Что такое экологическое образование сегодня?

(в качестве предисловия)Что такое экологическое образование сегодня? Праздный вопрос, подумаете вы. Почти уже полвека как цивилизация осознала реальность глобального экологического кризиса. Выяснены его причины. С большей или меньшей долей вероятности просчитаны последствия. Приняты важные соглашения, как на международном, так и на региональном уровнях, призывающие общество менять стратегию взаимодействия со средой обитания. Создана концепция устойчивого развития, местные повестки на XXI век. Проводятся международные научные исследования, давно введена в практику экологическая политика, существует экологическое право, безопасные технологии. Экологизация давно уже не проект, а реальный процесс, затрагивающий каждого члена общества. Полученные теоретические и практические знания внедряются в образование вот уже четверть века.
Еще по Тбилисской декларации 1977 г., которая заложила основы экологического образования в мире, необходимо было выработать у каждого жителя планеты способности добывать информацию и мастерство, необходимые для защиты и улучшения собственной окружающей среды, а также создать новые виды поведения социума по отношению к природному окружению. Именно образование должно было инициировать «…положительные сдвиги в отношении к окружающей среде и использованию народами собственных природных ресурсов».1 Создано огромное количество соответствующих специальностей, учебных программ.
Однако, при всей внушительности, масштабности и беспрецедентности проделанной работы все-таки приходится признать, что призывы сосредоточить усилия на достижении ощутимых результатов остались не реализованными. Причем, это касается как сферы образования, так и вопросов реального перехода цивилизации в сторону устойчивого развития.
По мнению многих ученых, после конференции в Рио-де-Жанейро современное общество находится дальше на пути устойчивого развития, чем это было 10 лет назад, несмотря на многие позитивные изменения.2 Это доказывается продолжением разрушительных процессов в биосфере (падение «Living Planet Index», рост «экологического следа» деятельности человечества – «Ecological Footprint») и увеличением разрыва в уровне экономического развития между развитыми и развивающимися странами. Приходится констатировать, что до сих пор люди в большинстве своем ведут себя так, как будто природа – это бесконечно большая, неисчерпаемая среда, способная предоставить человеку неограниченное количество ресурсов и после этого самостоятельно восстановить экологическое равновесие.
Только что, в августе 2002 г., закончился Всемирный саммит по устойчивому развитию в Йоханнесбурге (ВСУР)… Перед проведением Всемирного саммита Генеральный секретарь ООН К. Анан, признав тот факт, что «Повестка на XXI век» все еще остается лучшим концептуальным планом, предлагал осуществить 10 действий:
Поставить процесс глобализации на службу устойчивому развитию.
Искоренить нищету и улучшить жизненный уровень населения.
Изменить нерациональные модели производства и потребления.
Улучшить охрану здоровья населения.
Обеспечить доступ к источникам энергии и повысить энергоэффективность.
Управлять экосистемами и биоразнообразием на рациональной основе.
Улучшить управление водоснабжением и обеспечить более справедливое распределение водных ресурсов.
Предоставлять финансовые ресурсы на основе расширения официальной помощи развитию и частных инвестиций, а также передачи экологически чистых технологий и совместного пользования ими.
Оказывать поддержку устойчивому развитию в Африке посредством новых и расширенных программ, ведущих к созданию институтов и систем, решающих проблемы голода, здоровья, охраны окружающей среды и управления ресурсами.
Укреплять международное управление устойчивым развитием для стимулирования всеохватывающего и глобального, а не нынешнего разрозненного подхода.
…А заключительная пресс-конференция началась со слов «Это не Рио». Действительно, оценивая итоговые документы, эксперты признали, что в них отсутствуют сами механизмы осуществления поставленных задач. Многие участники прошедшего форума дали ему негативную оценку. В средствах массовой информации саммит практически не был освещен, за исключением не более десятка статей в аналитических еженедельниках под общим девизом «политика шантажа «богатого Севера» со стороны «бедного Юга» больше не работает»3.Более того, приходится констатировать тот факт, что за последующие полгода экологическая тематика в мировом и российском общественном информационном пространстве практически отсутствует, а отношение людей к существующим проблемам в окружающей среде можно охарактеризовать двумя словами – привыкание и усталость. Конца света не происходит, поэтому экологи народ «пугают», а народ уже и не боится. В средствах массовой информации можно услышать такую реплику журналиста: «Люди! Думайте лучше о себе, а природа позаботится о себе сама!». Из-за чего же возникла сложившаяся ситуация? Провал концепции устойчивого развития как очередной утопии? Необоснованность научных знаний? Отсутствие политической воли? Неэффективность современных технологий? Безрезультатность экологического образования? И то, и другое. Изучая современные политические, экономические, социальные условия, мы сможем найти и негативные, и позитивные тенденции относительно их соответствия устойчивому развитию (табл. 1).
