14. Чернильницы по соседски — Антон Семенович Макаренко Педагогическая поэма «Педагогическая поэма»: Педагогика;…

  • От :
  • Категории : Без рубрики

Название
Антон Семенович Макаренко Педагогическая поэма «Педагогическая поэма»: Педагогика; Москва; 1981 isbn 1154
страница
14/59
Дата публикации
22.05.2015
Размер
8.05 Mb.
Тип
Документы
edushk.ru > История > Документы
1 … 10 11 12 13 14 15 16 17 … 59
^ Куда ушел Осадчий, мы не знали. Говорили, что он отправился в Ташкент, потому что там вес дешево и можно прожить весело, другие говорили, что у Осадчего в нашем городе дядя, а третьи поправляли, что не дядя, а знакомый извозчик.Я никак не мог прийти в себя после нового педагогического падения. Колонисты приставали ко мне с вопросами, не слышал ли я чего нибудь об Осадчем.– Да что вам Осадчий? Чего вы так беспокоитесь?– Мы не беспокоимся, – сказал Карабанов, – а только лучше, если бы он был здесь. Вам было б лучше…– Не понимаю.Карабанов глянул на меня мефистотельским глазом:– Мабудь, нехорошо, у вас там, на душе…Я на него раскричался:– Убирайтесь от меня с вашими душевными разговорами! Вы что вообразили? Уже и душа в вашем распоряжении?Карабанов тихонько отошел от меня.В колонии звенела жизнь, я слышал здоровый и бодрый тон колонии, под моим окном звучали шутки и проказы между делом (все почему то собирались под моим окном), никто ни на кого не жаловался. И Екатерина Григорьевна однажды сказала мне с таким выражением, будто я тяжелобольной, а она сестра милосердия:– Вам нечего мучиться, пройдет.– Да я и не мучюсь. Пройдет, конечно. Как в колонии?– Я и сама не знаю, как это обьяснить. В колонии сейчас хорошо, человечно как то. Евреи наши – прелесть: они немного испуганы всем, прекасно работают и страшно смущаются. Вы знаете, старшие за ними ухаживают. Митягин, как нянька, ходит: заставил Глейзера вымыться, остриг, даже пуговицы пришил.Да. Значит, все было хорошо. Но какой беспорядок и хлам заполняли мою педагогическую душу! Меня угнетала одна мысль: неужели я так и не найду, в чем секрет? Ведь вот, как будто в руках было, ведь только ухватить оставалось. Уже у многих колонистов по новому поблескивали глаза… и вдруг все так безобразно сорвалось. Неужели все начинать сначала?Меня возмущали безобразно организованная педагогическая техника и мое техническое бессилие. И я с отвращением и злостью думал о педагогической науке:«Сколько тысяч лет она существует! Какие имена, какие блестящие мысли: Песталоцци, Руссо, Наторп, Блонский! Сколько книг, сколько бумаги, сколько славы! А в то же время пустое место, ничего нет, с одним хулиганом нельзя управиться, нет ни метода, ни инструмента, ни логики, просто ничего нет. Какое то шарлатанство».Об Осадчем я думал меньше всего. Я его вывел в расход, записал в счет неизбежных в каждом производстве убытков и брака. Его кокетливый уход еще меньше смущал.Да, кстати, он скоро вернулся.На нашу голову свалился новый скандал, при сообщении о котором я, наконец, узнал, что это значит, когда говорят, что волосы встали дыбом.В тихую морозную ночь шайка колонистов горьковцев с участием Осадчего вступила в ссору с пироговскими парубками. Ссора перешла в драку: с нашей стороны преобладало холодное оружие – финки, с их стороны горячее – обрезы. Бой кончился в нашу пользу. Парубки были оттеснены с того места, где собирается улица, а потом позорно бежали и заперлись в здании сельсовета. К трем часам здание сельсовета было взято приступом, то есть выломаны двери и окна, и бой перешел в энергичное преследование. Парубки повыскакивали в те же двери и окна и разбежались по домам, а колонисты возвратились в колонию с великим торжеством.Самое ужасное было в том, что сельсовет оказался разгромленным вконец, и на другой день в нем нельзя было работать. Кроме окон и дверей были приведены в негодность столы и лавки, разбросаны бумаги и разбиты чернильницы.Бандиты утром проснулись, как невинные младенцы, и пошли на работу. В полдень пришел ко мне пироговский председатель и рассказал о событиях минувшей ночи.