Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости




Скачать 476.9 Kb.
Название Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости
страница 1/5
Дата публикации 01.07.2016
Размер 476.9 Kb.
Тип Рассказ
edushk.ru > Астрономия > Рассказ
  1   2   3   4   5
Из города.
Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости крыс, выходящих на поиск пищи тогда, когда люди скрываются в постелях от слепящей силы тьмы; я мог бы поведать о бесшумности охотящейся рыси, перелетающей сгустком сумерек с ветки на ветку и наземь; я бы рассказал вам о вашем страхе, делающем вас беззащитнее мыши в зубах ежа, когда сердце замирает в предчувствии чего-то безумно нового, переживание чего принесет потерю всего, что знал раньше. Захотели бы вы это узнать? Не думаю. Плата за это будет слишком высокой. Закон познания возьмет ваш прежний разум, и остаток жизни вы будете скитаться в бесполезной попытке объяснить остальным то, что узнали сами. Вы будете представлять интересный случай для психиатров, психоаналитиков, психологов, сумасшедших писателей, безумных философов и прочих специалистов в необъяснимом. Вам не нужно, и более того, для вас опасны мои знания. Что ж, никаких претензий, каждому свое. Мне знание, Вам предчувствие необычайного, страх, тревоги и догадки. Не бойтесь, я никогда не расскажу то, что не стоит вам знать. Из-за чего? Только из человеколюбия. Это часто звучит необычно даже для человека и уж совсем дико для того, кем являюсь я.

Начнем же с самого начала нынешнего периода моей жизни.

Земля треснула и разошлась. Жирный чернозем с чавкающим звуком помог явиться мне в средний мир. Я выкатился на мокрую траву и лег среди упругих стеблей. Сквозь шум в ушах услышал, как рядом сомкнулась трещина, доходящая до самых раскаленных глубин планеты. Шум успокоился, я перевернулся на спину. Черное небо, звезды, похожие на рассыпанную по смоле соль, крик перепелов, треск соловьев в кустах. Звезды иногда падали, задетые то ли плечом неосторожного ангела, то ли метлой демона. Замечательно! Я свернулся в позе нерожденного человечка и закрыл глаза, предвкушая новую жизнь на Земле.

То, что произошло со мной далее, является по большей части делом небыстрым, иногда скучным и не представляющим большого интереса. Бесприютным и невидимым отправился я скитаться в поисках своего тела. Иногда такой поиск сопровождается разными событиями, вроде того, что на одно тело в силу каких-то причин объявляется два, а иногда и больше претендентов. В таких случаях, бывшему единственному владельцу тела, то есть душе, остается только наблюдать, как его обиталище превращается в коммуналку, а бедное тело носится по свету, раздираемое страстями и желаниями. Ужас, что происходит! На поиск своего тела может уйти от года до трех. Здесь вообще бывает масса забавного. Иногда поиск затягивается и тело (человек или животное, все равно) успевает умереть. Приходится ждать новой возможности вселиться куда-либо. Мне повезло, свое я нашел довольно быстро – за полтора года. Огляделся, ничего особенного. Тело, как тело, человеческое, без выраженных патологий. Присмотрелся к разуму, благо тот уже достаточно сформировался – двадцать два года все же. Неплохой вариант: интересуется музыкой, отчасти философией, психологией. Пишет стихи, не лишенные оригинальности, иногда сочиняет что-то под гитару. В число интересов также входят женщины и выпивка. Подходящий вариант для развивающейся творческой личности. Из такого материала часто вырастают таланты, хотя сплошь и рядом бывает, что они спиваются или подхватывают на заре юности что-нибудь неизлечимое вроде СПИДа или еще какую гадость. Также часто бывает, что талант гаснет, не успев окрепнуть.

- Не бойся, - подумал я. – Я не дам тебе пропасть. Это не в моих правилах. Мы с тобой еще погуляем и поцветем, как орхидея Минерва на излете июля!

История, которую я собираюсь рассказать произошла летом 20.. года. Это было на одиннадцатой ежегодной конференции …-ого общества, проходившей в Санкт-Петербурге во второй половине июня. Меня направили туда от завода, где я работал в ту пору. В Питер я прилетел на самолете, хоть это и встало чуть не в половину всей моей наличности. Хорошо, что поездка оплачивалась не из своего кармана и о тратах можно было не беспокоиться.