Таблица № 1
Факты, события, процессы, свидетельствующие о современном состоянии мировой цивилизации относительно принципов устойчивого развития (по материалам сайтов экологических организаций в Интернете и публикациям в мировых СМИ)

Позитивная сторона
ВСУР (по подсчетам экспертов ООН)
главная задача саммита – придать новый импульс политическим обязательствам по устойчивому развитию и объединению человечества перед лицом глобального экологического кризиса не была выполнена;
на саммите представлены следующие данные: 1,2 млрд людей живут менее чем на 1 доллар в день, а 2 млрд хронически не доедают; 2,5 млрд человек не имеют доступа к современным источникам энергии и готовят еду на костре;
объем биомассы, изымаемой из природы человеком, на 20% превышает возможности ее восстановления;
в итоговых документах ВСУР отсутствуют конкретные механизмы осуществления политических обязательств
ВСУР (по результатам итоговых документов)
министры африканских стран договорились обеспечить всех африканцев водой к 2025 году;
преодолены разногласия между странами относительно возобновляемых источников энергии;
2003 г. объявлен Международным годом пресной воды;
реанимирован Киотский протокол;
бизнесмены в лице «Всемирного совета по бизнесу ради устойчивого развития» признали необходимость выполнять положения Киотского протокола;
ряд лидеров европейских стран объявили об увеличении помощи развивающимся странам;
позиция потребителей в развитых странах мира является мощным стимулом для «позеленения» бизнеса
: в 1992г. в Рио произошло грандиозное событие – подведены итоги целой эпохи: кончилась холодная война, прекратилась гонка вооружений. Была надежда, что весь мир сможет объединиться для решения насущных проблем. Сегодня, спустя 10 лет, мы понимаем, что это не было сделано, более того, положение усугубилось. При этом все понимают, что дальше так жить нельзя…
В одной из последних работ Никиты Николаевича Моисеева «Универсум. Информация. Общество»4, вышедшей в свет после его смерти, им последовательно раскрывается логика современных тенденций общественного развития, и, в частности, доказывается неизбежность двух событий, препятствующих реализации плана развития цивилизации, разработанного в Рио:
Превращение планетарного сообщества в единую экономическую и политическую систему, с закономерным снижением самодостаточности национальных экономик. Как следствие этого процесса, страны мира, в зависимости от общественной производительности труда, разделяются на прогрессирующие по этому показателю и отсталые. Положение страны в этом ряду определяет, естественно, ее благополучие: ресурсы текут в сторону развитых стран – обладателей высоких технологий, обеспечивающих высокую производительность труда, а экологически опасные производства – в сторону развивающихся.
Ход развития планетарного процесса будет связан с утверждением новой формы тоталитаризма группы стран «золотого миллиарда». Это связано с тем, что обретенное могущество пущено на обеспечение благополучия и роста уровня жизни людей там, где сосредотачиваются все богатства планеты.