Я смотрел с удивлением на этого старенького, щупленького, умного селянина: почему он со мной еще разговаривает, зачем он не зовет милицию, не берет под стражу всех этих мерзавцев и меня вместе с ними?Но председатель повествовал обо всем не столько с гневом, сколько с грустью и больше всего беспокоился о том, исправит ли колония окна и двери, исправит ли столы и не может ли колония сейчас выдать ему, пироговскому председателю, две чернильницы.Я прямо обалдел от удивления и никак не мог понять, чем обьяснить такого «человеческое» отношение к нам со стороны власти. Потом я решил, что председатель, как и я, еще не может вместить в себя весь ужас событий: он просто бормочет что то, чтобы хоть как нибудь «реагировать».Я по себе судил: я сам был только способен кое что бормотать:– Ну, хорошо… конечно, мы все исправим… А чернильницы? Да вот эти можно взять.Председатель взял чернильницы и осторожно собрал в левой руке, прижимая к животу. Это были обыкновенные невыливайки.– Так мы все исправим. Я сейчас же пошлю мастера. Вот только со стеклом придется подождать, пока привезем из города.Председатель посмотрел на меня с благодарностью.– Да нет, можно и завтра. Тогда, знаете, как стекло будет, можно все сразу сделать…– Ага… Ну, хорошо, значит, завтра.Отчего же он все таки не уходит, этот шляпа председатель?– Вы домой сейчас? – спросил я его.– Да.Председатель оглянулся, достал из кармана желтый платок и вытер им совершенно чистые усы. Подвинулся ближе ко мне.– Тут, понимаете, такое дело… Там вчера ваши хлопцы забрали. Та там, знаете, народ молодой… и мой там мальчишка. Ну, народ молодой, для баловства, ни для чего другого, боже борони… Как товарищи, знаете, заводят, ну, и себе ж нужно… Я вже говорил: время такое, правда… что у каждого есть…– Да в чем дело? – спросил я его. – Простите, не понимаю.– Обрез, – сказал в упор председатель.– Обрез?– Обрез же.– Так что?– Ах ты, господи, та я ж кажу: ну баловались, чи што, ну… отож вчера произошло… Так ваши забрали… у моего, и еще там не знаю, може, и потерял кто, бо, знаете, народ выпивший… И где они самогонку эту достают?– Кто народ выпивший?– Ах ты, господи, да кто ж… Да разве там разберешь? Я ж там не був, а разговоры такие, что ваши были все пьяные.– А ваши?Председатель замялся:– Та я ж там не був… Што оно, правда, вчера воскресенье. Та я ж не про то. Дело, знаете, молодое, шо ж, и ваши мальчики, я ж ничего, ну, там… побились, никого ж и не убили и не поранили. Може, с ваших кого? – спросил он вдруг со страхом.– Да с нашими я еще не говорил.– Я не чув… а кто говорит, что были будто выстрелы, два чи три, те вже, мабудь, як тикалы, потому что ваши ж, знаете, народ горячий, а наши деревенские, конешно ж, пока повернулись туда сюда… Хэ хэ э хэ!– Смеется старик и глазки сощурил, ласковый такой и родной родной. Таких стариков «папашами» всегда называют. Смеюсь и я, глядя на него, а в душе беспорядок невыносимый.– Значит, по вашему, ничего страшного – подрались и помирятся?– Вот именно, вот именно, помирятся. Хиба ж, як я молодой був, хиба ж так за девок бились? Моего брата Якова так и до смерти прибили парубки. Вы вот хлопцев позовите, поговорите с ними, чтоб, знаете, больше такого не было.Я вышел на крыльцо.– Позови тех, кто был вчера на Пироговке.– А где они? – спросил меня шустрый пацан, пробегавший по каким то срочным делам по двору.– Не знаешь разве, кто был вчера на Пироговке?– О, вы хитрый… Я вам лучше Буруна позову.– Ну, зови Буруна.Бурун явился на крыльцо.– Осадчий в колонии?– Пришел, работает в столярной.– Скажи ему вот что: вчера наши надебоширили на Пироговке, и дело очень серьезное.– Да, у нас говорили хлопцы.– Так вот, скажи сейчас Осадчему, чтобы все собрались ко мне, тут председатель сидит у меня. Да чтобы не брехали, может очень печально кончиться.