Чувство полета и отрыва от земли. Я-то давно знаю, как это бывает. Я помню, как это бывает без самолета, когда ты паришь выше облаков и смотришь вниз, в разрывы пелены, на спящую землю, города с их ночной суетой в поисках мелких удовольствий, бескрайные поля и леса – источники силы для всего живого, задумчивые озера – глаза земли, в которых матово отражается полночное небо, облака, похожие на веки, за которыми земля прячется от космоса. Кстати, то было время белых ночей и солнце так и не спряталось за горизонтом. С высоты десяти тысяч метров его можно было наблюдать в течение всего, длившегося около часа полета. Красным, словно набухшим кровью шаром, оно висело над линией очерчивающей край видимой земли. Не знаю почему, но глядя на него вспоминалось, что отсюда недалеко русский север, где жили поморы, строились красивые деревянные дома с резными наличниками окон, на которых сплетались воедино деревянные символы небосвода, солнца, луны, подземного мира. Символы, пришедшие из того времени, когда живые люди еще помнили, что они живут в живом мире.

Полет продолжался. Верхом на метле неподалеку от нашего серебристого самолета пролетела молодая ведьма с распущенными волосами цвета углей в костре. Оглядела внимательно лайнер. Увидев меня, торчащего за стеклом иллюминатора, радостно замахала руками, как сумасшедшая, послала воздушный поцелуй. Потом заложила в восторге такой рискованный поворот, что я даже испугался за нее, но она, как ни в чем не бывало, продолжала размахивать голыми руками и ногами. Узнала меня. Мы встречались с ней на одном из шабашей в 1328 году возле Геклы. Ее зовут Плава. У подобных созданий имена не значат ничего, это просто созвучье, от которого во рту остается привкус, а в груди легкое волнение, по которому они и отличаются друг от друга. Я вспомнил, у нее мягкие губы и низкий, чуть хрипловатый голос. Когда она радуется чему-то, он вибрирует у нее, как шестая струна на гитаре. Вот и сейчас тоже наверное вибрировал, она кричала мне, широко раскрывая рот, но толстые стекла иллюминатора надежно скрывали ее слова. Она родом откуда-то из-под Дублина, а может Йоркшира. Рыжие ведьмы, они почти все оттуда, из Ирландии или Британии. Она описала несколько кругов на своей растрепанной метле, махнула на прощание рукой и умчалась на северо-запад.

- В Исландию или Скандинавию, - решил я. – Там в это время собирается веселый народ. Белые ночи притягивают всех, как фонарь бабочек.

- Удачи, - сказал я так, чтобы меня услышала только она, - всем привет, повеселитесь за меня вволю.

Она понимающе кивнула мне, обернувшись через плечо. Улыбнулась, подбадривая и скрылась в красной закатной стене.

- Счастливая, - позавидовал я, откинувшись на спинку кресла и прихлебывая принесенное стюардессами пиво.

Как замечательно было лететь сейчас вот так же над облаками и знать, что ты свободен и твои перемещения не ограничены салоном самолета, знать, что ты можешь подниматься в холод стратосферы или опускаться к самой земле и лететь, задевая ногами ночную траву, скользить над зеркалами рек и озер, которые в безветренные лунные ночи тихи и прозрачны, покрикивать сидящим в ветвях ив русалкам, заглядывать на лету в глухие омуты, где сидят водяные, поглаживая по бокам огромных рыбин, служащим им лошадями, за которых разгневанный хозяин воды может утащить на дно любого рыбака, покусившегося на его любимцев. Но вы ведь не знаете этих радостей, я жалею вас.

Впрочем, я тоже лишен их сейчас. На земле я в ссылке. В ссылке за то, что до этого недостаточно активно участвовал в насаждении зла во Вселенной. Иначе говоря лень. Честно говоря, это еще не самое страшное из преступлений. Гораздо страшнее было бы, если б узнали истинную причину моего бездействия. Так всё списали на ленность и бестолковость. На деле же за всем этим стояли грехи гораздо более ужасные – нежелание противопоставлять себя Творцу и человеколюбие. Дознайся мои судьи до них, и мне не избежать бы таких условий, по сравнению с которыми мое нынешнее положение просто подарок судьбы. Иногда приходиться радоваться, что я и мне подобные лишены всезнания. А ведь именно всезнания и всемогущества добивались мы, когда подняли наш великий бунт.

Я помню, как пошли на штурм небесной цитадели наши легионы, опьяненные верой в непогрешимость замыслов вождя и собственные силы. Мы были молоды и горячи, нам хотелось действия, а какое действие ближе всего для тех, кто в силу молодости еще ничего не умеет? Бунт. И мы собрались вместе, чтобы пойти за тем, кто смог увлечь нас мыслью о нашем величии. Это не было неправдой, собравшись вместе мы были велики и почти непобедимы. Если бы вы только могли видеть ряды наших копий, стоящих чаще, чем трава на лугу; если бы вы могли взглянуть на ряды наших щитов, блистающих и сомкнутых так плотно, что между ними не просочиться даже пустота. Мы стояли, в черном металлическом блеске наших доспехов, как в сиянии собственной силы. Я помню нас, заполнивших такое пространство, что только в одном, самом маленьком его уголке могли бы разместиться сотни галактик. Я помню наше величие, горящие глаза, боевой клич, потрясавший всю Вселенную от края до края. Из памяти не вычеркнуть тяжесть адамантового меча в правой руке, витых черных браслетов, стянувших запястья и космического холода, идущего от шлема на голове.