Однако сама концепция устойчивого развития связана с созданием многополюсного мира, и достижение желаемого состояния возможно лишь при учете интересов всех стран мира. По всей видимости, создание такой формы мировой цивилизации не произойдет в одночасье и по доброй воле людей, имеющих сегодня неоспоримые преимущества в развитых странах. Наверное, с этим и связано фиаско ВСУР. В этой ситуации, по мнению Н.Н. Моисеева, да и многих других научных и общественных деятелей, самое главное для любого народа, любой отсталой страны – не противопоставлять себя «золотому миллиарду», а вписаться в мир транснациональных корпораций, заполнив свою экологическую, экономическую и политическую «нишу» в общепланетарной системе. Эта ниша должна быть достойной и экологически безопасной для общества: важно быть партнером в новом мире, а не сырьевым придатком благополучных стран. Это возможно при целенаправленном развитии экономики и обеспечении безопасности страны, при условии одобрения выбранной траектории развития всем обществом. А это и есть самое трудное для любой нации: проявление коллективной воли в реализации намеченного плана в рамках устойчивого развития. Если допустить, что представленные рассуждения верны, то решение экологических проблем, достижение устойчивого развития – дело каждой страны: как говорится, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Россия в этом смысле не является исключением. Либо наша страна подчиняется диктату стран «золотого миллиарда», превращаясь в поставщика природного сырья, либо – занимает достойное ей место как равноправный партнер в общепланетарной системе. Сделать это возможно только через создание высоких технологий и рациональное природопользование. Для реализации этих задач необходима образованность всей нации в целом. Образованность для поиска и достижения стратегии планомерного, постепенного перехода к устойчивому сообществу с высоким уровнем и качеством жизни. Образованность для обеспечения необходимого качества и дисциплины производств, способностей к интеллектуальной деятельности граждан и для создания высоких технологий. Образованность для соблюдения экологического императива как залога собственной безопасности. В этом контексте роль системы образования коренным образом меняется. Если ранее в сфере образования оперировали в большей степени уже накопленным опытом и знаниями, которые будущие поколения могли использовать для своей эффективной жизнедеятельности, то сейчас это невозможно. Сегодня образование не в силах вооружить выпускников «рецептами» на все случаи жизни. Мы живем в эпоху перемен. Меняются природные, а значит, и экономические, политические, социальные условия. Появляются новые технологии, и создаются новые условия бытия, как отдельных людей, так и общества. Те знания, которые были актуальны даже три года назад, сегодня – бессмысленны и не приложимы к проблемной ситуации, с которой может столкнуться молодой человек. Значит, высшая школа должна вооружать молодых специалистов не только эффективным опытом предшествующих поколений, но и умениями ориентироваться в неизвестной сфере и находить правильные пути. Никто не знает, с чем придется столкнуться будущему поколению. Значит, их надо учить так, чтобы они могли творчески мыслить и эффективно действовать самостоятельно. При планировании и осуществлении образовательных процессов мы всегда отвечаем в той или иной форме на вопросы, «кого учить», «чему учить» и «как учить». При ответе на первый вопрос полезно воспользоваться результатами трех исследований.
В первом случае обследовались 265 000 учащихся средних школ из 32-х стран мира по Международной программе оценки (Program for International Student Assessment, PISA), поддерживаемой Организацией экономического сотрудничества и развития (Organization for Economics Cooperation and Development, OECD). Исследования проводились в 2000 году и были опубликованы в аналитическом еженедельнике «Власть»5. По результатам теста на владение аналитическими навыками (умение использовать полученные теоретические знания для решения конкретных проблем) российские школьники заняли 27-е место. Под естественнонаучными навыками в исследовании понимались способности школьников использовать знания из области физики, химии, биологии, географии для решения реальных жизненных проблем, а также делать выводы из наблюдений и экспериментов. Общий результат России по естественнонаучной подготовке оказался низким (26-е место из 31). При этом первые места по умению школьников использовать в реальных ситуациях естественнонаучные знания заняли такие страны, как Корея, Япония, Финляндия, Великобритания, Канада.
Во втором случае опросы учителей, проведенные Центром социологии образования РАО, выявили, что сами учителя достаточно критично оценивают важность непосредственно для жизни тех знаний, которые учащиеся получают из учебных курсов. Получается, что учителя, с одной стороны, заботятся о том, чтобы их ученики учили правила и теоремы, а с другой стороны, – очень скептически относятся к полезности этих знаний.Общие итоги, которые можно сделать по результатам этих исследований, неутешительны. Оценка подготовки российских школьников по программе OECD / PISA приводит к выводу о том, что российская школа (в общей массе) вообще не готовит детей к практическому применению полученных знаний, более того, она не знает, как это делать. Так обстоят дела с хрестоматийной триадой – знаниями, умениями и навыками (ЗУН) выпускников современной школы.