В кабинете набилось «пироговцев» полно: Осадчий, Приходько, Чобот, Опришко, Галатенко, Голос, Сорока, еще кто то, не помню. Осадчий держался свободно, как будто с ним ничего не было. При постороннем я не хотел вспоминать старое.– Вы вчера были на Пироговке, были пьяные, хулиганили, вас хотели утихомирить, так вы побили парней, разгромили сельсовет. Так?– Не совсем так, как вы говорите, – выступил Осадчий. – Это действительно, что хлопцы были на Пироговке, а я там три дня жил, потому ж, знаете… Пьяные не были, это неправда. Вот ихний Панас еще днем гулял с Сорокой, и Сорока действительно быв выпивши… немножко, да. Голосу кто то поднес по знакомству. А так все были как следует. И ни с кем мы не заедались, гуляли, как и все. А потом подходит один там, Харченко, ко мне и кричит: «Руки вверх!», а сам обрез на меня. Ну, я ему, правда, и дал по морде. Ну, тут и пошло… Они злы на нас, что девчата с нами больше…– Что ж пошло?– Да ничего, подрались. Если бы они не стреляли, так ничего и не было бы. А Панас выстрелил, и Харченко тоже, ну, за ними и погнались. Мы их бить не хотели, только обрезы поотнимать, а они заперлись. Так Приходько – вы ж знаете его – как двинет…– Двинет! Надвигали! Обрезы где? Сколько?– Два.Осадчий обернулся к Сороке:– Принеси.Принесли обрезы. Хлопцев я отпустил в мастерские. Председатель мялся возле обрезов:– Так как же, можно забрать?– Зачем же? Ваш сын не имеет права ходить с обрезом, и Харченко тоже. Я не имею права отдавать.– Да нет, на что они мне? И не отдавайте, пусть у вас останутся, може, там в лесу когда попугать воров придется. Я к тому, знаете, вы вже не придавайте этому делу… Дело молодое, знаете.– Это… чтоб я никуда не жаловался?– Ну конешно ж…Я рассмеялся:– Да зачем же? Мы по соседски.– Во во, – обрадовался дед, – по соседски… Чего не бывает! Да если все до начальства…Ушел председатель, отлегло от сердца.Собственно говоря, я еще обязан был всю эту историю размазать на педагогическом транспоранте. Но я и хлопцы так были рады, что все кончилось благополучно, что обошлось без педагогики на этот раз. Я их не наказывал; они мне слово дали на Пироговку без моего разрешения не ходить и наладить отношения с пироговскими парубками.
1 … 10 11 12 13 14 15 16 17 … 59
Антон Семенович Макаренко Флаги на башнях
Во «Флагах на башнях» я задался совсем другими целями. Я хотел изобразить тот замечательный коллектив, в котором мне посчастливилось…
Книга для родителей Антон Семенович Макаренко "Книга для родителей"
Воспитывая детей, нынешние родители воспитывают будущую историю нашей страны, и значит, и истоорию мира. Могу ли я на свои плечи…
Педагогическая психология
Педагогическая психология исследует так же закономерности усвоения человеком знаний, умений и навыков. При этом изучается и процесс…
Конспект урока литературы в 8 классе по теме: Поэма «Мцыри» М. Ю….
Поэма «Мцыри» М. Ю. Лермонтова как романтическая произведение. Своеобразие поэмы
Бродский Представление Михаилу Николаеву Поэма Председатель Совнаркома, Наркомпроса, Мининдела!
Психолого-педагогическая поддержка личностного и профессионального…
Психолого-педагогическая поддержка личностного и профессионального самоопределения и самореализации: программа психолого-педагогической…
Сочинение -эссе на тему «Моя педагогическая философия»
Но самое главное-я учитель музыки,и не в музыкальной школе, а в обычной,где надо учить даже тех, «кому медведь на ухо наступил»….
1 Ребенок развивается, формируется как личность под влиянием окружающей…
Дошкольная педагогика как самостоятельная педагогическая наука. Задачи дошкольной педагогики
Социально-педагогическая практика
Арнаутова Елена Павловна – кандидат педагогических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории социального развития ребенка в условиях…
Девятый класс Слово о полку Игореве
А. С. Пушкин. Поэма «Цыганы», «Евгений Онегин». Борис Годунов. Маленькие трагедии
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы
Школьные материалы
При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
edushk.ru