Мы ринулись, как водопад, как лавина, сходящая с гималайского восьмитысячника. Казалось, ничто не сможет устоять на нашем пути. Но небесная цитадель устояла, лишь дрогнула чуть заметно. Мы на секунду остановились, потрясенные, не веря, что есть сила, сравнимая с нами. Оправившись, мы ринулись в бой снова. Тот же результат. Невозможно сосчитать, сколько раз мы переходили в атаку и были отброшены назад. Времени тогда не существовало, поэтому неизвестно, сколько миллионов лет или долей секунд это продолжалось. После последнего броска из-за стен цитадели поднялась сила того, кто по нашему замыслу должен быть сброшен с престола. Это была великая битва, мы напрягали все силы, стараясь найти малейшую щель в рядах противника. Но тщетно. Наши мускулы трещали и рвались от неимоверного напряжения. Нас не надо было подгонять идти вперед. Каждый из нас заранее знал, на что идет и каким может быть наказание за мятеж. Судороги сводили наши тела, руки немели. Мы делали все, что могли, но он был сильнее, и, сначала медленно, потом быстрее, мы стали отступать. Слезы наворачивались на глаза, мы увидели, что наступил час нашего неминуемого поражения. И вот противник навалился всей мощью и низверг нас с небес. Крики, стоны и плач заполнили Вселенную. Мы падали, ломая крылья, разбивая о камни головы и плечи и проклинали низвергшего нас с вершин славы и величия. На самых высоких вершинах Земли, среди вечного льда и ветров, холодных, как время, мы клялись друг другу в вечной ненависти к Нему, лившейся из многочисленных ран кровью, скрепляя клятвы. Величайшая трагедия мироздания свершилась.

Все так и было, как я говорю. Верьте мне. Я не был одним из великих в той битве, но я знаю столько же, сколько и остальные. И поэтому верьте мне.

С тех пор прошло много времени. Это было меньше, чем вечность, но хватило для раздумий и выводов. Я больше не чувствую зла на Творца и его творения. Зачем мне злиться на него, ведь это он сотворил меня в свое время, он - мой отец. Другие так хотели это забыть, что многим это почти удалось. Мне же нравится сделанное им – земля, солнце, луна, люди, я сам, наконец. Осмысление этого заняло много времени, ну так что ж, лучше поздно, чем никогда. Конечно от этого понимания у меня не появятся завтра за спиной крылья, белые, как шапка Эльбруса. Но пока я жив, нет ничего невозможного. Я и мне подобные развиваются, размышляя и приходя в таких размышлениям к разным выводам. Пусть даже эти выводы и похожи на клятвопреступление. Я ведь столько времени был под командой отца лжи…

Кстати, я понял, почему низвергший нас в своем всемогуществе не уничтожит дьявола. Просто он, победитель, любит его. Своего самого злейшего из врагов, безнадежно испорченного, мертвого для всякого добра, навеки потерянного своего сына он любит. И не переставал любить никогда, как бы трагично для него это не было. Отец должен любить своих детей. Он мучается, стонет неслышными стонами, наполняя весь свет беспросветной тоской по потерянному ребенку, сотрясаясь в рыданиях, роняя слезы прямо в бездну космоса, где люди принимают их за кометы. Мне жаль его, размеры его горя неизмеримы и неподвластны излечению временем.

Страшно даже подумать, какой трагедией может стать для него Судный день, когда все это должно будет закончиться и возлюбленный враг его будет ввергнут в бездну…

Не понимаю, почему июньские ночи в Питере называют «белыми». Где здесь можно разглядеть белизну? В воздухе от заката и до зари висит какая-то серость, вроде тумана. Вот дальше на север, в Карелии, северной Финляндии, Норвегии, Ньюфаундленде с Исландией, в конце концов, ночи действительно белые. Хотя, может быть, здесь играет некоторую роль моя нелюбовь к этому городу. Больной он. Как на больном месте появился двести лет назад, так и вырос нездоровым. Будто некое красивое, но ядовитое растение, что может жить только в оранжерее, пока хрупкое стекло защищает его от зимы и вьюг. И красоты и яда здесь достаточно для десятка крупных городов. Гуляя по нему, нельзя не заметить, что внешняя красота, поддерживаемая неутомимыми малярами и штукатурами, оборачивается своей разлагающейся изнанкой, стоит только зайти в переулок и взглянуть на все эти великолепные фасады сзади. Когда-то здесь были болота, трясина и вечное подземное гниение. Царь Петр не любил природу, его более влекло железо и обрубки деревьев. Конечно, он не почувствовал всей несуразности строительства здесь новой столицы. Слишком был зашорен делами человеческими. Впрочем, достаточно об этом.

