Факторы возникновения и формирования противоправного поведения — Практическое пособие для социальных педагогов,…

^ Несмотря на разнообразные общественные меры, направленные на побуждение граждан следовать установленным законам и правилам, множество людей ежедневно их нарушают. Нередко бывает трудно понять, почему вполне обычные с виду люди вдруг совершают серьезное преступление. Чаще всего это психически здоровые личности, в том числе дети и подростки.При рассмотрении детерминации противоправных действий обычно говорят о совокупности внешних условий и внутренних причин, вызывающих подобное поведение. Безусловно, в каждом конкретном случае имеет место уникальное сочетание факторов, тем не менее можно определить некоторые общие тенденции в формировании делинквентного поведения.Социальные условия играют определенную роль в происхождении противоправного поведения. К ним прежде всего относятся многоуровневые общественные процессы. Это, например, слабость власти и несовершенство законодательства, социальные катаклизмы и низкий уровень жизни [3]. Возрастной фактор определяет своеобразие поведения. В настоящее время неуклонно растет количество несовершеннолетних преступников [4].Существенную роль в происхождении противоправного поведения у подростков играет микросоциальная ситуация. Его формированию, например, способствуют: асоциальное и антисоциальное окружение (алкоголизм родителей, асоциальная и антисоциальная семья или компания); безнадзорность; многодетная и неполная семья; внутрисемейные конфликты; хронические конфликты со значимыми другими.В. Н. Кудрявцев указывает на состояние отчуждения преступника от своей среды, возникающее уже в раннем возрасте. Так, 10 % агрессивных преступников считали, что мать их не любила в детстве (в «нормальной» выборке только 0,73 %) [5].
По мнению А. Д. Гонеева, Н. И. Лифинцевой и Н. В. Ялпаевой среди социально-педагогических факторов, влияющих на формирование личности подростка и на особенности его поведения, прежде всего выделяются родительская семья [2].
Семье отводится решающая роль в определении направленности поведения подростков, именно в ней в процессе взаимодействия и взаимовлияния супругов, родителей и детей закладываются основы норм и правил нравственности, навыки совместной деятельности, формируются мировоззрение, ценностные ориентации, жизненные планы и идеалы. В зависимости от того, как складываются эти взаимоотношения и общение, какой воспитательный потенциал имеет семья (а он определяется структурой семьи, общим образовательным и культурным уровнем родителей, социально-бытовыми условиями жизни семьи, психологическим микроклиматом, распределением функциональных обязанностей между членами семьи, трудовыми и семейными обязанностями, организацией свободного времени и др.), формируется личность ребенка.Дефекты воспитания, считает М. И. Буянов, это и есть первейший и главнейший показатель неблагополучия семьи. Ни материальные, ни бытовые, ни престижные показатели не характеризуют степень благополучия или неблагополучия семьи — только отношение к ребенку. Однако не учитывать структурные изменения в семье, изменение ее ценностных ориентаций было бы неправильным.Структурная деформация семьи (неполные семьи) нарушает логику общения ребенка, вызывает расстройство развивающей функции общения со сверстниками, обедняет практику взаимосвязей со взрослыми людьми (особенно с мужчинами). Подростки из таких семей обычно испытывают затруднение в выборе друзей, в установлении контактов со сверстниками.
Еще одним показателем благополучия семьи и ее влияния на ребенка является отношение к общественным нормам и ценностям — в них ребенок черпает первые образцы человеческих отношений и культуру общения, они в более позднем возрасте являются тем нравственным эталоном, по которому он сверяет свои поступки.