Название Антон Семенович Макаренко Педагогическая поэма «Педагогическая поэма»: Педагогика; Москва; 1981 isbn 1154
страница 14/59
Дата публикации 22.05.2015
Размер 8.05 Mb.
Тип Документы

edushk.ru > История > Документы

1   …   10   11   12   13   14   15   16   17   …   59

^ Куда ушел Осадчий, мы не знали. Говорили, что он отправился в Ташкент, потому что там вес дешево и можно прожить весело, другие говорили, что у Осадчего в нашем городе дядя, а третьи поправляли, что не дядя, а знакомый извозчик.Я никак не мог прийти в себя после нового педагогического падения. Колонисты приставали ко мне с вопросами, не слышал ли я чего нибудь об Осадчем.– Да что вам Осадчий? Чего вы так беспокоитесь?– Мы не беспокоимся, – сказал Карабанов, – а только лучше, если бы он был здесь. Вам было б лучше…– Не понимаю.Карабанов глянул на меня мефистотельским глазом:– Мабудь, нехорошо, у вас там, на душе…Я на него раскричался:– Убирайтесь от меня с вашими душевными разговорами! Вы что вообразили? Уже и душа в вашем распоряжении?Карабанов тихонько отошел от меня.В колонии звенела жизнь, я слышал здоровый и бодрый тон колонии, под моим окном звучали шутки и проказы между делом (все почему то собирались под моим окном), никто ни на кого не жаловался. И Екатерина Григорьевна однажды сказала мне с таким выражением, будто я тяжелобольной, а она сестра милосердия:– Вам нечего мучиться, пройдет.– Да я и не мучюсь. Пройдет, конечно. Как в колонии?– Я и сама не знаю, как это обьяснить. В колонии сейчас хорошо, человечно как то. Евреи наши – прелесть: они немного испуганы всем, прекасно работают и страшно смущаются. Вы знаете, старшие за ними ухаживают. Митягин, как нянька, ходит: заставил Глейзера вымыться, остриг, даже пуговицы пришил.Да. Значит, все было хорошо. Но какой беспорядок и хлам заполняли мою педагогическую душу! Меня угнетала одна мысль: неужели я так и не найду, в чем секрет? Ведь вот, как будто в руках было, ведь только ухватить оставалось. Уже у многих колонистов по новому поблескивали глаза… и вдруг все так безобразно сорвалось. Неужели все начинать сначала?Меня возмущали безобразно организованная педагогическая техника и мое техническое бессилие. И я с отвращением и злостью думал о педагогической науке:«Сколько тысяч лет она существует! Какие имена, какие блестящие мысли: Песталоцци, Руссо, Наторп, Блонский! Сколько книг, сколько бумаги, сколько славы! А в то же время пустое место, ничего нет, с одним хулиганом нельзя управиться, нет ни метода, ни инструмента, ни логики, просто ничего нет. Какое то шарлатанство».Об Осадчем я думал меньше всего. Я его вывел в расход, записал в счет неизбежных в каждом производстве убытков и брака. Его кокетливый уход еще меньше смущал.Да, кстати, он скоро вернулся.На нашу голову свалился новый скандал, при сообщении о котором я, наконец, узнал, что это значит, когда говорят, что волосы встали дыбом.В тихую морозную ночь шайка колонистов горьковцев с участием Осадчего вступила в ссору с пироговскими парубками. Ссора перешла в драку: с нашей стороны преобладало холодное оружие – финки, с их стороны горячее – обрезы. Бой кончился в нашу пользу. Парубки были оттеснены с того места, где собирается улица, а потом позорно бежали и заперлись в здании сельсовета. К трем часам здание сельсовета было взято приступом, то есть выломаны двери и окна, и бой перешел в энергичное преследование. Парубки повыскакивали в те же двери и окна и разбежались по домам, а колонисты возвратились в колонию с великим торжеством.