех изумил. У меня легкость необыкновенная в мыслях. Всё это, что было под именем барона Брамбеуса*, «Фрегат Надежды»* и «Московский Телеграф»…* всё это я написал.Анна Андреевна. Скажите, так это вы были Брамбеус?Хлестаков. Как же, я им всем поправляю статьи. Мне Смирдин* дает за это сорок тысяч.Анна Андреевна. Так, верно, и «Юрий Милославский»* ваше сочинение.Хлестаков. Да, это мое сочинение.Анна Андреевна. Я сейчас догадалась.Марья Антоновна. Ах, маменька, там написано, что это господина Загоскина сочинение.Анна Андреевна. Ну вот: я и знала, что даже здесь будешь спорить.Хлестаков. Ах да, это правда: это точно Загоскина; а есть другой «Юрий Милославский», так тот уж мой.Анна Андреевна. Ну, это, верно, я ваш читала. Как хорошо написано!
Хлестаков. Я, признаюсь, литературой существую. У меня дом первый в Петербурге. Так уж и известен: дом Ивана Александровича. (Обращаясь ко всем.) Сделайте милость, господа, если будете в Петербурге, прошу, прошу ко мне. Я ведь тоже балы даю.
Анна Андреевна. Я думаю, с каким там вкусом и великолепием даются балы!Хлестаков. Просто не говорите. На столе, например, арбуз — в семьсот рублей арбуз. Суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа; откроют крышку — пар, которому подобного нельзя отыскать в природе. Я всякий день на балах. Там у нас и вист* свой составился: министр иностранных дел, французский посланник, английский, немецкий посланник и я. И уж так уморишься играя, что просто ни на что не похоже. Как взбежишь по лестнице к себе на четвертый этаж — скажешь только кухарке: «На, Маврушка, шинель…» Что ж я вру — я и позабыл, что живу в бельэтаже. У меня одна лестница стоит… А любопытно взглянуть ко мне в переднюю, когда я еще не проснулся: графы и князья толкутся и жужжат там, как шмели, только и слышно: ж… ж… ж… Иной раз и министр…Городничий и прочие с робостью встают с своих стульев. Мне даже на пакетах пишут: «ваше превосходительство»*. Один раз я даже управлял департаментом. И странно: директор уехал,— куда уехал, неизвестно. Ну, натурально, пошли толки: как, что, кому занять место? Многие из генералов находились охотники и брались, но подойдут, бывало, — нет, мудрено. Кажется и легко на вид, а рассмотришь — просто черт возьми! После видят, нечего делать,— ко мне. И в ту же минуту по улицам курьеры; курьеры, курьеры… можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров! Каково положение? — я спрашиваю. «Иван Александрович, ступайте департаментом управлять!» Я, признаюсь, немного смутился, вышел в халате, хотел отказаться, но думаю: дойдет до государя, ну да и послужной список тоже… «Извольте, господа, я принимаю должность, я принимаю, говорю, так и быть, говорю, я принимаю, только уж у меня: ни, ни, ни!., уж у меня ухо востро! уж я…» И точно: бывало, как прохожу через департамент,— просто землетрясенье, всё дрожит и трясется, как лист.Городничий и прочие трясутся от страха. Хлестаков горячится сильнее.
О! я шутить не люблю; я им всем задал острастку. Меня сам государственный совет* боится. Да что в самом деле? Я такой! я не посмотрю ни на кого… я говорю всем: «Я сам себя знаю, сам». Я везде, везде. Во дворец всякий день езжу. Меня завтра же произведут сейчас в фельдмарш… (Поскальзывается и чуть-чуть не шлепается на пол, но с почтеньем поддерживается чиновниками.)
Городничий (подходя и трясясь всем телом, силится выговорить). А ва-ва-ва… ва…
Хлестаков (быстрым отрывистым голосом). Что такое?Городничий. А ва-ва-ва… ва…
Хлестаков (таким же голосом). Не разберу ничего, всё вздор.
Городничий. Ва-ва-ва… шество, превосходительство, не прикажете ли отдохнуть… вот и комната, и всё, что нужно.
Хлестаков. Вздор — отдохнуть. Извольте, я готов отдохнуть. Завтрак у вас, господа, хорош… я доволен, я доволен. (С декламацией.) Лабардан! лабардан! (Выходит в боковую комнату, поддерживаемый Добчинским и Артемием Филипповичем. Городничий провожает их до двери)
Те же и городничий.
Городничий (возвращается на цыпочках). Чш… ш…
Анна Андреевна. Что?
Городничий. И не рад, что напоил. Ну что, если хоть одна половина из того, что он говорил, правда? (Задумывается.) Да как же и не быть правде? Подгулявши, человек всё несет наружу: что на сердце, то и на языке. Конечно, прилгнул немного. Да ведь не прилгнувши не говорится никакая речь. С министрами играет и во дворец ездит… Так вот, право, чем больше думаешь… черт его знает, не знаешь, что и делается в голове; просто как будто или стоишь на какой-нибудь колокольне, или тебя хотят повесить.
Анна Андреевна. А я никакой совершенно не ощутила робости; я просто видела в нем образованного, светского, высшего тона человека, а о чинах его мне и нужды нет.Городничий. Ну, уж вы — женщины! Всё кончено, одного этого слова достаточно! Вам всё — финтирлюшки!* Вдруг брякнут ни из того ни из другого словцо. Вас посекут, да и только, а мужа и поминай, как звали. Ты, душа моя, обращалась с ним так свободно, как будто с каким-нибудь Добчинским.
Анна Андреевна. Об этом я уж советую вам не беспокоиться. Мы кой-что знаем такое… (Уходит вместе с дочерью.)
Городничий (один). Ну, уж с вами говорить!.. Эка в самом деле оказия!* До сих пор не могу очнуться от страха. (После небольшого молчания.) Чудно всё завелось теперь на свете: хоть бы народ-то уж был видный, а то худенький, тоненький — как его узнаешь, кто он! Еще военный всё-таки кажет из себя, а как наденет фрачишку — ну точно муха с подрезанными крыльями. А ведь долго крепился давеча в трактире. Заламливал такие аллегории* и екивоки*,что, кажись, век бы не добился толку. А вот наконец и подался. Да_еще наговорил больше, чем нужно. Видно, что человек молодой.