Общая мировоззренческая позиция молодого поколения, поступающего в вузы, является во многом предопределенной сложившейся ситуацией в школьном образовании. Так, по результатам исследований мировоззрения студентов Московского геолого-разведочного института (МГРИ), проведенного А.В. Панкратовым 6, можно заключить, что «картина мира» современного молодого человека аморфна и противоречива. У студентов разных специальностей этого вуза отмечается доминирование примитивного механистического материализма, чувство необходимости господства и покорения природы, раздробленное представление о материальном мире. «Картина мира» современного молодого поколения соответствует раздробленной первичной концепции экологического мировоззрения в понимании Н.Н. Марфенина7.
Именно такую позицию по отношению к миру и ЗУН сегодняшних студентов должны учитывать преподаватели, работающие в сфере экологического образования. Необходимо принять во внимание, что механистическая, раздробленная модель понимания мира и знания, оторванные от реальной жизни, – продукт традиционной образовательной системы (рис. 1).
Рис. 1.
и их связь с внешней средой
Действительно, как видно из представленного рисунка, в образовательном пространстве достаточно оторваны друг от друга и не связаны по смыслу и содержанию теоретические знания – экстракт опыта поколений и практика реальной жизни. Отсюда и противоречивое отношение к образованию у современного поколения.
«Природоохранная» и «научная» модели преподавания экологии (Моисеев Н.Н., устн. сообщ., цит. по: Буровский А.М., 20018) представляют собой частное проявление традиционной системы образования. Они существуют с 1970-х годов по сегодняшнее время. Полученные в результате их функционирования итоги – фундаментальные знания у студентов об антропогенных процессах, происходящих в биосфере и, следовательно, знания о тех ограничениях, которыми должны руководствоваться люди в своей практической деятельности в соответствии с «экологическим императивом». Казалось бы, этого достаточно. Но это не работает, поскольку в реальной жизненной практике сплошь и рядом студенты сталкиваются с фактами прибыльной хозяйственной деятельности без учета экологических ограничений. Теоретически они знают, что «обратная реакция» произойдет, но в будущем, и последствия могут быть катастрофичны.
Трудно объяснить молодому поколению, желающему достичь успеха здесь и сейчас, что необходимо строить свою профессиональную деятельность с учетом экологического императива, предвосхищая долговременные последствия. Да, невозможно сформировать экологическую культуру у специалистов в лекционных аудиториях, но еще более невозможно это сделать в условиях игнорирования экологического императива обществом и государством. Реально мировоззрение и культура строятся и определяются совокупностью знаний об объективной реальности, с которой человек должен считаться в своей практической жизни. Таким образом, экологическое образование в традиционной форме породило достаточно искусственное смысловое поле, в котором знания имеют ценность лишь тогда, когда студент сдает зачет или экзамен, а в реальной жизни приносят дополнительный объем работ, практически не поддерживаемых государством. Если же знания даются уже в готовой форме, в отрыве от реальной практики, шансов на то, что они всерьез будут использоваться, достаточно мало.
В недавно принятой Экологической Доктрине Российской Федерации (одобрена распоряжением Правительства РФ от 31 августа 2002 г., № 1225-р)9 провозглашена приоритетная компонента экологического образования в современной России: «…повышение экологической культуры населения, образовательного уровня и профессиональных навыков и знаний в области экологии». Как видим, в новом документе усилена практическая компонента, которой так не хватает традиционному образованию.
Основная задача, в соответствии с обозначенными приоритетами – обеспечение условий для приобретения человеком не только ЗУН, но и опыта решения реальных проблем, имеющих экологическую подоплеку. Причем, эти решения должны быть выбраны в соответствии с приоритетом повышения качества жизни ныне живущих и будущих поколений на основе принципов устойчивого развития.10 Реализовать цели «образования для устойчивого развития» можно лишь в рамках новой образовательной модели, контуры которой определяются в проектно-созидательной системе образования, учитывающей личностно-деятельностный подход.11 Педагогические технологии, использующиеся в этой системе, и позволяют ответить на вопрос, «как учить». Для построения модернизированных образовательных технологий необходимо учитывать все организационные компоненты образования с доминирующим выбором наиболее прогрессивных их форм (схема на рис. 2 учитывает все параметры, использующиеся при планировании и создании образовательных технологий).
Для достижения целей образования для устойчивого развития необходимо внедрение инновационных образовательных технологий, созданных в соответствии с принципами проектной педагогики, проблемного обучения, с использованием методов и атрибутов интерактивных механизмов. Частично данные формы работы были созданы в недрах традиционной системы (например, проблемный подход).