Самое ужасное было в том, что сельсовет оказался разгромленным вконец, и на другой день в нем нельзя было работать. Кроме окон и дверей были приведены в негодность столы и лавки, разбросаны бумаги и разбиты чернильницы.Бандиты утром проснулись, как невинные младенцы, и пошли на работу. В полдень пришел ко мне пироговский председатель и рассказал о событиях минувшей ночи.Я смотрел с удивлением на этого старенького, щупленького, умного селянина: почему он со мной еще разговаривает, зачем он не зовет милицию, не берет под стражу всех этих мерзавцев и меня вместе с ними?Но председатель повествовал обо всем не столько с гневом, сколько с грустью и больше всего беспокоился о том, исправит ли колония окна и двери, исправит ли столы и не может ли колония сейчас выдать ему, пироговскому председателю, две чернильницы.Я прямо обалдел от удивления и никак не мог понять, чем обьяснить такого «человеческое» отношение к нам со стороны власти. Потом я решил, что председатель, как и я, еще не может вместить в себя весь ужас событий: он просто бормочет что то, чтобы хоть как нибудь «реагировать».Я по себе судил: я сам был только способен кое что бормотать:– Ну, хорошо… конечно, мы все исправим… А чернильницы? Да вот эти можно взять.Председатель взял чернильницы и осторожно собрал в левой руке, прижимая к животу. Это были обыкновенные невыливайки.– Так мы все исправим. Я сейчас же пошлю мастера. Вот только со стеклом придется подождать, пока привезем из города.Председатель посмотрел на меня с благодарностью.– Да нет, можно и завтра. Тогда, знаете, как стекло будет, можно все сразу сделать…– Ага… Ну, хорошо, значит, завтра.Отчего же он все таки не уходит, этот шляпа председатель?– Вы домой сейчас? – спросил я его.– Да.Председатель оглянулся, достал из кармана желтый платок и вытер им совершенно чистые усы. Подвинулся ближе ко мне.– Тут, понимаете, такое дело… Там вчера ваши хлопцы забрали. Та там, знаете, народ молодой… и мой там мальчишка. Ну, народ молодой, для баловства, ни для чего другого, боже борони… Как товарищи, знаете, заводят, ну, и себе ж нужно… Я вже говорил: время такое, правда… что у каждого есть…– Да в чем дело? – спросил я его. – Простите, не понимаю.– Обрез, – сказал в упор председатель.– Обрез?– Обрез же.– Так что?– Ах ты, господи, та я ж кажу: ну баловались, чи што, ну… отож вчера произошло… Так ваши забрали… у моего, и еще там не знаю, може, и потерял кто, бо, знаете, народ выпивший… И где они самогонку эту достают?– Кто народ выпивший?– Ах ты, господи, да кто ж… Да разве там разберешь? Я ж там не був, а разговоры такие, что ваши были все пьяные.– А ваши?Председатель замялся:– Та я ж там не був… Што оно, правда, вчера воскресенье. Та я ж не про то. Дело, знаете, молодое, шо ж, и ваши мальчики, я ж ничего, ну, там… побились, никого ж и не убили и не поранили. Може, с ваших кого? – спросил он вдруг со страхом.– Да с нашими я еще не говорил.– Я не чув… а кто говорит, что были будто выстрелы, два чи три, те вже, мабудь, як тикалы, потому что ваши ж, знаете, народ горячий, а наши деревенские, конешно ж, пока повернулись туда сюда… Хэ хэ э хэ!