Можно ли данную сцену считать кульминационной? Почему?
Зачем Городничий напоил Хлестакова?
Как ведёт себя Хлестаков в доме городничего? Почему?
(Самоуверенность Хлестакова всё возрастает. Враньё Хлестакова – своеобразная ревизия петербургских нравов, отражённых хоть и в тусклом зеркале его воображения, но всё же в зеркале.)
Как враньё характеризует недостаток его воображения?
(Использование гипербол “…арбуз в 700 рублей”, “суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа”, 35 тысяч курьеров). Смешно не только то, что Хлестаков в число своих сочинений зачисляет и комедию Бомарше “Женитьба Фигаро”, и оперу Беллини “Норма”, и целый журнал “Московский телеграф”. Всё названное очень разнородно: острая, насмешливая комедия Бомарше полярно противоположна строгой, торжественной и сдержанно-страстной опере Беллини.Он пытается сказать нечто чрезвычайное, сверхъестественное, но сказать ему совершенно нечего. Поэтому фраза часто обрывается на середине, он перескакивает с одного на другое. (Текст: “лёгкость необыкновенная в мыслях”)Действие развивается с всё нарастающей энергией. Ложь на наших глазах фантастически разрастается.)
Какие роли играет Хлестаков? Как это соотносится с его характером?
(Главнокомандующего, известного литератора, руководителя департамента, которого боится Государственный совет.Приступая к рассказу о петербургской жизни, герой не знает, к чему придёт в конце. Сначала он коллежский асессор (согласно Табели о рангах, введённой Петром I в 1772 году, гражданский чин 8 класса, дворянство), а в конце монолога он уже вельможа.
Почему вновь не разоблачён мнимый ревизор?
(Чем больше трясутся чиновники от страха, тем больше распаляется Хлестаков.Самое комичное в восприятии слушателями вранья Хлестакова в том, что его истинное лицо чиновники принимают за искусную маску, а вымышленный им вздор – за действительное, настоящее лицо.)

У.: Итак, ребята, мы посмотрели две сцены из комедии. Как вы считаете, есть ли всё-таки что-то общее между Хлестаковым и Городничим? (обращаемся к качествам Хлестакова и городничего (на доске.)) Что же их объединяет?

(Страх! Вот что объединяет Хлестакова с Городничим и другими уездными чиновниками, и их общий страх становится основой всего драматургического действия в "Ревизоре". Городничий боится Хлестакова, но и Иван Александрович в таком же страхе перед уездным градоначальником.)
Почему Хлестаков смог обмануть Городничего? Он ведь уже обманул трёх губернаторов. Удалось же ему тогда выйти из положения!
( «инкогнито проклятое»; потому что не пытался обманывать, все его шаги не продуманы, а Городничий не совершил ни одного непродуманного шага; потому что казаться значительнее, чем есть, хотели все чиновники, все «привирали», потому что Хлестаков своим враньём озвучил все мечты Городничего о столичной жизни).