Взаимоотношения родителей и отношения с детьми влияют на характер и содержание общения, в то же время общение корректирует отношения, развивает и обогащает их. Характер семейного общения и стиль отношений, как правило, проявляются во взаимодействии членов семьи. Если отношения между членами семьи эмоционально положительны, то семейное общение конструктивно, притягательно, приносит взаимное удовлетворение; если же отношения конфликтны, эмоционально отрицательны, то и семейное общение принимает негативный оттенок. Вместе с тем в общении, в его коммуникативной плоскости заложен довольно большой воспитательный потенциал, который может сыграть важную роль в изменении как характера внутрисемейных отношений, так и стиля взаимодействия в семье, потому что оно направлено не только на эмоции (что характерно для отношений), но и на сознание людей, на оценку их поступков и поведения.В психолого-педагогической литературе существует ряд подходов к анализу взаимоотношений родителей. Одни исследователи выделяют бесконфликтные и конфликтные отношения родителей в семье, другие — согласованные и несогласованные, но суть этих отношений сводится в конечном итоге к тому, какое воздействие они оказывают на формирование личности ребенка, как сказываются на системе его отношений с людьми и общении с ними.Выделяется несколько видов неправильного воспитания, которые складываются в ходе педагогически неверных взаимоотношений между родителями и детьми и приводят к возникновению противоправного поведения у последних.Так, гипопротекция проявляется в недостатке внимания к детям со стороны родителей. Крайняя форма гипопротекции — полная безнадзорность детей. Скрытая гипопротекция существует в виде формального контроля родителей за детьми, равнодушия к их интересам, потребностям. Ребенок живет своей жизнью, до которой никому нет дела.Доминирующая гиперпротекция проступает в мелочной опеке, контроле за каждым шагом ребенка, постыдной слежке за его действиями и поступками, создании целой системы запретов, что ведет, особенно в подростковом возрасте, к протесту, желанию скрыться от родительского контроля. Потворствующая гиперпротекция сводится к вседозволенности, стремлению освободить ребенка от обязанностей, постоянному восхищению его мнимыми талантами и способностями, что ведет к конфликту с окружающими.
Эмоциональное отвержение — воспитание по типу «Золушки» — создает ощущение или ситуацию нежелательности ребенка в семье.
Противоречивое воспитание возникает, когда один родитель строит свои отношения в семье по принципу потворствующей протекции, а другой — по типу эмоционального отвержения. Эти и другие типы взаимоотношений между родителями и детьми приводят к конфликтной ситуации во внутрисемейных отношениях или за пределами семьи между подростками и сверстниками, другими взрослыми, что на фоне особенностей подросткового возраста или акцентуации характера приводит к отклоняющемуся поведению несовершеннолетних.Понятно, что неблагополучие в семейном общении сказывается на формировании личности подростка, на его опыте общения, поведения и взаимоотношений в коллективе, со сверстниками и взрослыми. Поэтому, говоря о педагогической состоятельности или несостоятельности семьи, т. е. результативности и убедительности ее воздействия на ребенка, мы имеем в виду не только нравственный микроклимат семьи, который играет довольно существенную роль в становлении личности подростка, в определении стиля отношений и характера общения со сверстниками и взрослыми, но и характер их отношения к выполнению норм и требований общества по воспитанию детей [2].Таким образом, анализируя различные литературные данные, можно определить следующие микросоциальные факторы, вызывающие противоправность:— фрустрация детской потребности в нежной заботе и привязанности со стороны родителей (например, чрезвычайно суровый отец или недостаточно заботливая мать), что в свою очередь вызывает ранние травматические переживания ребенка;— физическая или психологическая жестокость или культ силы в семье (например, чрезмерное или постоянное применение наказаний);— недостаточное влияние отца (например, при его отсутствии), затрудняющее нормальное развитие морального сознания;— острая травма (болезнь, смерть родителя, насилие, развод) с фиксацией на травматических обстоятельствах; — потворствование ребенку в выполнении его желаний; недостаточная требовательность родителей, их неспособность выдвигать последовательно возрастающие требования или добиваться их выполнения;— чрезмерная стимуляция ребенка — слишком интенсивные любовные ранние отношения к родителям, братьям и сестрам;— несогласованность требований к ребенку со стороны родителей, вследствие чего у ребенка не возникает четкого понимания норм поведения;— смена родителей (опекунов);— хронически выраженные конфликты между родителями (особенно опасна ситуация, когда жестокий отец избивает мать);— нежелательные личностные особенности родителей (например, сочетание нетребовательного отца и потворствующей матери);— усвоение ребенком через научение в семье или в группе делинквентных ценностей (явных или скрытых).