– Смеется старик и глазки сощурил, ласковый такой и родной родной. Таких стариков «папашами» всегда называют. Смеюсь и я, глядя на него, а в душе беспорядок невыносимый.– Значит, по вашему, ничего страшного – подрались и помирятся?– Вот именно, вот именно, помирятся. Хиба ж, як я молодой був, хиба ж так за девок бились? Моего брата Якова так и до смерти прибили парубки. Вы вот хлопцев позовите, поговорите с ними, чтоб, знаете, больше такого не было.Я вышел на крыльцо.– Позови тех, кто был вчера на Пироговке.– А где они? – спросил меня шустрый пацан, пробегавший по каким то срочным делам по двору.– Не знаешь разве, кто был вчера на Пироговке?– О, вы хитрый… Я вам лучше Буруна позову.– Ну, зови Буруна.Бурун явился на крыльцо.– Осадчий в колонии?– Пришел, работает в столярной.– Скажи ему вот что: вчера наши надебоширили на Пироговке, и дело очень серьезное.– Да, у нас говорили хлопцы.– Так вот, скажи сейчас Осадчему, чтобы все собрались ко мне, тут председатель сидит у меня. Да чтобы не брехали, может очень печально кончиться.В кабинете набилось «пироговцев» полно: Осадчий, Приходько, Чобот, Опришко, Галатенко, Голос, Сорока, еще кто то, не помню. Осадчий держался свободно, как будто с ним ничего не было. При постороннем я не хотел вспоминать старое.– Вы вчера были на Пироговке, были пьяные, хулиганили, вас хотели утихомирить, так вы побили парней, разгромили сельсовет. Так?– Не совсем так, как вы говорите, – выступил Осадчий. – Это действительно, что хлопцы были на Пироговке, а я там три дня жил, потому ж, знаете… Пьяные не были, это неправда. Вот ихний Панас еще днем гулял с Сорокой, и Сорока действительно быв выпивши… немножко, да. Голосу кто то поднес по знакомству. А так все были как следует. И ни с кем мы не заедались, гуляли, как и все. А потом подходит один там, Харченко, ко мне и кричит: «Руки вверх!», а сам обрез на меня. Ну, я ему, правда, и дал по морде. Ну, тут и пошло… Они злы на нас, что девчата с нами больше…– Что ж пошло?– Да ничего, подрались. Если бы они не стреляли, так ничего и не было бы. А Панас выстрелил, и Харченко тоже, ну, за ними и погнались. Мы их бить не хотели, только обрезы поотнимать, а они заперлись. Так Приходько – вы ж знаете его – как двинет…– Двинет! Надвигали! Обрезы где? Сколько?– Два.Осадчий обернулся к Сороке:– Принеси.Принесли обрезы. Хлопцев я отпустил в мастерские. Председатель мялся возле обрезов:– Так как же, можно забрать?– Зачем же? Ваш сын не имеет права ходить с обрезом, и Харченко тоже. Я не имею права отдавать.– Да нет, на что они мне? И не отдавайте, пусть у вас останутся, може, там в лесу когда попугать воров придется. Я к тому, знаете, вы вже не придавайте этому делу… Дело молодое, знаете.– Это… чтоб я никуда не жаловался?– Ну конешно ж…Я рассмеялся:– Да зачем же? Мы по соседски.– Во во, – обрадовался дед, – по соседски… Чего не бывает! Да если все до начальства…Ушел председатель, отлегло от сердца.Собственно говоря, я еще обязан был всю эту историю размазать на педагогическом транспоранте. Но я и хлопцы так были рады, что все кончилось благополучно, что обошлось без педагогики на этот раз. Я их не наказывал; они мне слово дали на Пироговку без моего разрешения не ходить и наладить отношения с пироговскими парубками.