У.: Образ Хлестакова не остался только на страницах произведения. В литературоведении возникло целое понятие «хлестаковщина». 3 группа собирала материал об этом понятии. Давайте послушаем.
Н.В. Гоголь очень хорошо знал сословно-бюрократические порядки николаевской России и жизнь мелкого петербургского чиновничества. С проницательностью, присущей великому художнику, Гоголь сумел создать собирательный и несколько утрированный образ вульгарного и никчемного человечишки. Хлестаковы были и раньше. Но только после выхода «Ревизора» это явление получило название, попало в словари. В Толковом словаре русского языка под редакцией Ожегова читаем: «Хлестаковщина — беззастенчивое, безудержное хвастовство». Так в чем же суть этого порока? Это явление живуче и очень многолико. Хлестаковщина – это глупость, духовная пустота, примитивность, приспособленчество. Такие люди любят пустить пыль в глаза, хотят казаться значительнее, чем они есть на самом деле. Это хвастуны, бахвалы и фанфароны. Гений Гоголя раскрыл нам, что же такое хлестаковщина. Фразёрство, желание пустить пыль в глаза, казаться не тем, кто ты есть на самом деле — вот отличительные черты этого явления. Писатель показал, в чём нравственная опасность хлестаковщины. Хлестаковщина — порождение российской действительности.
Хлестаковщина – чрезмерное хвастовство, позерство, безоглядная ложь и болтливость. Хлестаков демонстрирует нам врожденный актерский талант. Талант, поглощающий человека настолько, что он едва ли осознает притворность своих действий. Ложь, в которую верит сам лжец, возникает настолько непринужденно, что и окружающие люди оказались неспособны подвергнуть её сомнению. Ложь, граничащая с абсурдом. Ложь ради лжи, совершенно необоснованная, непомерная, но простая и наивная; безудержное бахвальство и безотчетное хвастовство. Вот она — хлестаковщина. Это воплощение желания сыграть роль повыше той, что тебе предназначена. Кроме того, это еще и воплощение пустоты существования, ничтожество, возведенное в n-нную степень, как сказал Гоголь: «возникшая до высшей степени пустота».
Характеристика «хлестаковщины»: (Записать на доске между двумя таблицами.)
1. Безудержное, непомерное хвастовство.
2. Трусость перед сильными и наглость в отношении к слабым.
3. Полная бездумность, легкомыслие, бездуховность.
У.: Мы узнали, как понятие хлестаковщина толкуется в словарях. Посмотрите на таблички, сделанные вами, сопоставьте качества, написанные на них, с качествами, входящими в определение хлестаковщины. Обратите внимание, что, готовясь к уроку, вы фактически определили это понятие, выделив качества Хлестакова и Городничего.

У.: Как вы поняли наш замысел: одеть актёров в современные костюмы?
(Ситуация комедии «Ревизор» является характерной не только для России времён Николая Первого.Она встречается и сейчас. В этом и состоит бессмертие комедии.
Данное социальное явление, как и сами хлестаковские типажи, имеют место быть и в наше время. В этом нет ничего удивительного. Несмотря на материальное развитие человечества, природа самого человека не потерпела сколь-нибудь серьезных изменений. Мы по-прежнему нет-нет, да и встречаем современных Хлестаковых и по-прежнему лебезим перед власть имущими, теряя способность критического восприятия, и отдавая им право завладеть нашим рабским доверием.)
У.: — Есть ли черты, присущие Хлестакову, в нас?(Наверное, все мы иногда бываем Хлестаковыми, ведь так хочется казаться значительнее, вырасти в собственных глазах.)

(слайд 5)
Творческая работа. Напишите небольшое сочинение-рассуждение на одну из тем: “Всякий хоть на минуту… делался или делается Хлестаковым…” (Н.В.Гоголь) или «Как искоренить в себе Хлестакова?»
I X. Итоги урока. Оценки. Рефлексия. Предложить учащимся оценить свою работу и общее впечатление от занятия.
У.: Перед вами жетоны-смайлики (по цветам светофора). Покажите тот, который соответствует вашей оценке: розовый – «не узнал ничего нового», жёлтый – «урок заставил задуматься», зелёный – «расширил мои представления о пьесе Гоголя».
Огромное спасибо актёрам и зрителям!
Спасибо всем за сотрудничество!

Оцените статью
Добавить комментарий