Из самолета нас выгрузили в эту самую питерскую серость около часу ночи. За те деньги, что пришлось заплатить, чтобы добраться до гостиницы из Пулково можно было съездить в Москву и обратно. Заселение в гостиницу прошло нормально. С утра до вечера следующего дня ничего стоящего не происходило: завтрак, доклады, обед, доклады… Все как обычно бывает на таких сборищах.

Веселее стало когда всех повезли на торжественный ужин. Я давно уже не был ни на каких торжественных мероприятиях высокого ранга. Нет, конечно, в свое время довелось присутствовать и на великолепных обедах у бухарских эмиров, продолжавшихся не один день, когда перед глазами проходили сотни блюд, золотые подносы, умащенные благовониями невольницы, уставшие от томления вдали от мужчин, головы врагов эмира, висящие здесь же на копьях, тяжелые золотые ткани… Можно вспомнить и трапезы при дворе французских королей, не жалевших для хорошего пира ни денег, ни яда. Обжорство в Риме периода упадка, когда сумасброды и конченные типы, вроде Нерона и Калигулы, установили эталон роскоши и разврата на два тысячелетия вперед.

Но что толку в пустых воспоминаниях, от них только размягчаешься и утрачиваешь ощущение будущего. Я уже отвык от роскоши. Сейчас в распоряжение участников конференции был отдан парк на берегу Малой Невки. Трава, забор, гранитная набережная. Всего около трехсот метров вдоль берега и около сотни в ширину. В центре павильон с одной стеклянной стеной, выходящей на реку. Павильон разделен на три части. В одной стояли столы со всякой всячиной, какой я давно не ел: семга, балык, ананасы, черешня, икра, и много чего еще. Хотя в целом к еде я отношусь равнодушно, тут не мог не отдать должное представленным деликатесам. Вторая часть павильона была чем-то вроде холла. С гобеленом, где был представлен сидящий под вековым дубом Атилла, погруженный в мрачные размышления, на одной из стен, и четырехметровыми зеркалами на двух других, четвертая, как я уже говорил, была стеклянная. Тут же стояли диваны, кресла, столики, где можно было сесть с бокалом вина и тарелкой еды, расслабиться, пообщаться. Любимого мною шампанского и других сладких вин не было. Пришлось довольствоваться хорошей водкой, которой было в избытке. В третьей части был зал, где и развернулись самые интересные события того вечера.

Ужин начался с того, что я познакомился с участницей конференции, которую до этого не встречал.
  1   2   3   4   5

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости icon Инструкция: Предлагаемый перечень вопросов поможет Вам выбрать профессию
Подумайте, перед тем как ответить. На каждый вопрос постарайтесь дать как можно более точный ответ. Если Вы не раз убеждались, что...
Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости icon Роман Селюков Бросить курить или «Как победить в погоне за удовольствиями» Ставрополь 2008
Конечно, как хотите, дело ваше, но я вам советую от этих вещей держаться подальше… я вам этого даже объяснить не могу, я только чувствую,...
Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости icon Инструкция: Вам предлагается список характеристик. Следует внимательно...

Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости icon Я хочу вам рассказать о любимом поэте С. А. Есенине (Творчество Есенина...
Тема: я хочу вам рассказать о любимом поэте С. А. Есенине (Творчество Есенина — цикл уроков, объединенных в единое целое)
Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости icon Учебник творчества для 1 4 классов общеобразовательных учреждений...
Так и получилось то, что у нас получилось, пока без шлифовки, которую можно будет сделать, если будет принято решение о публикации...
Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости icon Что вам известно о жизни и творчестве И. С. Тургенева?
Что вам известно о жизни и творчестве И. С. Тургенева? С какими его произведениями вы знакомы?
Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости icon Учитель изо и черчения маоу домодедовского лицея №3
...
Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости icon Зачем нужна финансовая грамотность?
Если вы будете готовы проявить гибкость, останетесь открытыми для новых идей, перемены сделают вас богаче. Но если вы полагаете,...
Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости icon Школьная открытая конференция юных исследователей «Умка» «Моё увлечение плаванием»
Меня зовут Чернышов Влад. Я учусь в 1 в классе. Я хочу вам рассказать о своём увлечении плаванием
Если бы вы только захотели, я мог бы рассказать вам, что стоит за стенами темноты, спускающейся на землю каждую ночь; я бы рассказал Вам о причинах смелости icon Программа Go!Zilla. Программа GetRight
Допустим, вас все это мало беспокоит, поскольку вы качаете только обновления к антивирусам и мелкие утилиты. Но даже если в 99% случаев...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
edushk.ru
Главная страница

Разработка сайта — Веб студия Адаманов