Сегодня начинает формироваться и новая школа культуры 12 основными признаками которой являются отсутствие жестко регламентированных границ, историческая преемственность предшествующих образовательных моделей (диалог школ), свободно развивающаяся личность.
В формирующемся социокоде определено место и исторически первой образовательной модели образцов, характерной для традиционных культур. Она обретает новое звучание через повторение цивилизацией законов устойчивого существования надорганизменных систем как единственного способа существования жизни (в том числе, и человеческой) в биосфере. Образец для повторения и подражания в этом случае – сама Природа.Итак, новая модель образования «игровая педагогика» «экологична» – она делает акцент на взаимосвязях человека и окружающего его, стремительно меняющегося мира, на активное научное познание и рассматривает самоопределение человека. Новая модель определяет новое пространство (а не точку!) зрения.
Рис. 2. Организационные компоненты образования в высшей школе13
Школа культур предполагает формирование и включение в работу обновленных механизмов трансляции знания и культуры – механизмов, которые позволят решить поставленные задачи и достичь «основных вех» — научить будущих специалистов, вне зависимости от их профиля, смотреть на свою деятельность с позиции взаимоотношений общества и Природы 14.
Таким образом, можно сделать следующий вывод: для современного выпускника высшей школы должен соблюдаться девиз: "Умения важнее знаний". Действительно, как говорил Саади: «Сколь бы сведущ ты ни был в теории, пока ты не применишь ее, ты останешься невеждой». Желаемые результаты общего образования в этом смысле соответствуют и приоритетам высшей школы, более того, они в условиях университетского образования достижимы на гораздо более высоком, профессиональном уровне:
Ответственность за собственное благосостояние и за состояние общества.
Освоение молодыми поколениями основных социальных навыков, практических умений в области экономики и социальных отношений.
Социальная мобильность в обществе, в том числе через освоение молодым поколением возможностей быстрой смены социальных и экономических ролей.
Способность вхождения новых поколений в глобализированный мир, в открытое информационное сообщество.
Способность к самоорганизации.
Умение отстаивать свои права, участвовать в деятельности и создании общественных объединений.
Толерантность, терпимость к чужому мнению, умение вести диалог, искать и находить содержательные компромиссы.
Правовая культура: знание основополагающих правовых норм и умение использовать возможности правовой системы государства.
А. Пинский (http://news.1september.ru/fep/docum/pinski2.html) Для достижения обозначенных результатов необходимы коррекция содержательных компонентов, повсеместное внедрение инновационных образовательных технологий, созданных в соответствии с принципами креативной, проектной педагогики, проблемного обучения, с использованием методов и атрибутов интерактивных механизмов. Только тогда современные университеты станут центрами развития постиндустриального общества, общества нового типа. Переориентирование высшей школы на социально значимые приоритеты связывается с тем фактом, что инновации и развитие общества возможны лишь тогда, когда инновационно организовано само образование и видоизменены взаимосвязи образовательных институтов и общества. Необходимо добавить: система образования, построенная по инновационному принципу, возможна только в том обществе, где существует инновационная экономика.Как видно из достаточно беглого обзора существующих проблем в области устойчивого развития и необходимого для него образования будущих поколений, решить их в одночасье невозможно. Это длительный, трудоемкий, беспрецедентный процесс, затрагивающий все сферы общества. Однако, трудность происходящих и предстоящих изменений не является поводом для того, чтобы их не проводить. Одним из условий реализации этой задачи является создание единого образовательного пространства в сфере экологии и наук об окружающей среде. Это позволит ускорить обмен информацией между всеми субъектами образовательного процесса, а значит, позволит преодолеть такие трудности, как рассогласование в содержании, излишнюю дифференциацию в учебных предметах, отсутствие общего языка, умений и навыков профессионального общения в разнопрофильном коллективе. Несмотря на известные трудности, нельзя не признать тот факт, что в учебных заведениях бурно развиваются альтернативные традиционной системе формы и методы обучения. При этом дефицит профессионального общения в высшей школе приводит к тому, что инновационный опыт остается недоступным. Сложившаяся ситуация предопределила поиск новых форм межвузовских коммуникаций. Именно поэтому проводимая в Новосибирском государственном педагогическом университете с 1995г. Межвузовская Эколого-Биосферная Олимпиада (МЭБО) трансформировалась в студенческий экологический форум с насыщенными конкурсами, направленными на воплощение востребованного социально-игрового механизма. Проектирование игровой действительности, в которой студенты реализуют себя как творцы нового «проекта бытия» (Смирнов С.А., 1997) в соответствии с принципами гражданского общества, является необычайно востребованным как студентами, так и преподавателями. В игре приобретается незаменимый личный опыт, собирающий в себе и систему экологических представлений, и систему гармонических отношений с природой, и систему экологически адекватных технологий. Программы МЭБО составляются с учетом обязательных компонентов новой модели обучения и являются еще одной попыткой к установлению диалогового пространства в модернизирующейся сфере экологического образования (рис. 3).