1   …   10   11   12   13   14   15   16   17   …   59

Антон Семенович Макаренко Флаги на башнях
Во «Флагах на башнях» я задался совсем другими целями. Я хотел изобразить тот замечательный коллектив, в котором мне посчастливилось…
Книга для родителей Антон Семенович Макаренко "Книга для родителей"
Воспитывая детей, нынешние родители воспитывают будущую историю нашей страны, и значит, и истоорию мира. Могу ли я на свои плечи…
Педагогическая психология
Педагогическая психология исследует так же закономерности усвоения человеком знаний, умений и навыков. При этом изучается и процесс…
Конспект урока литературы в 8 классе по теме: Поэма «Мцыри» М. Ю….
Поэма «Мцыри» М. Ю. Лермонтова как романтическая произведение. Своеобразие поэмы
Бродский Представление Михаилу Николаеву Поэма Председатель Совнаркома, Наркомпроса, Мининдела!

Психолого-педагогическая поддержка личностного и профессионального…
Психолого-педагогическая поддержка личностного и профессионального самоопределения и самореализации: программа психолого-педагогической…
Сочинение -эссе на тему «Моя педагогическая философия»
Но самое главное-я учитель музыки,и не в музыкальной школе, а в обычной,где надо учить даже тех, «кому медведь на ухо наступил»….
1 Ребенок развивается, формируется как личность под влиянием окружающей…
Дошкольная педагогика как самостоятельная педагогическая наука. Задачи дошкольной педагогики
Социально-педагогическая практика
Арнаутова Елена Павловна – кандидат педагогических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории социального развития ребенка в условиях…
Девятый класс Слово о полку Игореве
А. С. Пушкин. Поэма «Цыганы», «Евгений Онегин». Борис Годунов. Маленькие трагедии

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:

Школьные материалы

Школьные материалы
При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
edushk.ru

антон семенович макаренко флаги,родителей антон семенович макаренко,психолого-педагогическая поддержка личностного,школьные материалы школьные материалы,закономерности усвоения человеком знаний,isbn страница дата публикации,преобладало холодное оружие финки,кабинете набилось пироговцев полно,сельсовет оказался разгромленным вконец,трем часам здание сельсовета

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Планы мероприятий
Игра викторина по ЭКОЛОГИИ-10 класс

  Цель игры «Викторина по экологии» : углубить экологические знания Весь класс разбит на четыре команды по 6 человек. Время обдумывания ответа -1 минута. Ведущий читает высказывания великих людей с паузами , там , где пропущены слова. Команды должны вставить эти слова «Оценивать … только по стоимости её материальных богатств- …

Задания
Хирургия и Реаниматология. Тесты. Методическое пособие

Тестовые задания. Хирургия и Реаниматология.   Профилактика хирургической инфекции. Инфекционная безопасность в работе фельдшера   Обезболивание   Кровотечение и гемостаз   Переливание крови и кровозаменителей, инфузионная терапия   Десмургия   Ведение больных в полеоперационном периоде   Синдром повреждения. Открытые повреждения мягких тканей. Механические повреждения костей, суставов и внутренних органов   …

Планы занятий
Профориентационный тест Л.А. Йовайши на определение склонности человека к тому или иному роду деятельности

ПРОФЕССИЯ – это вид трудовой деятельности человека, который требует определенного уровня знаний, специальных умений, подготовки человека и при этом служит источником дохода. Профессиональная принадлежность – одна из важнейших социальных ролей человека так как, выбирая профессию, человек выбирает себе не только работу, но и определенные нормы, жизненные ценности и образ жизни, …