Помимо микросоциальных факторов выделяют определенные детские поведенческие стереотипы, способствующие возникновению и развитию противоправного поведения. К таким стереотипам относятся: — нарушение способности к невербальным действиям (прямой взгляд в глаза, реакции посредством мимики, позы, жестов);— невозможность установить соответствующие уровню развития отношения со сверстниками;— невозможность разделять удовольствие, интерес или успех с другими людьми;— отсутствие эмоциональной или социальной взаимности;— задержка развития или полное отсутствие речи (не сопровождаются попыткой компенсировать этот недостаток путем альтернативных способов общения жестами или мимикой);— выраженное нарушение способности начинать или поддерживать разговор с другими людьми;— всепоглощающая озабоченность одной или несколькими моделями интересов, которые не соответствуют норме ни по интенсивности, ни по направленности;— не поддающееся изменению строгое соблюдение специфических, не функциональных рутинных действий или ритуалов;— устойчивая озабоченность деталями каких-либо предметов;— нарушение координации походки или движений туловища;— стереотипные, повторяющиеся ужимки;— несоразмеримость произвольных движений;— бедность мимики;— ребенок показывает языковые навыки в одних ситуациях и не в состоянии говорить в других ситуациях (элективный мутизм);— употребление неологизмов;— склонность к рифмованию;— недостаточность коммуникативной функции речи;— сочетание примитивных форм (лепет, эхолалия) со сложными выражениями и оборотами;— боязнь новизны;— стремление к одиночеству;— задержка формирования элементарных навыков самообслуживания;— выраженное ограничение словарного запаса, ошибки при использовании глаголов, трудности при вспоминании слов или произнесении длинных и сложных предложений, не соответствующие уровню развития ребенка;— нарушение понимания обычных слов, предложений, специальных понятий, таких как термины, относящиеся к пространству;— невозможность употреблять звуки речи, соответствующие возрасту ребенка и его диалекту (такие ошибки в произнесении или организации звуков, которые приводят к замене одного звука другим или к пропуску звуков);— недостаточность развития навыков чтения;— несформированность умений правильно произнести слово по буквам и написать его;— неумение производить основные арифметические действия сложения, вычитания, умножения, деления;— расстройство приобретения учебных навыков;— недостаточность развития экспрессивного письма;— способность к успешным, требующим двигательной координации действиям в повседневной жизни значительно ниже ожидаемого уровня;— отсутствие упорства в деятельности, требующей умственной сосредоточенности;— склонность к перескакиванию с одних дел на другие без доведения их до конца;— неспособность слушать собеседника;— невозможность следовать указаниям, выполнять школьные задания, домашнюю работу или свои обязанности на рабочем месте;— трудности в организации задания и своей деятельности;— потери предметов, необходимых для выполнения заданий или иной деятельности;— отвлекаемость под влиянием внешних стимулов;— забывчивость в повседневных делах;— беспокойные движения рук или ног;— суетливые действия, не соответствующие ситуации;— часто проявляющаяся невозможность играть или проводить свой досуг спокойно;— частое пребывание в движении или в «заведенном состоянии»;— стремление часто и много говорить;— проявление готовности ответить на вопрос, не дослушав его до конца;— возникающее нетерпение при ожидании своей очереди;— стремление перебивать или вторгаться в ситуации;— неорганизованная, нерегулируемая и чрезмерная активность;— проявление агрессии в отношении людей и животных;— умышленное причинение имущественного ущерба;— лживость;— воровство;— рецидивирующий, чрезмерный дистресс при ожидаемой или реальной разлуке с домом или основными субъектами привязанности;— нежелание или отказ идти в школу или в другие места из-за страха разлуки;— постоянный страх или нежелание оставаться в одиночестве в отсутствие дома основных субъектов привязанности или в других аналогичных ситуациях;— устойчивое нежелание или отказ идти спать в отсутствии дома основных субъектов привязанности или нежелание спать вне дома;— повторяющиеся кошмарные сновидения, которые включают тему разлуки;— систематические жалобы на соматические симптомы при ожидаемой или реальной разлуке с домом или основными субъектами привязанности;— боязнь незнакомых лиц и социальная тревога и беспокойство при неожиданных новостях, странных или социально угрожающих ситуациях;— отклонение модели детских социальных взаимоотношений, связанное с эмоциональным нарушением и реактивности по отношению к