Рис. 3.
Именно поэтому в МЭБО с особой тщательностью были выбраны такие формы информационного обмена, которые позволили бы максимально раскрыть вышеназванные трудности и решить их. Использование игровой формы — олимпиады в ее первоначальном объеме — вносит ничем не заменимый момент соревновательности, обеспечивающий активность во всех видах конкурсов, которые "имеют место быть" в МЭБО. Таким образом, данная форма коммуникации содержит необходимый деятельностный контекст, который и определяет новую образовательную модель, как бы она не называлась – «игровая педагогика», «проектная педагогика», «школа диалога культур».
По мнению Йохана Хейзинга 15, культура первоначально возникает в форме игры, и постепенно, по мере развития культуры, игровые элементы отступают на задний план. И далее: "Чем более игра способна повышать интенсивность жизни индивидуума и группы, тем полнее она растворяется в культуре… Священный ритуал и праздничное состязание — вот две постоянно и повсюду возобновляющиеся формы, внутри которых культура вырастает как игра в игре".
Восстановление опыта гармонического общения с природой предполагает развитие не только экологической науки, но и соответствующей ей культуры. Если культуру понимать, вслед за Питером Рикс-Марлоу, «…как уникальную хронику попыток приспособиться к вечно меняющейся окружающей среде и приобрести в ней энергетические преимущества над другими», то экологическую культуру можно трактовать как информацию, запечатленную в понятиях, установках, обычаях и особенностях поведения, и необходимую человечеству для выживания в стабильной биосфере.Создание подобного рода информационного ресурса в региональной информационно-образовательной среде позволит сделать еще один шаг в развитии системы открытого образования России, поскольку именно из таких структурных элементов, на наш взгляд, и должно строиться образование в открытом гражданском обществе. Подобные конкурсы позволят осуществлять не базовое образование в высшей школе, а создавать условия для построения индивидуальной образовательной траектории студентов, развивая у них навыки «частного предпринимательства» в смысле частного научного и прикладного творчества. Разработка частной дидактики (методики преподавания), построенной на принципах активного вовлечения студентов в процесс созидания, конструирования или дизайна функционального экологически устойчивого сообщества, дает необыкновенно актуальное звучание работам классиков российской школы экологии – В.В. Докучаев, Г.Ф. Морозова, В.Н. Сукачева, В.И. Вернадского. Ведь при решении частных экологических проблем студенты учатся использовать открытые российскими учеными фундаментальные законы устойчивого функционирования экосистем. Такой подход при создании информационных ресурсов для открытого образования позволит привлечь современные образовательные технологии и сохранить оригинальную содержательную компоненту учебных программ в лучших традициях российской высшей школы.Результаты, достигнутые в этом проекте, могут использоваться не только в системе экологического образования Сибирского региона, но и в целом по России, так как созданные дидактические материалы можно с успехом экстраполировать для любого другого региона.Принципы создания и налаживания эффективной работы разнопрофильных коллективов важны не только в экологическом проектировании («экодизайне»), но и в любых других отраслях сферы образования, следовательно, данные образовательные технологии можно экстраполировать в биологическом, медицинском, сельскохозяйственном, техническом образовании.Представляя собой полностью адаптированный к потребностям российского экологического образования вариант креативных образовательных технологий, МЭБО, являясь продуктом творчества сообщества преподавателей и студентов вузов Сибирского региона, вполне может компенсировать недостаток интерактивных методов в образовании.
^

Оцените статью
Добавить комментарий