изменениям окружающей обстановки (боязнь, сверхбдительность, бедность социальных взаимосвязей со сверстниками, агрессивность по отношению к себе и другим);— диффузное, неизбирательно сфокусированное привязчивое поведение, требующее к себе внимания;— неразборчиво дружественное поведение;— длительное игровое перевоплощение;— яркое образное фантазирование;— страдание по поводу своего пола одновременно с сильным желанием быть лицом другого пола или настойчивым требованием признать его таковым;— ориентированность на некоторые неживые объекты как стимуляторы полового возбуждения и удовлетворения;— повторная и устойчивая тенденция показывать свои половые органы посторонним лицам (обычно противоположного пола);— подглядывание;— выдергивание волос (трихотилломания);— отказ от еды и снижение аппетита;— особая избирательность пищи;— замедленное пережевывание пищи;— поедание несъедобного;— повторное отрыгивание пищи без тошноты и наличия какого-либо желудочно-кишечного заболевания;— повышенный аппетит;— субфебрилитет, не связанный с соматическим заболеванием;— болезненно повышенный инстинкт самосохранения (боязнь и плохая переносимость всего нового — отказы от еды, падение веса, усиление капризности и плаксивости при любой перемене обстановки) [6].Несмотря на наличие перечисленных поведенческих стереотипов, как правило, маленький ребенок не может достаточно осознавать свое поведение, контролировать его и соотносить с социальными нормами. Только в школе он впервые и по-настоящему сталкивается с принципиальными социальными требованиями, и только начиная со школьного возраста от ребенка ожидается строгое следование основным правилам поведения.Таким образом, о противоправном поведении имеет смысл говорить лишь по достижении определенного возраста (не ранее 6—8 лет).Имеют место и «качественные» особенности проявления противоправного поведения в различном возрасте. Нарушения социального поведения на ранних этапах онтогенеза, вероятно, представляют собой проблемы психического развития ребенка или невротические реакции, носящие преходящий характер. Например, воровство ребенка пяти лет может быть связано с гиперактивностью, невротической потребностью во внимании и любви, реакцией на утрату близкого человека, задержкой в интеллектуальном развитии, невозможностью получить необходимые питание и вещи.С момента поступления в школу ситуация принципиально изменяется — начинается этап интенсивной социализации личности в условиях возросших психических возможностей ребенка. С этого времени определенные действия ребенка действительно можно рассматривать как приближенные к противоправным. В младшей школьном возрасте (6—11 лет) противоправное поведение может проявляться в следующих формах: мелкое хулиганство, нарушение школьных правил и дисциплины, прогулы уроков, побеги из дома, лживость и воровство.Следует отметить, что социально-экономический кризис в России способствовал росту делинквентного поведения, в том числе и в детской возрастной группе. Обнищание части населения, распад институтов общественного воспитания, изменение общественных установок — все это неизбежно приводит к тому, что асоциальный ребенок беспризорного вида становится привычным героем городских улиц. Уличное хулиганство младших школьников (кражи, аферы возле телефонных автоматов, вымогательство) сочетается с бродяжничеством, употреблением наркотических веществ и алкоголя. Очевидно, что в подобных случаях детское девиантное поведение закономерно переходит в противоправное поведение в подростковом и взрослом возрасте [3].Противоправные действия в подростковом возрасте (12—17 лет) являются еще более осознанными и произвольными. Наряду с «привычными» для данного возраста нарушениями, такими, как кражи и хулиганство — у мальчиков, кражи и проституция — у девочек, приобрели широкое распространение новые их формы — торговля наркотиками и оружием, рэкет, сутенерство, мошенничество, нападение на бизнесменов и иностранцев. По статистике большая часть преступлений, совершенных подростками, — групповые. В группе снижается страх наказания, резко усиливаются агрессия и жестокость, снижается критичность к происходящему и к себе. Наиболее показательным примером группового противоправного поведения является «разгул» болельщиков после футбольного матча, среди которых молодые люди составляют большинство [4].В. Н. Кудрявцев считает, что преступная карьера, как правило, начинается с плохой учебы и отчуждения от школы (негативно-враждебного отношения к ней). Затем происходит отчуждение от семьи на фоне семейных проблем и «непедагогических» методов воспитания. Следующим шагом становится вхождение в преступную группировку и совершение преступления. На прохождение этого пути требуется в среднем 2 года. По имеющимся данным 60 % профессиональных преступников (воров и мошенников) начали этот путь в шестнадцатилетнем возрасте [5].

Оцените статью
Добавить комментарий